Доступность ссылки

Игорь Семиволос: В Крыму продолжают жить сталинские мифы о крымских татарах


Киев – Многие украинские политики и эксперты заявляют, что нынешние репрессии в отношении крымских татар в Крыму являются повторением сталинской депортации, произошедшей 71 год назад. Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос в интервью Крым.Реалии рассказал, насколько оправдано это утверждение. Также он высказал свое мнение о причинах депортации 1944 года и о том, к каким последствиям для крымских татар могут привести нынешние репрессии против коренного народа Крыма.

– На ваш взгляд, почему Сталин 71 год назад отдал приказ о депортации всех представителей крымскотатарского народа?

Игорь Семиволос
Игорь Семиволос

– Моя версия, с которой соглашаются многие историки, заключается в том, что Сталин готовил войну с Турцией, и ему необходимо было избавиться от народов, которые имели этнические, религиозные или родственные связи с Турцией. Собственно, не только крымские татары попали под депортацию, но и все народы, которые так или иначе исторически были связаны с Турцией.

Тогда удалось не допустить такого развития событий. И одной из причин, которые не дали Сталину развязать войну с Турцией, была ядерная бомба, которая стала фактором сдерживания. Но операцию они провели по зачистке всех групп, которые, по их мнению, могли быть нелояльными.

Еще одна версия заключается в том, что для Сталина Крым был территорией, которую он как человек, который имеет азиатское представление о власти, хотел населить однородными группами, переселенцами, не являвшимися крымскими татарами. Для него было важно снять влияние тюркоязычных народов в европейской части страны.

Возможно, это было связано с предыдущими годами в начале двадцатого века, когда шла речь о пантюркизме как политическом течении, в котором активно принимали участие крымские татары. Возможно, это также повлияло на принятие решения, но, по-моему, главной причиной была экспансионистская политика Советского Союза и стремление Сталина начать войну с Турцией.

– Благодаря чему, по-вашему, крымским татарам удалось сохраниться как народ вне своей исторической родины?

Окончательно крымские татары сформировались как единый целостный народ как раз уже во время изгнания

– Этногенез крымскотатарского народа происходил как в границах полуострова, так и во вне. В Крыму существовали более четкие отличия между разными этническими группами внутри крымскотатарского народа. И уже оказавшись в изгнании, им удалось преодолеть в том числе различия, которые существовали. Окончательно крымские татары сформировались как единый целостный народ как раз уже во время изгнания. Там произошло очень важное осознание себя отдельной этнической группой, отдельным народом.

И возвращаясь на родину, они уже возвращались собственно как представители крымскотатарского народа, а не представители разных этнических групп. Речь идет о горных татарах, степных и так далее. Эти отличия в значительной мере были уже преодолены.

– Почему не произошло ассимиляции с узбекским населением?

– Это очень интересный вопрос. Я думаю, что культурные отличия были достаточно сильные. На начальном этапе крымские татары столкнулись с ситуацией, в которой они были изгнанниками, депортированной, униженной группой. И эта униженность в значительной мере мешала такой серьезной интеграции. В дальнейшем, когда условия жизни смягчились, сыграли важную роль отличия культуры и исторического происхождения, ощущение того, что мы европейцы, а не, условно говоря, азиаты.

Я помню большое количество разговоров с крымскими татарами, которые поясняли эти отличия. Для многих из них то, что они являются европейцами, было частью их культуры, которую передавали из поколение в поколение. Это поддерживало крымских татар во время изгнания и формировало их национальную идентичность.

– В 1944 году произошло не только насильственное выселение, но и началась информационная кампания против крымскотатарского народа. Есть мнение, что сейчас продолжают бытовать стереотипные и ксенофобские представления о крымских татарах. Какие именно мифы продолжают жить в Крыму и на материковой Украине?

– Я думаю, что в Крыму живут все те мифы, которые были порождены советской пропагандой для того, чтобы аргументировать или легитимизировать акт геноцида. Этот вопрос постоянно поднимается в средствах массовой информации и дискуссиях накануне майских мероприятий. Но и параллельно так называемые историки пытались аргументировать те версии, которые были для них выгодными. Например, версии о «предательстве» крымских татар и тому подобном.

На материковой Украине фактически про крымских татар знали мало

Я думаю, что в целом на материковой Украине фактически про крымских татар знали мало. И предубеждения, которые тут бытовали, скорее, были связаны с более глубоким историчными представлениями о крымскотатарских взаимоотношениях времен казачества. Параллельно с этим существовала тюркофобия и осторожное отношение к крымским татарам как возможным проводникам турецких интересов. Все это было.

Но сегодня на материковой части Украины таких настроений стало гораздо меньше, я их практически не вижу. Тут как раз крымские татары за последний год утвердились в восприятии украинцев как украинские союзники, как этническая группа, которая лояльна Украине, которая борется за Украину и которая страдает за Украину в том числе.

– Какие параллели можно провести между процессами, которые происходили в Крыму 71 год назад, и теми процессами, которые происходят там сейчас? Я имею в виду притеснения крымских татар со стороны российских властей.

– Это не непосредственно депортация. Естественно, там есть намерение выдавить и выдворить из Крыма наиболее активных активистов, лишить крымских татар политических институтов и таким образом контролировать их, создать коллаборационистские группы. В принципе что-то подобное было всегда, это было частью российской имперской политики по отношению к нерусским этническим группам.

Крым всегда отличался жестокой политикой и бескомпромиссностью, неготовностью к торгам

Тут мы скорее говорим о российской имперской политике, которую Москва осуществляла против нелояльных этнических групп продолжительное время существования Российской Империи и Советского Союза, который в определенной степени перенял эти практики.

Мы видим реализацию таких подходов на Кавказе и в других регионах России. Но Крым всегда отличался жестокой политикой и бескомпромиссностью, неготовностью к торгам. Тут для Российской империи было важно, чтобы у этнических групп не было собственных политических игр.

– Так сейчас происходят репрессии только против политического руководства крымскотатарского народа или это притеснения против всех крымских татар по этническому признаку?

– Это репрессии по отношению к институтам крымскотатарского народа, в первую очередь. Поскольку без институтов это просто люди. А народ может реализовать свою волю только через институт. То есть это репрессии против того, что называется волей крымскотатарского народа.

Будет преувеличением сказать, что сейчас страдают все крымские татары

Будет преувеличением сказать, что сейчас страдают все крымские татары. Но значительная часть крымских татар, которая остается лояльной к крымскотатарским политическим институтам, страдает.

– Если эти репрессии будут продолжаться, например десять лет, то какими могут быть последствия для крымскотатарского народа?

– Мы не знаем, сколько это будет происходить. Это очень сложный процесс. Очевидно, что это не будет происходить десять лет. Очевидно, ситуация более динамичная, чем это было в начале двадцатого века и даже в середине двадцатого века. Поэтому, скорее всего, мы можем говорить про краткосрочную перспективу.

В краткосрочной перспективе будут формироваться две группы

В краткосрочной перспективе будут формироваться две группы. С одной стороны, это крымские татары, которые сейчас пребывают на материковой Украине, и те крымские татары, которые находятся в Крыму, но политически ассоциируют себя с политическими институтами крымскотатарского народа. Соответственно, они сохраняют лояльность к этим институтам и будут стремиться всячески поддерживать эти контакты.

Вторая группа – это, скажем так, более пассивные те крымские татары. Они, скорее всего, под давлением будут принимать новые правила игры. Но понятно, что оккупационные власти прекрасно понимают, что эта лояльность очень условна и будет работать при определенных обстоятельствах. Как только ситуация изменится, изменится и эта лояльность, и много чего другого. И это касается не только крымских татар. Это касается очень большого количества крымчан, которые сейчас демонстрируют лояльность оккупационной власти.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG