Доступность ссылки

Богдан Яременко: Украина должна решить крымскотатарский вопрос до возвращения Крыма


Киев – Представители крымскотатарской диаспоры Турции предложили провести Всемирный конгресс крымских татар на территории страны их проживания. Их соотечественники в Крыму эту идею поддерживают, но опасаются возможного препятствования со стороны российских силовиков. Глава фонда «Майдан иностранных дел», экс-генконсул Украины в Стамбуле Богдан Яременко в интервью для Крым.Реалии высказал свое мнение о целесообразности такого съезда, и рассказал о том, что уже сегодня украинская власть может сделать для коренного народа Крыма.

– Богдан Васильевич, насколько это вообще удачная идея – проводить Всемирный конгресс крымских татар на территории Турции?

– Я думаю, что это не та ситуация, когда можно выбрать между идеальным и лучшим. То есть выбираешь между худшим и плохим. Дело в том, что идеально было бы проводить его в Крыму, который является территорией, принадлежащей Украине. Где действует право и все свободы: свобода совести, свобода высказывания и так далее.

Но очевидно, что провести в Крыму этот съезд невозможно по абсолютно понятным причинам. Туда даже не все смогут попасть из тех, кто должен там присутствовать. В частности, лидеры народа: и Мустафа Джемилев, и лидер Меджлиса Рефат Чубаров.

Насколько я знаю, на ранних этапах этой идеи звучало два предложения – Киев и Стамбул. Но понятно, что существует абсолютно оправданное, как по мне, опасение, что те крымские татары, которые из Крыма поедут на подобное собрание на территорию материковой Украины, могут иметь огромные проблемы и с возвращением в Крым, и со своей собственной безопасностью после возвращения. На них, очевидно, будет оказываться страшнейшее давление.

Поэтому выбирали между тем, что является реальным. Выбрали Турцию. Насколько я понимаю, город еще не определен. Но Турция выглядит абсолютно нормальным логическим выбором в этой ситуации. Потому что это страна, в которой проживает наиболее многочисленная крымскотатарская громада и лидеры которой заявляют о якобы имеющейся у них политической воле содействовать в решении проблем крымскотатарского народа.

Так складывается политическая ситуация в Украине и России, что наилучшим местом для такого съезда оказывается Турция

То есть совпадает и воля и желание центральной власти этой страны, и возможности крымских татар. Так складывается политическая ситуация в Украине и России, что наилучшим местом для такого съезда оказывается Турция. Я думаю, что это достаточно взвешенное, правильное решение, хотя оно не снимает всех проблем. Думаю, что на участников съезда из Крыма все равно будет оказываться давление по возвращению. Они станут объектами преследования и давления со стороны ФСБ, других федеральных структур, местной власти. Но, тем не менее, эти угрозы значительно меньше, если бы это было, скажем, в Киеве.

Плюс подключается другой игрок – Турция, который декларирует свою готовность помогать крымским татарам. Очевидно, теперь мы сможем убедиться в том, насколько на самом деле президент Турции Эрдоган и министр иностранных дел готовы помогать крымским татарам, в том числе избежать преследований со стороны федеральной власти России за участие в таком съезде на территории Турции.

– По мнению некоторых членов Меджлиса, в сложившейся ситуации для крымских татар является преимуществом то, что Турция – экономический и политический партнер России. К позиции Евросоюза Кремль относится предвзято и настороженно, а Турция как партнер может стать своеобразным посредником между крымскими татарами и Москвой. Поддерживаете ли вы такое мнение?

– В крымскотатарском сообществе есть и остаются такие чудаки, которые считают, что и с Россией можно договориться, что это партнер, цивилизованная страна, с которой можно найти общий язык. Я очень скептичен по поводу того, насколько Турция готова глубоко жертвовать собственными интересами для того, чтобы помогать крымским татарам. Но на сегодняшний день факт того, что Турция заигрывает с Россией, способствует тому, чтобы реакция России на участников съезда не была такой категоричной, какой она могла быть, если бы он проводился в Украине.

Яременко о конгрессе крымских татар в Турции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:28 0:00

– Говорит ли недавний приезд президента Эрдогана и его заявления о поддержке крымских татар о том, что Турция заняла более дружественную позицию по отношению к Украине?

– Турция на уровне деклараций, политических заявлений, к которым она присоединяется в ООН или в НАТО, полностью поддерживает территориальную целостность Украины. Но в то же время правительство этой страны не делает абсолютно ничего для того, чтобы воспрепятствовать транспортному сообщению с Крымом, которое происходит из турецких портов. А также для того, чтобы воспрепятствовать авиационному сообщению между Турцией и Крымом, хотя это противоречит не только обязательствам Турции в рамках ее деятельности в ООН и НАТО, но и решениям IKAO, членом которой является Турция как авиационное государство.

Так что в позиции Турции еще много того, что нам предстоит проверить на практике. Пока что есть декларации и некоторые действия, которые не всегда между собой согласуются.

– Но, кстати, крымским татарам гораздо удобнее, выгоднее и безопаснее отправиться в Турцию морем или на самолете. Можно ли нарушить нормы украинского законодательства для того, чтобы облегчить попадание представителей крымскотатарского народа на конгресс?

Если мы хотим избавить крымских татар от неудобств, нам нужно забрать Крым у России

– Естественно, нельзя. Это не только нормы украинского законодательства. Есть решение международной организации гражданской авиации, которое подтверждает, что воздушное пространство над Крымом является воздушным пространством Украины. И без Украины там не могут осуществляться никакие перелеты, пока там нет украинской власти. Соответственно, Украина не может гарантировать или давать разрешение на любые полеты и перелеты на территорию полуострова, откуда бы они ни осуществлялись: или из Турции, или из России, или из Украины, или из любого другого государства мира.
Но Крым – это все-таки не другая планета. Неподалеку существуют международные аэропорты. Да, это определенные неудобства. Но неудобства связаны не с тем, что сложно доехать до аэропорта, а с тем, что Крым оккупирован Россией. Так что, если мы хотим избавить крымских татар от неудобств, нам нужно, соответственно, забрать Крым у России, вот и все! И все неудобства сразу исчезнут!

– На ваш взгляд, как долго смогут сохраняться структуры национального самоуправления крымских татар, учитывая огромное давление со стороны российских властей на них? Насколько вероятен сценарий, при котором Россия разрушит Меджлис или переподчинит его себе?

– Я думаю, что как раз конгресс и должен давать ответы на эти вопросы: насколько такие органы могут существовать в условиях аннексии, чем и как заниматься, как должны работать руководящие органы.

Попытки расколоть крымскотатарское движение осуществлялись и украинскими властями. Нужно это признать. Это была неправильная, вражеская политика по отношению к этому народу. Как правило, она ассоциировалась с представителями Партии регионов. Я надеюсь, что после возвращения Крыма в состав Украины такая политика больше никогда не будет проводиться украинской властью. Наоборот, Украина взяла на себя обязательство в рамках соответствующих конвенций ООН предоставить соответствующие статусы и Курултаю, и Меджлису. Думаю, что этим путем Украина будет двигаться и дальше.

– Сейчас в Украине готовится новый проект Конституции Украины. Президент Петр Порошенко и Рефат Чубаров заявили о том, что в разделе об Автономной Республике Крым должны быть учтены права крымских татар. Пока об этом говорят абстрактно, и непонятно, что имеется в виду. Но, возможно, будет идти речь о создании национальной территориальной автономии в Крыму. На ваш взгляд, насколько своевременно каким-либо образом менять статус Крыма, пока полуостров неподконтролен Украине?

Есть политический процесс возвращения Крыма, он уже начался

– Абсолютно своевременно. Украина должна создать все механизмы и необходимые центры для урегулирования крымского вопроса. То, что мы не контролируем эту территорию, совсем не свидетельствует о том, что мы должны отбросить любые попытки вмешиваться в крымские дела. Есть граждане Украине, оставшиеся на оккупированной территории, у которых есть масса проблем, с которыми мы должны работать. Есть политический процесс возвращения Крыма, он уже начался. То есть всем этим Украина должна заниматься.

И решение крымскотатарского вопроса – это один из сложных вопросов, которые необходимо, по моему мнению, решить до возвращения Крыма в состав территории Украины.

Мы должны понять, в каком статусе вернется Крым: или в том, в котором он был раньше, или это будет все-таки национальная крымскотатарская автономия. Если это будет крымскотатарская национальная автономия, мы должны решить вопрос функционирования русского и украинского языка на этой территории. Все-таки эти группы по численности будут не меньшими, чем крымскотатарское население.

«Майдан иностранных дел» – это один из инициаторов решения вопроса таким образом. Возможно, стоит создать пилотный проект на территории материковой Украины до возвращения Крыма. Это может представлять собой, скажем, комбинированный статус для нескольких районов в местах компактного проживания крымских татар.

Мы обязательно должны создавать эту систему, иначе мы вернемся в ту самую систему координат, в которой мы потеряли Крым. Этого нельзя допустить! Это будет преступлением не только против крымских татар. Это будет преступлением против Украины!

Нам нужно создать орган, который бы заменял крымский парламент

Для этого нам нужно не только работать над Конституцией, но и создать какие-то легитимные структуры, которые имеют полномочия вносить изменения в Конституцию Украины. Потому что пока непонятно, кто будет инициировать эти вопросы. Очевидно, нам нужно создать орган, который бы заменял крымский парламент. Нам опять же нужен центральный орган исполнительной власти, который занимается этим проблемами.

Такой подход исповедует много общественных организаций. Такое требование есть. Есть и противодействие этой идее. Но я думаю, что другого выхода, ни с точки зрения политики, ни с точки зрения морали, у Украины нет. Мы должны возвращать Крым, четко понимая, что это будет крымскотатарская национальная автономия.

– Лидеры крымских татар уже не раз заявляли о возможном создании в отдельных районах Херсонской области национальной территориальной автономии. Я общался с представителями Херсонского регионального Меджлиса, и они сказали, что после этих заявлений у них ухудшились отношения с местным населением. Русские и украинцы подумали, что их правам что-то угрожает. В связи с этим вопрос: не оттолкнет ли Украина русских и украинцев Крыма, если сейчас будет принято решение о создании крымскотатараской автономии на полуострове?

Я вообще не вижу в Украине никаких проблем с русским населением

– Я вообще не вижу в Украине никаких проблем с русским населением. Я не думаю, что тут существует проблема в этнической принадлежности тех, кто выступает против этой идеи. Есть непонимание того, что это означает. Есть опасения за свои права.

Значит надо отвечать на эти вопросы! Нужно объяснить, каким образом будут гарантироваться права русскоязычных и украиноязычных групп, и каким образом будет осуществляться управление в тех районах, которые будут иметь своеобразный статус.

Законодательство не предусматривает никаких возможностей для того, чтобы что-либо отдавалось какой-либо этнической группе, если речь идет об объектах собственности, недвижимости. То есть все права граждан сохраняются в любом случае, какой бы областью или районом это ни было. Так что эти страхи абсолютно преждевременны и не имеют под собой никаких оснований. Мы еще не имеем ни четкого представления, как это сделать, ни четкого плана действий, ни задумок, ни, скажем, проектов документов. Я думаю, что это спекуляции, возникшие от незнания или, возможно, специально разыгрываемые для разжигания розни.

Но еще раз скажу: мы обязаны этому народу. Это малый народ, который совершенно незаслуженно обижен. И если мы видим свое будущее в цивилизованной Европе, то имеем определенные обязательства в рамках конвенции Совета Европа об уважении таких этнических групп. Мы должны думать, как будем обеспечивать их самобытность. Речь идет только об том. О том, чтобы обеспечить малому народу, который находится на грани выживания, возможность поддерживать свою самобытность, не потеряться, не заблудиться, не исчезнуть. Речь не идет о том, чтобы ограничить в правах тех, кто говорит по-украински или по-русски. Это полный нонсенс!

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG