Доступность ссылки

Юлия Тищенко: После аннексии Крыма Украина стала внимательней к крымским татарам


Киев – Первые лица Украины во время траурных мероприятий 18 мая заявили, что всеми силами будут обеспечивать защиту прав крымскотатарского народа. Более того, по словам Петра Порошенко, украинские власти займутся разработкой дорожной карты возвращения Крыма. Эксперт Украинского независимого центра политических исследования Юлия Тищенко дала оценку тому, насколько активно в данный момент официальный Киев помогает коренному народу Крыма, и спрогнозировала, будут ли обещания, данные крымским татарам, выполнены.

– Судя по тому, с каким резонансом на материковой Украине прошли мероприятия в память о депортации крымских татар, можно ли говорить об усилении поддержки коренного народа Крыма со стороны украинских властей и общества?

– На мой взгляд, конечно, об этом можно и нужно говорить. Как это ни грустно и ни парадоксально, ситуация, которая складывается в связи с аннексией и с тем, что сегодня происходит с крымскими татарами на полуострове, привлекает повышенное внимание и вызывает более сильную реакцию украинского общества. От власти – само собой, но я бы заострила внимание на реакции общества.

В этой ситуации украинское общество больше узнает о крымских татарах, больше обращает внимания на крымских татар, на историю Крыма в том числе. Причем это связано не только с годовщиной этой страшной депортации, это связано еще и с более широкими историческими событиями и человеческими взаимоотношениями.

Сегодня желания знать и понимать, сопереживать и принимать участие гораздо больше, чем раньше

Если раньше это было больше спорадическое внимание, связанное с годовщиной депортации, то сегодня, на мой взгляд, желания знать и понимать, сопереживать и принимать участие гораздо больше, чем раньше.

Украинские власти на уровне риторики, бесспорно, оказывают значительную поддержку крымским татарам, но оказывается ли помощь на уровне конкретных действий?

– У украинской власти и у международных структур очень ограниченное поле для маневра и мало возможностей для того, чтобы влиять на происходящее в Крыму – на действия России по отношению к крымским татарам и на ту политику, которая там проводится в экономической и политической сфере.

Крым незаконно аннексирован, и де-факто юридически за это несет ответственность Россия. Кремль не собирается ни с кем вступать в диалоги по этому поводу. Поэтому мы можем принимать и законы, и постановления, но все понимают, что их будет очень сложно имплементировать, если ситуация не изменится. Но ситуация, безусловно, должна будет поменяться. И это может закладывать основы того, что будет уже после деоккупации Крыма.

Безусловно, Верховной Раде Украины еще очень много нужно сделать, в том числе принять закон о статусе крымскотатарского народа и о коренных народах. Необходимо урегулировать систему взаимных отношений этих групп и государства. Но, тем не менее, политические сигналы различных институтов: и президента, и правительства, и Верховной Рады, – сегодня очень четкие. Утверждается, что Крым – это Украина, крымские татары – это достаточно значимая часть политики Украины в отношении Крыма. Взять хотя бы присвоение аэропорту имени Амет-Хана Султана. Мы помним, как было много разговоров на эту тему, но это никогда не увенчивалось конкретными решениями.

Я не могу сказать, что сегодня Украина выделяет адекватное количество этих ресурсов на свою политику по отношению к Крыму

Сегодня в очень ограниченной системе координат не скажу, что делается все, но хоть что-то делается. И нельзя сбрасывать со счетов, что это делается не только благодаря власти, но и благодаря различным общественным организациям и инициативам, которые заставляют власть это делать. Плюс ситуации в том, что сегодня по большому ряду вопросов к общественным организациям прислушиваются. Другое дело, что любая политика – это ресурсы. И я не могу сказать, что сегодня Украина выделяет адекватное количество этих ресурсов на свою политику по отношению к Крыму: на информационную, социальную и так далее. Но эта проблема касается не только Крыма. Она вообще касается ситуации в Украине в социальной сфере в целом.

– Большое количество крымских татар проживает на материковой Украине, в частности в Херсонской области. Задействует ли власть все ресурсы для того, чтобы реализовывать их права. Например, в сфере культуры, образования, политики?

– Сегодня конкретных зримых шагов достаточно мало. Закон о статусе крымскотатарского народа помог бы более широкой и адекватной представленности крымскотатарских депутатов в тех же органах местной власти, где они бы получили возможность влиять на процесс принятия решений, которые касаются их же. Сегодня, конечно, этого недостаточно.

В Киеве есть воскресные школы, где идет изучение крымскотатарского языка и культуры крымских татар. Но это все основано на инициативе родителей, которые пытаются это финансировать. Безусловно, важна помощь в этом направлении со стороны государства, которое может выделять ресурсы.

Есть серьезные проблемы в Винницкой области, куда переехала небольшая община крымских татар

Я знаю, что есть серьезные проблемы в Винницкой области, куда переехала небольшая община крымских татар. У них есть конфликт с местными жителями, в том числе социального плана. Государство и здесь могло бы занять более действенную позицию по поводу этих групп, а не оставлять местную власть один на один с теми проблемами, которые та преодолеть не в состоянии.

Также много крымских татар в Киеве и Львовской области. Необходимо, помимо программ, связанных с развитием языка, культуры и образования, говорить о программах, которые бы могли больше объяснять, кто такие крымские татары. Об особенностях их традиций, религии. Это важно, потому что, например, у жителей Львовской области не было опыта соприкосновения с инокультурными людьми. Такие программы позволили бы больше узнать друг друга.

В интервью для Крым.Реалии глава Меджлиса Рефат Чубаров заявил, что необходимо создать международную дорожную карту деоккупации Крыма. На ваш взгляд, насколько вероятно, что Украина вместе с другими государствами разработает такую стратегию?

– Об этом говорил и президент Порошенко 18 мая и называл такой проект дорожной картой по деоккупации. Это действительно вопрос международной безопасности, потому что, аннексировав Крым, Россия подорвала все основы сосуществования, которые были приняты в послевоенной Европе.

Но, на мой взгляд, сегодня на уровне дипломатических усилий возможности по деоккупации Крыма не достаточно четко артикулированы. И Европе, и Америке нужно в этом принимать участие.

Сегодня сложно представить стратегию деоккупации Украины, в том числе потому, что ситуация на Донбассе резко меняется

Мне кажется, что сам план подготовки такого рода мероприятий не такой простой. Потому что если бы это было легко, то это давно было бы сделано. Сегодня сложно представить стратегию деоккупации Украины, в том числе потому, что ситуация на Донбассе резко меняется. А она во многом детерминирует суть происходящих процессов.

Пока мы видим очень четкие заявления со стороны руководителей стран и международных организаций о том, что Крым – это Украина. Каких-то конкретных артикулированных шагов пока нет. Возможно, необходим процесс, который поможет эти шаги артикулировать более четко, чтобы двигаться дальше.

Но я думаю, что заявление о начале такого процесса – это уже много в нынешней ситуации.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG