Доступность ссылки

Андрей Пионтковский: В России не популярна война, в которой русскоговорящий убивает русскоговорящего


Львов ‒ Почему нанести поражение Путину Западу нужно невоенным путем? Когда рухнет «русский мир»? На эти сложные вопросы научный сотрудник института системного анализа РАН Андрей Пионтковский ответил в стенах Украинского католического университета во время конференции «Медиа и идентичность». Кроме того, ученый рассказал о том, как не популярна в России война, в которой русскоговорящий убивает русскоговорящего. Слова Андрея Пионтковского Крым.Реалии подает от первого лица.

Тоталитарный режим живет, пока живет его миф. И он в своей эволюции проходит несколько стадий. Сначала стадия бури и натиска, когда он завоевывает значительную часть населения, потом он проходит через свою вершину и начинается угасание мифа.

Вершина коммунистического мифа ‒ это победа СССР во Второй мировой войне. До сих пор эта победа эксплуатируется несколькими поколениями руководителей Кремля, а после этого началось угасание мифа, и Советский Союз распался. Распад был неизбежен, потому что в начале 80-х годов умерла коммунистическая идея.

Рождение нового мифа

Жулики и политтехнологи, которые проводили избирательную кампанию Путина в 1999 году, использовали ту же технологию. Они создали свой новый маленький миф. Это был такой классический технологический симулякр, но он позволил абсолютно неизвестного серого человека сделать не только президентом страны, но и национальным героем.

Миф был очень простой: вот нас взрывают в наших домах страшные исламские террористы, а вот есть героический офицер спецслужб, который нас всех защитит и «замочит» наших врагов в сортире.

Миф сработал. И он быстро «пробежал» все те же этапы советского тоталитарного мифа: только вместо Второй мировой войны была маленькая победоносная война в Грузии.

Миф начал неизбежно угасать в 2011-2012 гг. Это была очевидная смерть мифа, который заменил популярный мем «Путин ‒ вор». Авторитарная власть потеряла мифологическую основу.

Украинский выбор как угроза Кремлю и повод к порождению нового мифа

Массового движения на улицах не было, что помогло режиму сохраниться. Но чувствовалась исчерпанность бывшего мифа. И появилась другая проблема, которая воспринималась как угроза: казалось бы, совершенно невинное желание Украины заключить соглашение об Ассоциации с ЕС.

Путинский режим увидел в этом опасность для себя, потому что оно предполагало изменение внутренних правил игры внутри Украины, создание состязательной экономики и политики. Путин увидел для себя угрозу возможности ухода Украины из системы воровских «паханатов», создавшейся на территории СССР после его распада. И этот уход, возможный выбор Украиной европейского пути развития представлял экзистенциальную угрозу, потому что это бы стало заразительным примером для российского общества. Поэтому Путин развязал кампанию против присоединения и достиг своей цели методами запугивания и подкупа Януковича. В декабре-январе он считал свою задачу выполненной, путь Украины в Европу был надежно заблокирован.

Февральская Революция Достоинства стала для Путина неожиданностью. Был свергнут криминальный режим, который был клоном путинского режима. И здесь задачей власти стало уничтожить новое Украинское государство, блокировать его путь в Европу. Аннексия Крыма была не самоцелью, а инструментом в решении этой задачи.

«Крымская речь» Путина как ремейк «судетской речи» Гитлера

Во время знаменитой «крымской речи» Путина 18 марта его спичрайтеры сделали гораздо большее, чем обоснование крымской аннексии. Путин предложил новую мифологию своего режима, новый системообразующий миф ‒ миф «русского мира».

«Крымская речь» Путина является просто удивительным ремейком гитлеровской «судетсткой речи», прочитанной в Рейхстаге по поводу присоединения Судет. Все основные концепты нацистской внешней политики 1930 года были взяты и впервые представлены как концепты российской внешней политики именно в этой речи: «разъединенный народ», «объединение российских исторических земель», «национал-предатели». «Национал-предатели» ‒ это прямая калька гитлеровских концептов, именно так назывались враги гитлеровского режима.

Путин провозгласил свое право и священную обязанность защищать по всему миру не просто граждан России, а этнических русских, русскоговорящих, носителей русского языка. Эта концепция «русского мира» полный аналог концепции Третьего Рейха и присоединения к Рейху тех территорий, на которых проживали немецкие меньшинства, люди, говорящие на немецком языке.

Российский «ренессанс» и западный «декаданс»

Пропагандисты, которые 24 часа не вылезают с телевизионных шоу, ввели концепцию четвертой мировой войны. Конечно, не с Украиной же мы воюем, что такое Украина? На территории Украины идет историческая война «русского мира» с декадентским англо-саксонским.

Концепция «русского мира» оправдывает не только аннексию Крыма, а и любые другие дальнейшие территориальные захваты. Уже в апреле Путин поставил конкретную цель расширения «русского мира» ‒ Новороссия. 8 или даже 12 областей Украины, которые оказываются какими-то страшными жидобольшевиками. И теперь они должны вернуться в лоно «русского мира». Попытки организовать военные провокации были предприняты во всех этих областях, но удались они только на части Донецкой и Луганской. Территория Новороссии скукожилась до так называемой Лугандонии, но это не значит, что Путин отказался от концепции «русского мира». Она по-прежнему внедряется в массовое сознание.

Вопрос о долговечности мифа

Мне очень понравился подзаголовок моего доклада, который сделал, видимо, редактор: «Нельзя открывать могилы таких мертвецов». Вот мой ответ на вопрос об устойчивости и долговечности фактически нацистского мифа «русского мира». В этом мифе есть совершенно очевидная ловушка, ведь концепция победоносного третьего мира требует непрерывного расширения. Вот мы освободили наших соотечественников в Крыму ‒ нужен следующий этап. И он был сформулирован ‒ это Новороссия. Но с Новороссией что-то не удалось. Есть три серьезные причины, почему этот миф обречен на поражение. В исторической перспективе ‒ на довольно быстрое поражение.

Три причины поражения «русского мира» от Пионтковского

Первая. Коммунистический миф апеллировал к сознанию миллионов людей разных национальностей – украинцев, кавказцев. Он был сильнее их национальных мифов. Здесь же ситуация обратная: идея об арийском племени с невероятной болтающейся дополнительной хромосомой не может увлечь никого вне русского этноса.

Вторая. Путин презирал своих бывших коллег по «Большой восьмерке», потому что они проглотили его войну против Грузии. Путин считал, что он их переиграет, он был убежден, и этот тезис очень активно повторяется российской пропагандой, что нам важнее уничтожить, раздавить, изнасиловать Украину, чем Западу ее защитить. Поэтому мы будем повышать уровень конфликта, а на каком-то этапе Запад дрогнет и отступит. Эта общая философия повышения конфликта сопровождалась совершенно разнузданным ядерным шантажом: если понадобится, мы применим и ядерное оружие, и уже в этом случае Запад окончательно отступит.

Большие русские меньшинства в Эстонии и Латвии ‒ это великолепная приманка для концепции «русского мира»

Однако Запад, может быть, и отступил бы из Украины, в общем-то его поддержка Украины достаточно условна, он не хочет слишком обострять отношения с Россией, но ведь концепция «русского мира» распространяется гораздо шире.

Вопрос стоит так: если Путин подчинит себе Украину, заставит отказаться от любых европейских надежд, то это будет для него громадным стимулом повторить то же самое в Прибалтике. Большие русские меньшинства в Эстонии и Латвии ‒ это великолепная приманка для концепции «русского мира». Но дело в том, что Эстония и Латвия ‒ это члены НАТО. Запад столкнется со страшной дилеммой: если появятся «зеленые человечки» в Эстонии, то придется или отказаться от поддержки Эстонии, только это будет означать конец НАТО, конец Запада как геополитической структуры, конец Штатов как гаранта безопасности Запада, или пойти на конфликт с ядерной державой.

Это чудовищный выбор для Запада. И единственный способ избежать этого выбора ‒ нанести Путину поражение невоенными средствами на территории Украины. Поэтому Запад пошел на поддержку Украины дальше, чем большинство наблюдателей могло подумать с самого начала.

Третья, самая главная причина: а насколько этот миф соответствует желаниям, комплексам самого русского народа? Аннексия Крыма была популярной акцией, но одно дело сидеть у телевизора с попкорном и смотреть, как замечательно без единой жертвы присоединен Крым, а другое дело ‒ реальная война с Украиной, в которой одни люди, говорящие на русском языке, убивают других людей, говорящих на русском языке...

Не случайно сведения о жертвах российских военнослужащих ‒ это самая секретная информация

Такая война крайне непопулярна в России. Это показывают даже официальные опросы общественного мнения. И не случайно сведения о жертвах российских военнослужащих ‒ это самая секретная информация. А людей убивают. Немцов был убит за то, что готовил доклад о войне и этих жертвах. Путин просто политически не может позволить себе крупномасштабную военную акцию, которая будет неизбежно сопровождаться другим количеством жертв с российской стороны.

Переиграть 1991-й

В 1991 году распались две коммунистические империи. Большая советская и малая югославская. В Беловежье руководители договорились о распаде Союза по формальным границам союзных республик, а в Югославии Сербия захотела себе вырезать великую Сербию, «сербский мир» из тела бывшей Югославии и развязала несколько войн, которые оказались трагедией для Югославии. Почему так произошло? Потому что в России был Ельцин, а в Югославии Милошевич? Да. Но и Ельцин, и Милошевич были популистскими вождями и отражали настроения своих народов. Ведь в России в 1991 году была масса политиков, которые выдвигали к Украине те же территориальные требования, что Путин сейчас: и Крым, и Донецк, и Луганск. Но они не были поддержаны обществом. Когда противники Беловежья пытались в декабре организовать митинг протеста на Манежной площади, то пришло триста человек, в то время как сербы массово поддержали Милошевича. Они были полностью захвачены мифом «большого сербского мира», созданного из территорий бывшей Югославии. Поэтому концепция «русского мира» ‒ это непонимание психологии русского народа, это попытка переиграть тот выбор мирного раздела СССР, который русский народ сделал в 1991 году, и повторить всю сербскую историю, да еще и в ядерной державе. Поэтому не надо открывать могилы таких мертвецов. Попытка реализовать квазигитлеровскую концепцию «русского мира» станет политической могилой самого Путина.

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG