Доступность ссылки

Симферополь: Символы аннексии


Реконструкция памятника Ленину в центре крымской столицы. Февраль 2015 года

Рубрика «Мнение»

Всем известна с детских лет сакраментальная фраза: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет». Такая же картина и с символикой, которая нас окружает. Это очень хорошо усвоили авторы тоталитарных режимов, повсюду оставлявшие свои знаки – звезду, серп и молот, бесчисленное количество ильичей и других «видных деятелей». С годами на них уже не обращали внимания, но возлагали цветы по инерции, а молодожены фотографировались по традиции.

Уже и Союз распался, но знаки остались. «Это ведь наша история», – говорили старики. «Зачем рушить наше прошлое», – вторили молодые. Сегодня в Украине наконец-то решили покончить с советской символикой. Действительно, лучше поздно, чем никогда. Крыма это, к сожалению, пока не коснется, и он будет и дальше «семимильными шагами» двигаться в «счастливое» советское прошлое.

На самом деле это прошлое и не покидало Крым, особенно мой родной Симферополь. Символическое пространство крымской столицы многогранно – здесь встречаются культурные артефакты разных народов и эпох, но все они меркнут на фоне советской символики, которая через четверть века после распада СССР остается доминирующей. Обилие же российских символов создает вполне оправданный миф о том, что Крым – это часть России, которая, однако, больше других сохранила память о «советском рае».

В Симферополе восемь площадей, из которых больше половины тесным образом связаны с советским прошлым – площадь Ленина (центр города), Советская, Советской Конституции, Куйбышева (в честь советского государственного деятеля), Амет-хана Султана (крымскотатарского летчика, героя Второй мировой войны). Та же картина с улицами города, которых начитывается более 700 (без учета проулков, проездов и тупиков). Практически все центральные улицы Симферополя сохраняют советские названия: именем Ленина названы не только улица, но и бульвар; есть улицы Кирова, Маркса и других. Собственно, здесь и расположены здания республиканских органов власти – Совмин на улице Кирова, Верховный Совет (или нынешний госсовет) – на Карла Маркса.

В честь деятелей Октябрьской революции, гражданской войны и памятных событий советской истории названо 56 улиц (большинство персоналий ни к городу, ни к Крыму отношения не имеют). Зато некоторые улицы до сих пор носят имена тех, кто принимал непосредственное участие в «красном терроре» – Бела Кун, Мате Залка, Дзержинский. В честь героев Великой Отечественной войны и крымского подполья названо 93 улицы.

Третье место по количеству названий выпадает на долю российских деятелей культуры – их именами названы 42 улицы (20 из них никак не связаны с городом или Крымом), 7 улиц носят имена российских исторических деятелей, большинство из которых в Симферополе не бывали никогда, и 7 – сохраняют память о представителях советской культурной традиции.

В связи с возвращением крымских татар и их обустройством в Симферополе появились улицы, названные в честь крымских татар-героев Великой Отечественной войны, а также тех представителей народа, которые боролись за его права. Таких улиц – более 30, но все они расположены в крымскотатарских микрорайонах города. Единственным напоминанием об истории крымских татар в центре города стала переименованная в честь Исмаила Гаспринского набережная 60-летия Октября.

Из более чем 200 улиц крымской столицы, названия которых связаны с именами людей или памятными событиями, более половины посвящены советской тематике

Соответственно, из более чем 200 улиц крымской столицы, названия которых связаны с именами людей или памятными событиями, более половины посвящены советской тематике.

Памятников в городе гораздо меньше, чем улиц, но и здесь традиция сохраняется – Ленину их целых два: один встречает туристов (хотя сейчас и встречать уже некого) на железнодорожном вокзале, другой украшает центральную площадь города его же имени. Только в 2013 году с площади перед Таврическим национальным университетом имени В.И. Вернадского перенесли бюст героя гражданской войны Михаила Фрунзе. Последним «архитектурным шедевром» стало сооружение в центре города монумента под названием «Выстрел в спину», который построен на деньги местных коммунистов в честь граждан, погибших от рук украинских националистов. Вряд ли мы найдем в Крыму кого-то погибшего от рук воинов УПА, поэтому это скорее напоминание-предостережение. С такими монументами легко поверить в автобусы с мифическими «бендеровцами», которые ехали захватывать полуостров и, следуя этой логике, стрелять в спину.

Символами российского культурного пространства выступают Долгоруковский обелиск – в честь победы над турецкими войсками, памятники Суворову, Пушкину и др. Вопрос о строительстве памятника Екатерине Второй уже фактически решен – ее фигура станет кульминацией, символом «второго присоединения Крыма».

Прямую связь между символическим пространством и аннексией доказать невозможно, но то, что благоприятная почва культивировалась все это время – вполне очевидно. И это можно проследить на основе социологических срезов, причем не среди старшего поколения – здесь уже все понятно, а среди молодежи. Если быть совсем точным, то опрашивали на протяжении 2007-2012 гг. студентов симферопольских вузов. Приведу лишь некоторые данные, которые касаются восприятия исторических событий. Так, большинство респондентов (50,5%) считают, что исторических предпосылок для распада СССР не существовало. Поэтому тезис о возрождении Советского Союза как обновленной федерации (по типу референдума 1991 года) поддерживали 61,5% студентов Симферополя. Интересно было бы узнать их мнение сейчас – ведь Россия воспринималась многими из них как СССР-2.0. Правда, мороженого по 20 копеек они так и не дождались, как, впрочем, и других социальных благ. А вот статья за тунеядство вполне может стать реальностью.

Еще более интересным выглядит рейтинг политиков, которым бы молодые люди доверили управление страной: 20,5% считают наилучшим вариантом Сталина, 16,5% – Ленина. Радовать может только один факт – 42% вообще никого не выбрали.

О том, что черное – это белое, и наоборот, крымские школьники знали еще до аннексии. Просто теперь учителям стало проще рассказывать «правду»

Вторая мировая война воспринимается большинством (70%) как Великая Отечественная – «освободительная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков». И неважно, что написано в учебниках по истории, ведь ее преподают люди. Поэтому о том, что черное – это белое, и наоборот, крымские школьники знали еще до аннексии. Просто теперь учителям стало проще рассказывать «правду».

Вполне закономерно, что при таком восприятии исторических событий 84% опрошенных студентов уверены, что 9 мая обязательно надо украшать город красными флагами, и примерно столько же (83,5%) молодых людей выступили категорически против сноса памятников советской эпохи.

Безусловно, аннексия Крыма обусловлена влиянием целого ряда факторов, но культурно-символическая составляющая сыграла здесь важнейшую роль – подготовила благодатную почву для реализации путинского замысла. И неслучайно первыми шагами новой власти стало расширение и без того бескрайнего символического пространства и закрепление в нем очередных советско-российских ментальных «якорей», которые призваны удерживать и дальше умы и души крымчан в «родной гавани».

История не знает сослагательного наклонения, но если бы Ленина с центральной площади Симферополя убрали хотя бы 2005-м, то на ней вряд ли появился б российский триколор в 2014-м.

Евгения Горюнова, крымский историк и политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG