Доступность ссылки

«Родина отвергла нас…»


Роллан Кадыев

Четверть века назад, 15 мая 1990 года, оборвался жизненный путь одного из видных участников крымскотатарского национального движения Роллана Кадыева.

Роллан Кадыев родился 9 апреля 1937 года в Крыму. Его мать Селиме в свое время была активной комсомолкой, под стать ей был и муж – Кемал. Об их преданности советской власти говорили даже имена детей – сына они назвали Роллан (в честь французского писателя, симпатизировавшего СССР), а дочь Тюльпаной – в знак будущей цветущей жизни.

Мечты о счастливой жизни оборвались 18 мая 1944 года, когда семью Кадыевых, как и всех крымских татар, депортировали из Крыма.

Родители Роллана были в числе первых активистов инициативных групп национального движения в Самарканде. В 1959 году юноша с отличием окончил физический факультет Самаркандского государственного университета и был оставлен на кафедре теоретической физики – преподавал теорию относительности, занимался астрофизикой, проблемами гравитации. Однако не только занятия наукой, но и участие в крымскотатарском национальном движении поглощали его…

В декабре 1966 года в курируемой им студенческой группе Кадыев отказался провести политинформацию на тему о «демократичной Советской конституции», мотивируя это тем, что ему, как крымскому татарину, всю жизнь приходилось сталкиваться с нарушениями и извращениями этой конституции. Результатом стало рассмотрение «дела Роллана Кадыева» (беспартийного!) на партбюро университета с вынесением ему выговора.

В августе 1967 года он готовит тексты «Обращения крымскотатарской молодежи Самаркандской области», «Обращения крымскотатарского народа» на имя Генерального секретаря Центрального комитета КПСС Брежнева, под которыми вместе с другими инициативниками активно собирает подписи соотечественников. Умница и интеллектуал Роллан быстро завоевывает авторитет в движении…

После выхода Указа Президиума Верховного Совета «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму» в СамГУ, как и в других учреждениях и учебных заведениях, состоялось собрание сотрудников и студентов. Представитель Центрального комитета Вишневский, зачитав Указ, стал говорить о предательстве крымских татар в период войны, приводя вымышленные факты по этому поводу.

Роллан и его коллега Вели Исмаилов не выдержали вопиющей лжи, резко выступив против высокопоставленного гостя… За что были вызваны в ректорат университета, где подверглись обструкции с последующим строгим предупреждением.

Начинается планомерная травля Роллана. По поводу и без повода он вызывается в КГБ для бесед

Начинается планомерная травля Роллана. По поводу и без повода он вызывается в КГБ для бесед, сотрудники комитета вмешиваются в его университетские дела, проблемой становится даже участие его в запланированных научных командировках. Но это не останавливает Кадыева.

В качестве народного представителя он неоднократно бывает в Москве, участвует в написании документов национального движения. Эти материалы распространяются им и его соотечественниками в организациях, редакциях газет, отсылаются в приемные Верховного Совета, Центрального комитета КПСС и в Совет Министров СССР. В Москве Роллан знакомится с правозащитниками Андреем Сахаровым, Петром Григоренко, Алексеем Костериным.

Накануне очередной годовщины депортации в мае 1968 года активисты крымскотатарского движения из разных регионов решают провести в Москве масштабную акцию протеста. Допустить проведения такой демонстрации власти не могут…

Вместе с соотечественниками Роллан Кадыев 17 мая схвачен московскими правоохранителями и выдворен из столицы. Во время этой акции из Москвы были высланы около 800 представителей крымскотатарского народа – среди них ветераны войны и труда, женщины, пожилые люди. Кадыев вместе с активистом национального движения Измаилом Языджиевым составил и распространил «Закрытое письмо членам инициативных групп Самаркандской области», в котором подробно описывались эти события.

Роллан дал интервью западным журналистам о положении крымских татар, что немедленно стало известно КГБ

Летом 1968 года в Тбилиси на Пятой Международной конференции по проблемам теории относительности Кадыев в соавторстве с Ленуром Арифовым представил доклад «Новые экспериментальные подтверждения общей теории относительности». Выступление молодых ученых сделало их имена известными в научных кругах.

Перед Кадыевым открывается перспектива сделать блестящую карьеру ученого-физика, но… После конференции Роллан дал интервью западным журналистам о положении крымских татар, что немедленно стало известно КГБ. После его возвращения в Самарканд у него дома был произведен обыск, а в октябре 1968 года Роллан Кадыев арестован.

Десять подсудимых – среди которых и Кадыев – обвинялись в том, что они «включились в активную деятельность по решению так называемого крымскотатарского вопроса. Указанные лица продолжительное время занимались изготовлением и распространением различного рода документов, содержащих заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, сбором подписей под этими документами, проведением нелегальных сборищ».

Процесс готовился несколько месяцев. 1 июля 1969 года начался суд. Вот лишь некоторые выдержки из показаний Роллана Кадыева на суде: «Я как автор информации утверждаю и придерживаюсь того мнения, что по отношению к нам проводится расовая дискриминация. Свои рассуждения я обосновываю следующим, – статья 1 Конвенции ООН». В этом месте он зачитал отрывок из статьи ООН о расовой дискриминации.

Понятно и не стоит оспаривать, что даже юридически проводился геноцид до указа 1967 года, хотя бы потому, что по указу 1956 года мы были лишены права проживать на территории Крыма, продолжал Кадыев.

Не менее жестким было последнее слово подсудимого Роллана Кадыева

«Указ 1956 года оставлял на нас клеймо изменников Родины. Кроме того, этот же указ фактическое ограбление или, как говорится в указе, конфискацию имущества, считает законным. Даже после указа 1967 года расовая дискриминация проводится по отношению к нам… Лишение нас государственности лишает нас возможности развиваться как нации. Поэтому я считаю, что указ 1967 года, не восстановивший наши права, содействует проведению политики расовой дискриминации по отношению к крымским татарам… В отношении нас физическое истребление проводилось в первые годы высылки, когда в связи с бесчеловечными условиями погибло 46% крымских татар. В настоящее время физический геноцид не проводится. Проводится национально-культурный геноцид, так как развитие культуры, языка не может осуществляться без государственности».

Не менее жестким было последнее слово подсудимого Роллана Кадыева: «Государственный обвинитель упрекнул меня в неблагодарности за полученное образование. Коль скоро на чашу весов Фемиды прокурором было брошено то, что я получил бесплатно, почему же тогда пустует вторая чаша, куда следует положить все недополученное мною и отнятое у меня?

Разве у меня не отняли Родину, штыком подняли из детской кровати и бросили в вагон для скота, чтобы под конвоем доставить в места ссылки? Разве моего народа, а, следовательно, и меня, не лишили национальной государственности? Разве не надругались над моей честью, дав мне клеймо изменника Родины, от которого всю жизнь страдал и страдаю не только я, но и мои дети?.. Разве у меня не украли детство?.. Разве у меня не отняли души тысяч моих сородичей, погибших в первые годы ссылки? Разве у меня не отняли возможность учиться в школе на родном языке? Разве у меня не отняли возможность изучения культурного, исторического, архитектурного и прочих наследий моего народа? И разве можно перечислить все то, что отнято у меня и не возвращено до сих пор?..

Родина отвергла нас в 1944 году, выбросив с родной земли в ссылку. Родина отвергла в 1945 году, ликвидировав национальную государственность нашего народа. Родина отвергла нас в 1956 году, отобрав у нас имя крымского татарина и признав «укоренившимися» в местах ссылки. Родина отвергла нас и сегодня, посадив на скамью подсудимых только за то, что мы не смогли смириться с положением отверженных». Такова была речь Роллана Кадыева – для того времени поистине героическая…

5 августа 1969 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Узбекской ССР, признав всех подсудимых виновными по предъявленным им статьям 190-1 Уголовного кодекса РСФСР и аналогичным республиканских кодексов Украины и Таджикистана, – приговорила Роллана Кадыева к трем годам лагерей общего режима.

Крымскотатарские политзаключенные. Роллан Кадыев в верхнем ряду первый справа
Крымскотатарские политзаключенные. Роллан Кадыев в верхнем ряду первый справа

По выходе из лагеря Кадыев продолжал деятельность в качестве активиста движения. Вместе с соратниками он составил многостраничное «Кассационное заявление» в адрес Центрального комитета КПСС. Данное заявление требовало отмены всех указов и постановлений о крымских татарах дискриминационного характера. В апреле 1977 года он отправил его в Центральный комитет КПСС на имя Генсека Брежнева. В декабре председателю Конституционной комиссии ушло его письмо с критикой проекта Конституции, так как статьи по национальному вопросу (Кадыев перечислил их) противоречили действительности.

В августе 1978 года в Москве вместе с другими представителями крымскотатарского народа он добивается ответа на «Кассационное заявление»... А в апреле 1979 года у него дома был произведен очередной обыск. В сентябре в университете, где преподавал Кадыев, состоялось собрание физического факультета, на котором обсуждалось «недостойное советского педагога» поведение Кадыева за его участие в национальном движении и дружбу с опальными академиком Сахаровым и генералом Григоренко. Ему был объявлен «строгий выговор с последним предупреждением». Публикация в местной газете «Самаркандский университет» осудила Кадыева «за недостойное поведение и высказывания, несовместимые с высоким званием советского педагога».

4 января 1980 года в Самарканде состоялся суд, который приговорил Кадыева к 3 годам лагерей строгого режима

28 ноября его арестовали по обвинению в «злостном хулиганстве». Парторг университета в присутствии студентов в грубой форме оскорбил Кадыева, за что тот ударил его.

4 января 1980 года в Самарканде состоялся суд, который приговорил Кадыева к 3 годам лагерей строгого режима. В марте 1981 года в своем письме «Ответственность ученых» академик Андрей Сахаров выступил в защиту ученых, которые за свои взгляды и убеждения преследуются властями, упомянув в нем и Роллана Кадыева.

После освобождения Кадыеву запретили преподавать, он был переведен на должность лаборанта СамГУ. Несмотря на это, он продолжил научную деятельность, защитил диссертацию кандидата наук, впоследствии был переведен на должность доцента.

Уже в период перестройки при СамГУ по инициативе Кадыева был создан дискуссионный клуб «Инициатива», им были написаны устав и программа клуба. Главная его цель – содействие процессам перестройки, развитию демократии в жизни города, области и в целом республики.

Беспристрастный анализ выступлений Роллана Кадыева конца 1970-начала 1980-х дал основание некоторым его близким соратникам и исследователям предположить, что серьезные мировоззренческие метаморфозы, заметные в его выступлениях и текстах этого периода, не случайны и мотивированы сотрудничеством с известными органами… Время и новые исследования покажут, так ли это было на самом деле…

В последние годы жизни у Кадыева возникли принципиальные разногласия с соратниками по национальному движению

В последние годы жизни у Кадыева возникли принципиальные разногласия с соратниками по национальному движению. Он был против новых организационных структур: Центральной Инициативной группы, Организации крымскотатарского национального движения, не разделял точку зрения о необходимости решительных действий по восстановлению прав крымских татар, называя сторонников такого направления экстремистами, придерживался компромиссных путей достижения целей движения. По его мнению, радикальные шаги могли привести к еще более ожесточенной форме борьбы властей против инициативных групп и крымскотатарского народа в целом. Свою позицию он отстаивал в серии публикаций «Наши болезни – критические заметки по нашему национальному вопросу».

Жизнь Роллана Кадыева оборвалась 15 мая 1990 года в клинике, где он был оперирован по поводу опухоли мозга.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG