Доступность ссылки

Олег Панфилов: Междусобойчик 9 мая


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

К 9 мая поговорка о том, «кто у тебя друг и я скажу, кто ты» станет актуальной для Владимира Путина. Все игры последних лет в «перезагрузки», в «новое видение» и составление новых доктрин, определяющих место России в современном мире, окажутся бессмысленным времяпровождением. На Красной площади соберутся остатки друзей России, среди которых будут диктаторы, вожди и главы тоталитарных режимов. Современные обитатели Кремля превратили потенциально богатейшую страну мира в изгоя.

Блогеры постоянно следят за списком согласившихся и отказавшихся от участия в параде 9 мая в Москве глав государств. В списке согласившихся – главы остатков Советского Союза, стран третьего мира и лидер родины «чучхе». В списке отказавшихся – почти вся экономика мира и лидеры геополитического влияния. Для Путина наступил «момент истины», когда качественный и количественный состав гостей хорошо покажет, где находится Россия и кем она является для мира. Хотя спешить рано – список согласившихся может еще и уменьшиться.

Для Путина 9 мая – единственная возможность как-то удерживать россиян в состоянии эйфории от собственных сказок

Для Путина 9 мая – единственная возможность как-то удерживать россиян в состоянии эйфории от собственных сказок. Они так привыкли за 70 лет к тому, что Россия – победитель всего, чего возможно, что потерять такую возможность – праздновать придуманный советской пропагандой праздник – это потерять себя. Даже Сталин старался не выпячивать День победы, видимо, понимая, во что обошлась эта «победа» СССР. Чтобы над ним и над его империей не смеялись, Сталин решил праздновать в другой день и другую войну, под другим названием.

Путин – сталинист. Не только внешне уже много раз дававший положительную оценку советскому вождю. Он сталинист внутри, сам по себе – по образу жизни, мысли и поступков. Как Сталин, он приближает к себе людей и так же разгоняет, постоянно опасаясь предательства. Как Сталин, он ведет замкнутый образ жизни, скрывая свою семью и отношения с друзьями. Как Сталин, он живет уединенно за городом, скрываясь за высокими заборами и огромным количеством охранников. Как Сталин, он склонен к авторитарному стилю руководства – ему претит демократия и все, что связано со свободами. Если бы Путин жил 70 лет назад, еще неизвестно, кто бы победил в соревновании по количеству расстрелов – Сталин или Путин. Думаю, что Путин бы стал чемпионом.

Как Сталин, Путин – отвратительный полководец. Ему кажется, что он что-то знает и что-то умеет. Как у Сталина, у Путина есть свой «товарищ Жюков» – это Сергей Кожугетович, которому он полностью доверяет, но который тоже ничего не смыслит в военных делах. Поэтому Путин, как и Сталин, абсолютно не считается с количеством жертв. Он шлет на Донбасс все больше и больше солдат, как Сталин укладывал миллионы советских солдат во время бессмысленных штурмов маленьких городов или незначительных высот. Как и для Сталина, для Путина война – это чтобы было громко, шумно, много стрельбы и взрывов, чтобы потом генералы могли писать красочные мемуары, по которым бы снимались пропагандистские фильмы.

Как и Сталин, Путин хочет быть моральным лидером, за которым бы шли миллионы, плакали при его виде, аплодировали

Как и Сталин, Путин хочет быть моральным лидером, за которым бы шли миллионы, плакали при его виде, аплодировали по два часа и кричали бы – «Да здравствует наш дорогой вождь и учитель Владимир Владимирович!» Как и у Сталина, у Путина есть свой Суслов – Владислав Юрьевич, у которого столько же прав, сколько было у «серого кардинала», который почти 30 лет командовал идеологией, придумывая речевки во славу КПСС и бессмысленные лозунги про «СССР – оплот мира». Как и Суслов, Владислав Сурков уже пережил одного и трудится при втором вожде новой России.

И если Путин так старается быть похожим на своего кумира, то придется свыкнуться и с тем, что Россия возвращается под «железный занавес», как это было с 1919 до 1991 года. При Сталине всякие «шпионы» из колхозов и врачи-«вредители» пикнуть не могли. Путин делает то же самое. При Сталине театры были идеологическими и выдержанными и половину своих спектаклей были обязаны ставить на тематику марксизма-ленинизма, с обязательной пьесой про Ленина каждый апрель. Похоже, что путинская Россия возвращает под идеологический контроль современные театры. СМИ уже под контролем.

Как Сталин, Путин подмял под себя церкви – РПЦ в первую очередь, как авангард, мусульман и иудеев – во вторую. Буддистская община не столь велика, чтобы о ней беспокоится. Если продолжить сравнение двух вождей, то, как и для Сталина, для Путина конфессии не имеют отношения к религии, они должны исполнять идеологическую роль, поскольку КПСС, а сейчас «Единая Россия», не справляется. Была бы возможность, Путин и священников поставил бы в колонны, благо их много, и повел бы по Красной площади с оружием в руках, как клирики РПЦ и поступают в российских войнах последних лет.

К Сталину на празднование 9 мая никто не приезжал, кроме лидеров «народной демократии» – из стран оккупированного советскими войсками Восточного блока. Похоже, что Путину удалось стать похожим на Сталина и этим

К Сталину на празднование 9 мая никто не приезжал, кроме лидеров «народной демократии» – из стран оккупированного советскими войсками Восточного блока. Похоже, что Путину удалось стать похожим на Сталина и этим. Не обольщаю себя надеждой по поводу реакции населения России, но надеюсь, что хотя бы часть задумается – почему Россию стали игнорировать и откровенно презирать. И уж совсем смешно будет сравнение – советские войска по кремлевской легенде освобождали Европу, а на трибуне вместе с Путиным будут стоять азиаты и африканцы. И понесется над Красной площадью клич: «Kuishi kwa muda mrefu kubwa kiongozi Comrade Putin nyeupe kabila". Для не знающих суахили россиян появится еще одна возможность задуматься – что происходит. А это всего-навсего российский вождь что-то празднует, а вокруг него – друзья. «С кем поведешься – от того и наберешься», – гласит еще одна русская поговорка.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG