Доступность ссылки

Письма из оккупированного Донбасса. «Русский мир» – как это видят в Донецке


Иосиф Кобзон и Александр Захарченко во время концерта в донецком театре, октябрь 2014 года

В связи с событиями, разворачивающимися в нашей стране с начала весны 2014 года, всё чаще в авангард информационного пространства выходит словосочетание, столь же частое, сколь и непонятное большинству обывателей – «русский мир».

Что касается тех, кто держит в руках оружие под флагами «Новороссии», то «русский мир» означает для них нечто вроде путеводной звезды, о которой на деле знают в пределах шаблонов «мы русские», «укропы» и «фашистам платит США».

Ниже я предлагаю вашему вниманию нечто вроде интервью, или скорее беседы, которая состоялась между мной и одним из профессоров Донецкого национального университета, ныне являющимся одним из идейных вдохновителей «ДНР» наряду с такими личностями, как Хряков («министр информации и массовых коммуникаций ДНР») и Губарев («народный губернатор»). В этом диалоге вы сможете обнаружить то, как преломляется идея «Русского мира» в сознании той немногочисленной интеллигенции, которая приняла решение остаться в Донецке и составила костяк преподавательского состава теперь уже «республиканских» ВУЗов. Конечно, из этических причин я оставляю за собой право скрывать настоящее имя моего собеседника.

– Андрей Валерьевич, за полгода существования «Донецкой народной республики» я вижу на улицах обедневшее население, лишённое каких-либо социальных выплат, разрушенные дома и коммуникации, «грады» и танки, разъезжающие по главным проспектам города, злость и ненависть, посеянную среди дончан к жителям остальной Украины. Скажите, неужели для вас это и есть тот самый «русский мир» в его практическом воплощении?

– Ну, во-первых, нельзя говорить о «жителях остальной Украины», так как граждане «ДНР» являются членами уже совсем другой социальной и юридической общности, и сравнивать их с «остальной Украиной» – всё равно как сравнивать с «остальной Литвой» или «Польшей».

– Но на чём основывается ваша мысль? Ведь, насколько я знаю, в вашем кармане всё ещё паспорт украинского государства.

– Да, это так. Но это скорее вопрос времени и дипломатических игр вокруг «Новороссии», которые не позволяют нам в полной мере наладить процесс государственного строительства, чем какие-то сомнения или ностальгия.

– И всё-таки, что для вас «русский мир»?

– «Русский мир» – это геополитический конструкт, который я бы образно передал словами «православие», «Достоевский», «русский язык», «консерватизм» и «традиционность». Конечно, можно дать и более точное определение, не такое «лирическое», но я не думаю, что вы в нём нуждаетесь.

Пророссийский митинг под Донецкой ОГА, 8 апреля 2014 года

– Но насколько это реально в окопах, где молодые парни, в том числе, мои и ваши знакомые, гибнут под пулями и минами, едва ли будучи способными назвать хотя бы один роман Достоевского или объяснить, что для них означает консерватизм? Не получается ли так, что «русский мир» – это нечто вроде нити кукловода, лицемерие, понятное отдельным слоям интеллигенции, извините, находящейся сейчас здесь, в тёплом кабинете, тогда как сами «куклы» – рядовые бойцы «ДНР» – гибнут за фикцию?

– Нет, не получается. Большая часть известных мне бойцов действительно записалась в «ополчение» не ради продвижения этих идей напрямую – они были не согласны с тем, что произошло в Киеве в феврале, но это-то как раз во многом и совпадает с тем, о чём я говорю сейчас.

– Что вы имеете в виду?

Майдан – это противоположность «русскому миру», и я говорю об этом совершенно открыто и ясно

– Майдан. Майдан – это противоположность «русскому миру», и я говорю об этом совершенно открыто и ясно. Да, я и все, кто сейчас в «ДНР», не разделяют тех ценностей, которые идут к нам из Киева. Это и свобода в её западном варианте, когда по улицам православного государства ходят массы гомосексуалистов, борясь за своё якобы «право» строить семью и заводить детей, это и отсутствие уважения к власти, какой бы она ни была, когда революция становится национальной традицией, это и создание «брендов» на крови погибших людей, к которым я испытываю искреннее сочувствие («Небесная сотня» – авт.) и, наконец, хоть и редкие, но всё же проявления национал-социализма в виде всевозможных батальонов «Азов», «Правых секторов» и «Социал-национальных ассамблей». Кто знает, к чему это приведёт Украину в будущем? Но это уже не наша забота.

Пророссийские боевики после штурма выводят из помещения начальника милиции Горловки Андрея Крищенко, не давшего установить на РУВД российский флаг, 14 апреля 2014 года

– А в каких пределах вы и ваше руководство видите этот «русский мир» и границы «Новороссии»?

– Ну, во-первых, я не могу говорить за Губарева или кого бы то ни было ещё – я думаю, вы понимаете, что здесь не всё так просто. А во-вторых – «русский мир» и «Новороссия» – это всё-таки разные понятия, и я бы их не смешивал. Первое охватывает собой более трёхсот миллионов человек, думающих либо говорящих на русском языке и ассоциирующих себя с Россией и её историей. Что касается «Новороссии», то первоначально идея была отнести её границы к Одессе на юге и Харькову на востоке, но сейчас мы увязли в политической борьбе, и военные проблемы отнюдь не единственное, с чем мы столкнулись, это также следует признать.

– И всё-таки, вас не смущает, что мы беседуем с вами о «русском мире» недалеко от места (ОГА – авт.), в котором ещё недавно жестоко избивали проукраинских активистов и пленных солдат ВСУ?

– Тех, кто стоял на Майдане, ведь не смущает, что к власти снова пришли миллиардеры и олигархи, а новых лиц в парламенте – не больше 8 процентов? Мы с вами говорим об идеях, которые к реальности, по большому счёту, не имеют никакого отношения. Видели ли вы абсолютно «чистое» правовое государство с народной властью и отсутствием коррупции? Украина, которую мы получили после Майдана, почти ничем не отличается от Украины Януковича, и многие из «майдановцев» открыто говорят об этом – послушайте того же Яроша. Но разве это может служить аргументом, что сама идея «чистой и непорочной державы», о которой так мечтали на площади в Киеве, была не верна? Нет, они с этим не согласятся, и это их право. Я же верю в нечто другое, и ваш намёк на события в нашей ОГА никак не влияет на мои убеждения.

– Тогда вас, наверное, не смущает и огромное количество наёмников в рядах «ДНР» из Чечни и других регионов России?

Я не питаю никаких иллюзий по поводу майского референдума и мне хорошо известно, как и кем он проводился, но в отношении себя могу с чистой совестью ответить – я голосовал «за», будучи именно идейным сторонником того, что мы сейчас пытаемся воплотить в реальности

– А почему это должно меня смущать? Мне не дают возможности открыто реализовать свои идеи и желания в государстве, объявляющем себя цитаделью нынешней демократии в Европе, и любой, кто поможет мне в этом, – мой друг.

– Вы имеете в виду независимость «ДНР»?

– Да. Я не питаю никаких иллюзий по поводу майского референдума, и мне хорошо известно, как и кем он проводился, но в отношении себя могу с чистой совестью ответить – я голосовал «за», будучи именно идейным сторонником того, что мы сейчас пытаемся воплотить в реальности. И моя докторская степень позволяет мне не соглашаться с теми, кто утверждает, что там были одни пенсионеры и идиоты.

Сепаратистский «референдум», 11 мая 2014 года

– Но почему вы не хотите выехать в Россию при таком складе мышления? Разве не проще избежать тысяч жертв и просто, что называется, собрать чемодан, раз вы принципиально не согласны с политикой государства?

Я хочу, чтобы Россия пришла сюда, а не наоборот, имея в виду именно ценности и взгляды, а не российскую армию. Но, конечно, если по-другому не получится, то и её тоже

– Разумеется, нет! Во-первых, меня унижает, когда я слышу, что должен бежать с собственной земли, на которой прожил столько лет. Из-за чего, собственно? Из-за того, что кто-то бросил «коктейль Молотова» в центре Киева? Но, извините, несмотря на расхождения в названиях, эту землю я всё же считаю своей, и собираюсь умереть именно здесь, а не под Воркутой или в Челябинске. А во-вторых, я хочу, чтобы Россия пришла сюда, а не наоборот, имея в виду именно ценности и взгляды, а не российскую армию. Но, конечно, если по-другому не получится, то и её тоже.

– А включает ли в себя, на ваш взгляд, «русский мир» обязательную религиозную составляющую? Ведь по всему Донецку – на остановках, троллейбусах, стенах домов – можно увидеть трафаретные рисунки с надписью «Православие. Самодержавие. Народность», тогда как бойцы некоторых батальонов «ДНР» открыто выкрикивают «Аллаху Акбар» во время боя, а часть очень специфически ведёт себя с местными монастырями и храмами, не отличаясь особой заботой? Не кажется ли вам, что Донбасс в его «ДНРовской» части превращается в идеологический «компот», в котором варятся все – от анархистов и мусульман до атеистов и простых наёмников?

Идёт война, и сейчас принципиальное следование каким-то нормам не так важно, как победа в этой войне

– Да, это так. Но не будем забывать, что идёт война, и сейчас принципиальное следование каким-то нормам не так важно, как победа в этой войне. Но это действительно проблема, которая, кстати, была и на Майдане, – эмоциональная эйфория вместо разборчивой вдумчивости в то, что происходит в стране. Но что поделать? От этого не застрахован никто.

В заключение хотел бы отметить, что беседа с этим человеком, безусловно, не отражает взглядов большинства населения, поддерживающего «ДНР». Тем не менее, сепаратистские настроения, имеющие место быть на Донбассе, выстраиваются в нынешние основы «государственности «ДНР» именно «благодаря» тем, кто способен выстроить чёткий алгоритм действий не только в военной стратегии бойцов «Новороссии», но и в идейных моментах – которые, к сожалению, продолжают крепнуть в нашем регионе под действием местных и российских средств массовой информации.

Джерри Томс, безработный, город Макеевка

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG