Доступность ссылки

Львовяне разделили боль депортации с крымскими татарами


Актеры, участвовавшие в перфомансе: Алим Алиев, Нателла Шавадзе, Шакима Гиян

Львов ‒ Железная дорога. На рельсах остановился поезд. В одном из его вагонов стоят две женщины и мужчина ‒ между ними узелок с хлебом. Они читают истории депортированных и угощают пришедших скромной едой. В тот момент, когда актриса Нателла Шавадзе будет протягивать Энверу Бекирову узелок с хлебом, он возьмет кусочек и случайно уронит крошку на пол. Не растерявшись, Энвер тут же поднимет ее ‒ крымский татарин помнит, что такое депортация...

Вряд ли это было частью перформанса, который устроили «Крым SOS» совместно с «Крымским домом» во Львове. На львовской железной дороге нашелся прототип вагона, в котором депортировали крымских татар 71 год назад ‒ так появилась идея представления.

Алим Алиев
Алим Алиев

Соучредитель «Крым SOS» Алим Алиев рассказывает, что в такой вагон людей прямо-таки забивали по 90-95 человек и везли в неизвестность в течение трех недель. В местах депортации их ждал голод, один барак на 20-25 человек и невозможность уехать без разрешения комендатуры.

Алим не проводит прямых параллелей между аннексией Крыма сегодня и депортацией 1944-го года, но замечает, что крымские татары в очередной раз оказались под угрозой потери своей идентичности, культуры и языка. Кроме того, он считает, что теперь развитие на своей земле стало невозможным, потому что национальная элита крымцев в нынешних условиях формируется за пределами Родины. Примерно две тысячи крымских татар проживает сейчас во Львове. Алим Алиев главной целью ставит помочь им сохранить свою идентичность и сделать их временное пребывание во Львове насколько возможно комфортным. «Мы надеемся, как и после депортации, снова вернутся в Крым», ‒ говорит Алим.

Пересечение культур вновь происходит во Львове

Шакима Гиян
Шакима Гиян

Шакима Гиян сыграла одну из главный ролей в перформансе. Она работает во Львовском театральном, художественно-исследовательском и образовательном центре «Слово и голос». Ее театр занимается песней. Шакима убеждена, что через песню представителям разных культур легче понять друг друга. «Во Львове всегда происходил обмен культур ‒ и он снова происходит. Это очень красиво, что мы все здесь встречаемся. Боль остается, но молодое поколение, понимая эту боль, может уже идти иным путем ‒ с легким дыханием», ‒ считает актриса.

Зрители перфоманса
Зрители перфоманса

Для этнографа из Крыма Ульвие Аблаевой важно, что в городе Льва проходят такие мероприятия, но в то же время Ульвие и критикует представление: «Во Львове учится много перселенцев-студентов, и каждый из них мог бы рассказать историю своей семьи. В этом было бы больше правды. Такой перформанс не для крымских татар ‒ он поражает, но меня, крымскую татарку, он не поразил, потому что я знаю очень много таких историй. Как бы актер не был талантлив, острое сопереживание всегда ощущается до какой-то границы, и оно совершенно другое, когда человек рассказывает то, что случилось, например, с моей бабушкой, сестренкой, которая умерла. Это не их боль», ‒ рассказывает о своем видении такого перформанса Ульвие.

Львовянка: Крым для меня — это тоже родина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:47 0:00

Украинцы: мы все крымские татары

Студент из Крыма Эскендер Ганиев впечатлен тем, как проводят годовщину депортации в Украине в этом году, когда скорбит вся страна. «Я даже видел записи, что в этот день мы все крымские татары. Для меня это траур и одновременно ‒ это сплотило народ, это безусловно хорошо», ‒ говорит Эскендер.

И Крым для меня ‒ это тоже родина

Впечатление от львовского перформанаса у крымца лучше, чем было на полуострове в прошлом году. «Приятно, что тут есть возможность почувствовать себя там, на родине», ‒ отмечает студент.

Он подчеркивает, что крымские татары сейчас ‒ это основной оппозиционный двигатель в Крыму, а потому вся Украина не должна об этом забывать и поддерживать это движение.

Работы художника Рустема Эминова, служившие декорациями для перфоманса
Работы художника Рустема Эминова, служившие декорациями для перфоманса

Актриса Шакима Гиян декламирует строки из крымскотатарской песни и переводит их: «Нерде вардыр бойле ава, Нерде вардыр бойле юва: там, где мой дом, там, где моя молодость, там, где моя Родина... ‒ Для меня это тоже было очень близко», ‒ говорит Шакима. Как оказалось, она и сама долго жила на полуострове.

«И Крым для меня ‒ это тоже родина», ‒ говорит львовянка.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG