Доступность ссылки

Не изменить и выжить: история прокурора, покинувшего Крым


19 февраля 2014-го он радовался своему назначению прокурором Первомайского района Автономной Республики Крым. А уже 1 апреля стоял на киевском перроне. Три недели на адаптацию – и новая должность по защите прав граждан на оккупированной территории в Генпрокуратуре Украины.

Крым.Реалии расскажут историю еще одного крымчанина, выехавшего на материк.

Всего неделю и один день Усеин Асанов проработал в свободном Крыму в должности районного прокурора. В разгар Майдана, 19 февраля 2014 года, в здании Генеральной прокуратуры Украины в Киеве он был назначен прокурором Первомайского района. Усеин помнит, как радовался новой должности, ведь «для любого прокурорского работника повышение по службе говорит о том, что его оценили». В Крым вернулся в приподнятом настроении, однако уже через восемь дней стало понятно: идет военный захват полуострова.

Очевидно было, что происходит оккупация, что это российские солдаты

«Не верилось, честно говоря. Очевидно было, что происходит оккупация, что это российские солдаты, техника, ходят, ездят. Но до конца не верилось, что это может произойти», – вспоминает экс-прокурор Первомайского района.

Тогда органы прокуратуры на полуострове уже были отрезаны от основных каналов связи, но каждый день докладывали Киеву о ситуации в Крыму. Работали в плановом режиме, согласно законам Украины. Осознание опасности, в которой тогда находился каждый, пришло намного позже.

«Время было неспокойное. Общаюсь со своими коллегами, которые в конце марта – начале апреля переехали из Крыма сюда на материк: всем нам стало страшно потом, когда мы осознали, где находились и что с нами могло произойти. Но на тот момент действовали по обстановке, принимали решения, по законам Украины. Еще 24 марта (помню хорошо, потому что у меня день рождения 25-го) я проводил совещания, заслушивал уголовные производства по Уголовно-процессуальному кодексу Украины», – вспоминает Усеин Асанов.

Однако российское руководство и новые власти Крыма развернули активную деятельность: проводили собрания для лояльно настроенных граждан, сеяли обещания про счастливую жизнь Крыма в составе России и гарантировали защиту всем украинским служащим, которые пожелают остаться на территории Крыма.

Обещали материальные блага, обещали всех оставить при должностях

«Сам я не присутствовал, не ездил туда, но говорил с участниками этих собраний. Им говорили, что будут хорошие зарплаты, хорошее обеспечение. Обещали материальные блага, обещали всех оставить при должностях, что никого не сместят, не уволят», – с улыбкой вспоминает Усеин.

В тот момент ответственность за жизнь и здоровье сотрудников и их семей легла на районного прокурора. Пришло письмо: беречь своих.

«Нам говорили, что Крым – это территория Украины по Конституции и по международно-правовым нормам, что работать надо по законам Украины, но и в то же время говорили, что нужно беречь себя, беречь коллектив, их близких и родных. Об этом было письмо официального от тогда еще исполняющего обязанности генерального прокурора Украины Махницкого Олега Игоревича. Каждый прокурор района должен был обеспечить безопасность своих сотрудников и их семей. Трактовки этого понятия не было, но подразумевалось, что откровенно ходить с лозунгами или вступать в противоборство с оккупационными властями не рекомендовалось, во всяком случае я понял так», – говорит работник Генпрокуратуры.

Решающей точкой стал прошедший «референдум». Стало понятно, что Крым оккупирован и здесь действует российская власть.

Уже и в моем районе назначили исполняющего обязанности, при мне при живом!

«Приезжало руководство прокуратуры из Москвы, собирали совещания, приглашали на них лояльных прокуроров городов и районов. Уже и в моем районе назначили исполняющего обязанности, при мне при живом! Он ездил на эти совещания. И уже было понятно, что движения вперед в Крыму не будет», – с сожалением констатирует бывший прокурор Первомайского района АР Крым.

Чемодан был наготове: он не был еще разложен после поездки в Киев и переезда в Первомайский район. Собралась группа из прокурорских работников, оставшихся верными Украине. Сели в поезд – поехали, тогда уже понимая, что, возможно, обратный путь будет закрыт до тех пор, пока на полуострове орудует российская власть.

«О том, чтобы оставаться там и работать на российскую власть, не было и мысли. Решение о работе в органах прокуратуры Украины было принято еще в 1995 году, когда поступали в тогда еще Украинскую юридическую академию. Мы тогда уже понимали, где будем работать. Мы академию закончили, пошли на работу, приняли присягу, это было в начале двухтысячных, то есть тогда все было решено», – говорит Усеин.

Мне кажется, человек принесет больше пользы Крыму, если выедет оттуда

В его семье все мужчины во время Второй мировой воевали против фашистских оккупантов, поэтому мама и сказала ему: «Езжай, сын, тебе здесь делать нечего».

«Мне кажется, человек принесет больше пользы Крыму, если выедет оттуда. Ведь там физически нет возможности помочь людям и своей земле: ты можешь лишиться свободы, и тогда от тебя не будет толку твоим соотечественникам ни в Крыму, ни на материке», – считает бывший районный прокурор.

Он вспоминает, как 1 апреля оказался на перроне в Киеве, но было совсем не смешно. Тут ждала новая жизнь. Три недели на адаптацию, поселение в общежитие. И новая должность – заместитель начальника отдела надзора за исполнением законодательства по противодействию преступности и коррупции управления по защите прав граждан и интересов Украины на временно оккупированной территории полуострова Крым.

«Будет неправильно, если мы не будем реагировать на преступления в Крыму. Тогда мировое сообщество и оккупационные власти сделают вывод, что мы смирились с оккупацией и нас не интересует то, что там происходит. Мы должны показывать всему миру, что мы недовольны тем, что происходит в Крыму, что мы считаем его своей территорией», – подчеркивает Асанов.

Украина знает о преступлениях, совершенных в Крыму

В сегодняшней работе, соглашается он, результат в виде наказания преступников может быть отсрочен. Но здесь важен сам процесс: Украина знает о преступлениях, совершенных в Крыму, Украина показывает миру проблему и стремится к ее решению и защите интересов граждан.

Единственное, что осталось в Крыму со словом «навсегда», – это разорванная дружба с бывшими коллегами.

«Несмотря на то, что мы работали в одних коллективах, вместе грустили и радовались, между нами пропасть, и общих тем нет и быть не может. Да и с их стороны тоже нет попыток наладить общение с нами. Говорить не о чем, мы работаем в разном направлении: они – на то, чтобы укрепить позиции оккупационных властей, мы – на свое родное государство. Но зато вся эта ситуация помогла понять: на кого можно положиться, на кого – нет, кто – друг, а кто на самом деле враг», – делится Усеин Асанов.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG