Доступность ссылки

Олег Панфилов: Путин в формате 3D


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

В интернете чего только не увидишь. В последнее время появилось много коллажей, составленных из фотографий Путина разных лет. На них вроде и Путин, но везде какой-то разный: то мочки ушей отличаются, то лобовые кости, с глазами и скулами – вообще проблема. В последние месяцы Путин медленно превращался в представителя монголоидной расы – с узким разрезом глаз, выпирающими скулами, округленностью лица. Даже без фотографий, а по репортажам можно заметить, что часто Путин появляется в разной «расфасовке»: в Европе – один Путин, испуганный, с плаксивым лицом и бегающими глазами, дома – грозный вождь, настоящий правитель, «сильная рука».

Кажется, что все происходит в каком-то придуманном мире. Верить не хочется, но глаза не могут обманывать. Конечно, можно предположить, что врачи методично, хотя бы раз в месяц что-то от Путина отрезают или что-то ему пришивают – от другого чекиста, чтобы прижилось. В реальности не может человек быть одним во Франции или Китае, а в Москве, Санкт-Петербурге или в Душанбе – другим. Иногда похож, если во время визита не надо что-то просить или оправдывать, иногда совсем не похож – если Путин кому-то угрожает. Конечно, могут быть ситуации, когда нет настроения, матрас в президентском самолете жесткий, не выспался, с Медведевым повздорил или с Алиной.

Когда смотришь список зарубежных поездок Путина, то понимаешь, что их количество не может быть объяснением того, тот или не тот Путин ездил, но на кое-какие размышления наводит. Например, первые два срока он был достаточно активен и совершал в среднем по 15-20 поездок в год. Практически всегда поездки делились на внутренние – по постсоветскому пространству, и в западные страны, их было всегда меньше. Путин стал меньше ездить в свой третий срок – в 2012-м было десять поездок, в 2013-м – одиннадцать. В 2014 году из 24 поездок около половины были в постсоветские страны, в нынешнем году посетил только четыре страны. Столько же, сколько Путин успел посетить в 2008 году в последние месяцы своего второго срока. Кстати, самыми посещаемыми странами с 2000 года были Украина – 15 раз, и Германия – 11 раз, чуть меньше – Франция, Китай и Казахстан.

С трудом себе представляю, как Ангела Меркель вскрикивает в ужасе от увиденного «не настоящего» Путина и тут же делает заявление. Единственное, что могла себе позволить федеральный канцлер, так только отметить некую неадекватность в поведении российского президента

Я не собираюсь устраивать конспирологический турнир для определения лучшей версии о том – «настоящий ли царь», но приведенный список свидетельствует не столько о количестве возможностей раскрыть обман, сколько о качественной работе протокольной службы и службы охраны, ФСО. Но и в этом случае учитываются этические особенности государственных визитов, когда появляющиеся подозрения надо или доказать и устроить международный скандал, или свыкнуться с тем, кто стоит или сидит рядом с вами. С трудом себе представляю, как Ангела Меркель вскрикивает в ужасе от увиденного «не настоящего» Путина и тут же делает заявление. Единственное, что могла себе позволить федеральный канцлер, так только отметить некую неадекватность в поведении российского президента. Ну и не счесть западных лидеров, которые успели сравнить Путина с Гитлером.

Не думаю, что есть повод утверждать и сожалеть о том, что раньше Путин был нормальный, а теперь – нет. Вначале, первые год-два он привыкал, много говорил о роли демократии в современном мире, рассуждал о свободе слова и правах человека. Потом – плюнул. Посчитал, что не к чему ерундой заниматься, а надо сразу, без промедления приступать к созданию «русского мира», поднимать россиян с колен, запугать непокорных соседей, восстановить традиции советской пропаганды. Теперь он не тот застенчивый парень, введенный Борисом Ельциным за руку в президентский кабинет. Со временем становится понятно, что на самом деле не ельцинская, а какая-то другая неведомая рука вела Путина все последние годы, чтобы посадить в главный кабинет страны. Это американские президенты любят хвалиться, что карьеру начинали с чистки туфель на улице. У Путина служебный рост был иным, часто подпадающим под Уголовный кодекс. Чекисты вообще любят собирать компромат, чтобы потом, часто – всю жизнь шантажировать подопечных.

В октябре 2011 года мир увидел Путина другим. На пресс-конференции в Украине он вышел с большим количеством – в несколько слоев – тонального крема на лице, закрашивающего огромный синяк под левым глазом. Вид и поведение Путина тогда было странным – он как-будто первый раз попал на свою пресс-конференцию. Журналисты вовсю обсуждали внешние изменения, хирурги предположили, что Путин перенес пластическую операцию. Тогда же появилось предположение, что врачи сделали несколько инъекций ботокса – в лоб, нижние веки и в скулы. Но никто так и не мог объяснить или предположить – зачем.

Вроде бы человек спортивный, проблем с посещением территорий со свежим воздухом нет, лучшие косметологи мира всегда готовы оказать помощь. Почему за полгода до своего третьего президентского срока Путин решил изменить внешний вид? И за два года до официального развода с Людмилой Путиной, с которой они прекратили появляться вместе с 2009 года. Единственное совместное и показательное появление четы Путиных было явно задумкой пиарщиков – Людмила и Владимир отвечали на вопросы сотрудника кампании по переписи населения: Путины появились в 11-минутном ролике пресс-службы правительства в одежде одинакового мышиного цвета, в помещении явно гостиничного или больничного типа. Людмила была уже без обручального кольца, изредка подозрительно посматривала на сидящего рядом мужчину, который на нее практически не смотрел.

С того времени в поведении Путина обнаружились до того неизвестные качества – он вдруг обнаружил в себе талант пианиста и певца, стал более угрюмым и замкнутым. Если же и смеялся, то получалось нелепо – глаза, и без того узкие, сужались в щелочки, скулы начинали выпирать и лосниться, то ли от пота, то ли от ботокса. По наблюдениям журналистов, Путин перестал говорить по-немецки. Все остальное было как прежде: пиарщики заставляли его нырять за вычищенными до музейного блеска амфорами, дрессировать в Хакасии снежного барса, отловленного в Красноярском крае, указывать путь стерхам, которые совсем не хотели летать за тарахтящим мотодельтапланом Путина.

Можно с уверенностью написать, что с октября 2011 года Путин совсем не свой

Но можно с уверенностью написать, что с октября 2011 года Путин совсем не свой. Уже не так фонтанирует путинский жлобский юмор – про «отрезать», «замочить», «сопли», «пыль» с употреблением дворовых эвфемизмов. Даже удивительно, что нынешний Путин почти не ругается. Нет, он может еще коряво что-то ввернуть, но нет уже такого блатного блеска в его словах. «Прямые разговоры» с Путиным превратились в хорошо отрепетированные и записанные загодя монологи. Война в Украине показала, что Путин вообще не понимает, что там происходит, выдавая дежурные заученные фразы про «русскоязычных», «русский мир» и «киевскую хунту». Его последний шедевр о «русском городе Херсонесе» произвел неизгладимый эффект даже у видавших виды кремлевских историков.

Я не знаю, кто сейчас Путин. Или кто работает Путиным. Мне интересны детали его поведения, изменения во внешнем виде и его высказывания, существенно отличающиеся от Путина до 2011 года. В этой части российской истории меня больше волнует отношение россиян к своему вождю – их безропотность и нежелание интересоваться здоровьем Путина. Согласитесь – одутловатость и странная старческая походка должны же насторожить добропорядочных россиян. При уровне российского вождизма жизнь Путина – это жизнь россиян, его судьба – их судьба, его проблемы – их проблемы.

Это только в Грузии люди могут выйти к президентскому дворцу и потребовать: «Вова, скажи, когда ты нас покинешь, сколько нам еще ждать, когда покупать вино на келехи (поминки)?» Грузины – народ практичный, россияне – рассеянные. Им нужно, чтобы по телевизору каждый день показывали Путина, и больше их ничего не волнует. Те, кто Путина показывает, тоже знают об этой удивительной особенности россиян. Можно вообще сделать Путина в формате 3D и не беспокоиться об одежде, обуви, косметологе и охране.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG