Доступность ссылки

Вели Ибраимов


Вели Ибраимов

С 23 по 28 апреля 1928 года в Симферополе проходил громкий судебный процесс. Судили первое лицо Крымской АССР Вели Ибраимова.

Это событие без преувеличения стало этапным не только в истории крымскотатарского народа, но и Советского Союза. 9 мая 1928 года впервые в истории советского государства, на седьмом году жизни Крымской АССР, расстреляли главу национальной республики – Вели Ибраимова.

Вели Ибраимов
Вели Ибраимов

​Вели Ибраимов родился в 1888 году в бедной крымскотатарской семье. Он рано начал трудиться – грузчиком, кассиром, наборщиком в типографии, а потому учился недолго – до 12 лет. Работая в газетах «Ветан хадими» (Слуга Отечества) и «Терджиман» (Переводчик), он познакомился с самыми видными представителями крымскотатарской интеллигенции – Исмаилом Гаспринским, Абдурешидом Медиевым, Номаном Челебиджиханом, Асаном Сабри Айвазовым, Аметом Озенбашлы, Джафером Сейдаметом – и через них приобщился к передовым идеям того времени.

До 1914 года Ибраимов был активистом культурно-просветительского общества «Акъмесджит». Спустя два года избран председателем крымскотатарского рабочего союза. Делегат Всекрымского мусульманского комитета в марте 1917 года и Первого Курултая в ноябре того же года. По свидетельству Асана Сабри Айвазова, «оставшиеся недовольными выборами 25 марта 1917 года Крымского центрального мусульманского исполнительного комитета и политикой» ряд «клерикалов-оппозиционеров приступили к организации новой партии». В эту группу, помимо Вели Ибраимова, вошли Абляким Ильми, Мустафа Куртиев, Селим Меметов и другие. Группа организовала типографию и газету под названием «Къырым оджагъ». Газета просуществовала недолго, но «группа и в Курултае, и в парламенте сохранила свою позицию» (по свидетельству Айвазова).

Вели Ибраимов примкнул к большевикам, хотя и не прерывал связей с бывшими единомышленниками

​Вскоре Вели Ибраимов примкнул к большевикам, хотя и не прерывал связей с бывшими единомышленниками. Со второй половины 1919-го и в 1920-м году он находился на Кавказском фронте в разведке Частей особого назначения. По возвращении в Крым Ибраимов утвержден в должности председателя Особой тройки по борьбе с бандитизмом, а затем – заместителя председателя Крымревкома.

В 1921-1923 годах в Крыму свирепствовал голод. В ноябре 1920 года Крымский Революционный комитет организовал областной продовольственный комитет во главе с Биликом с чрезвычайными полномочиями по изъятию так называемых «излишков продовольствия» у населения. Виновные в неподчинении этой организации предавались военно-революционному трибуналу. В декабре 1920 года началась политика «продразверстки». Крестьянин, вывозящий продукты на рынок, объявлялся «самым смертельным врагом Советской власти и рабоче-крестьянского дела», а свободная торговля – пережитком царского режима. В деревнях были созданы «комитеты бедноты», чья деятельность в значительной мере была направлена на разрушение традиционного крестьянского уклада. В течение декабря 1920 года землю у помещиков конфисковали, но крестьянам не отдали и стали формировать совхозы, которых предполагалось создать более тысячи. Большая часть земли, переданная совхозам весной 1921 года, обработана не была, а в качестве излишков изымался даже посевной фонд.

Тогда же, весной 1921 года, Крым посетил видный деятель партии большевиков Мирсаид Султан-Галиев. Он обнаружил здесь «ужасный экономический кризис… Продовольственное положение ухудшается изо дня в день. Весь Южный район (потребляющий), населенный преимущественно татарским населением, в настоящее время буквально голодает».

Вели Ибраимов с соратниками неоднократно обращался к руководству партии с предложением признать Крымскую республику голодающим регионом и свернуть здесь продразверстку, но вместо этого вывоз из Крыма запасов зерна и продовольствия только увеличивался

​Вели Ибраимов с соратниками неоднократно обращался к руководству партии с предложением признать Крымскую республику голодающим регионом и свернуть здесь продразверстку, но вместо этого вывоз из Крыма запасов зерна и продовольствия (включая запас семян) только увеличивался. Последствия голода в Крыму были поистине ужасны для его коренного народа — из 110 тысяч умерших около 80 тысяч составляли крымские татары (по официальным источникам).

В 1924 году Вели Ибраимов назначается председателем Центрального Исполнительного Комитета Крымской Автономной Советской Социалистической республики.

Особую остроту в 1920-х годах приобретает земельный вопрос в Крыму.

В 1925 году председатель КрымЦИК Вели Ибраимов и председатель Крымского правительства Осман Дерен-Айерлы выступили инициаторами проекта реэмиграции крымских татар из Румынии и Болгарии. Однако параллельно полным ходом осуществлялся другой план – «перехода к сельскому хозяйству» еврейских семей, переселяемых в отдельные территории РСФСР (в том числе Крым), УССР, БССР и ЗССР, который был признан Москвой «соответствующим как государственным интересам, так и нуждам трудового населения». Именно этот план был признан делом государственной важности, а проект реэмиграции соотечественников, предложенный центру крымскотатарскими руководителями, был отвергнут.

Летом 1927 года в Крыму работала специальная комиссия во главе с инструктором ЦК Иваном Козловым. 13 августа 1927 в Симферополе был проведен объединенный пленум обкома и областной контрольной комиссии ВКП (б), на котором выступивший с докладом глава комиссии ЦК заявил о том, что землеустроительные работы в Крыму велись с нарушением советского законодательства, и поставил вопрос о необходимости проведения новой земельной реформы и пересмотра норм земельных наделов крестьянских дворов в сторону их уменьшения. В резолюции пленума признавалось «необходимым проводить землеустройство с самого начала, стимулировать земельные переделы самим крестьянством под руководством земельных органов». Против этой резолюции голосовал Вели Ибраимов, который заявил: «Что касается недочетов в землеустройстве, то я считаю, что нормы в Крыму правильны и научно обоснованны, пересмотр же их нужен только в интересах еврейского переселения на полуостров».

Спустя полгода, в феврале 1928 года, Вели Ибраимов был арестован.

Вели Ибраимова обвинили его в совершении политических преступлений – как агента националистической партии «Милли-Фирка», который действовал в Крыму по ее указанию

​С 23 по 28 апреля 1928 года в Симферополе проходил суд над Вели Ибраимовым и его сообщниками. В вину им были вменены якобы установленные следствием уголовные преступления (причастность к убийству и растрата государственных денег), однако при рассмотрении положения дел в Крыму на заседании Оргбюро ЦК ВКП (б) его члены Вячеслав Молотов и Станислав Косиор уже после расстрела Вели Ибраимова обвинили его в совершении политических преступлений – как агента националистической партии «Милли-Фирка», который действовал в Крыму по ее указанию; среди множества абсурдных обвинений говорилось о «выпячивании национальных» интересов в угоду классовым.

В повестке дня заседания Политбюро ЦК ВКП(б) (тогда уже главного политического органа страны) от 26 апреля 1928 года 49-м вопросом значился вопрос «О процессе Вели Ибраимова». Члены ПБ постановили: «Публиковать краткие отчеты о процессе, без раздувания в печати». Почему? Возможно потому, что это был в своем роде первый подобный процесс. Пробный… Да, Сталин уже поднял руку на ближайших соратников Ленина – в печати и на партийных съездах и конференциях вовсю громили Зиновьева, Каменева и Троцкого – до недавнего времени первых лиц государства… Но до национальных республик пока не добрались… Прецедент был создан.

Удар, нанесенный по Крымской автономии, оказался успешным. Отныне каждый, кто пытался проявить самостоятельность и хоть на йоту отклониться от генеральной линии, следовал тем же скорбным путем, что и руководитель Крымской АССР…

Драматически сложилась судьба семьи Вели Ибраимова.

«Сын за отца не отвечает» – эта сакраментальная фраза «вождя всех времен и народов» на деле была фикцией. Отвечали – и еще как.

9 мая 1928 года жена Вели Ибраимова Нияр-ханум была на приеме у Сталина. Вождь угощал маленького Тимура – сына Ибраимова – апельсинами; уважительно обращался и к Нияр-ханум.

– Коба, ты же знаешь, что Вели не виновен, – сказала ему Нияр-ханум.

– Я это знаю, – отвечал Сталин. – Но так уж случилось, «дело» попало не только в нашу прессу, но и в иностранную тоже. Теперь мы отойти от этого не можем. Но я даю тебе честное слово, что мы изменим ему фамилию и пошлем работать в Арабстан.

​Жена и сын Ибраимова еще не знали, что рано утром этого дня приговор о расстреле Вели Ибраимова был приведен в исполнение. Конечно же, ни о каком Арабстане или какой-либо иной заботе Сталина и речи быть не могло. Оставаться в Крыму было невозможно. Жена Ибраимова увезла детей – Тимура и Дженике – из Крыма на материковую часть России. Здесь им пришлось жить под другой фамилией и тщательно скрывать свое истинное происхождение и родство с репрессированным мужем и отцом.

После расстрела Вели Ибраимова чертово колесо репрессий завертелось вовсю. Был инициирован процесс членов партии «Милли-Фирка».

«После ликвидации наиболее сильной и авторитетной опоры уголовно-политического бандитизма в Крыму – Велиибраимовской группы – открылась возможность к проведению дальнейшей углубленной разработки по окончательной ликвидации бандитизма и его корней среди крымских татар»
Из обвинительного заключения по следственному делу №64513

​Из обвинительного заключения по следственному делу №64513 на контрреволюционную организацию «Милли Фирка» в Крыму следовало: «После ликвидации наиболее сильной и авторитетной опоры уголовно-политического бандитизма в Крыму – Велиибраимовской группы – открылась возможность к проведению дальнейшей углубленной разработки по окончательной ликвидации бандитизма и его корней среди крымских татар. В результате этой разработки выявилось существование в Крыму организованного ядра, вполне оформленной политической контрреволюционной партии «Милли-Фирка», сохранившей свой основной костяк с момента своего зарождения в 1917-1918 годах».

Сегодня споры вокруг репрессированных большевиков и личности Вели Ибраимова по-прежнему не стихают. С одной стороны, это был, безусловно, патриот своего народа, но в то же время – революционер, высокопоставленный большевик, который в определенные периоды проводил в жизнь политику своей партии.

Как известно, «революция пожирает собственных детей». Одной из первых, но далеко не последней жертвой этого порочного принципа стал представитель крымскотатарского народа Вели Ибраимов…

Как и многочисленные его репрессированные соратники, Вели Ибраимов был реабилитирован решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 1990 года. Справедливость восторжествовала – хотя и очень-очень запоздало…

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG