Доступность ссылки

​Лариса Волошина: Крым – это украинцы


Встреча вынужденных переселенцев с представителями министерства социальной политики Украины, 2 апреля 2015 года

Сообщения о том, что на территории Донецкой и Луганской областей появились «российские переселенцы», позабавили украинцев. Это же какого расцвета должна была достичь «вставшая с колен» Российская Новая Империя, чтобы ее законные граждане посчитали Донецк и Луганск, находящиеся в зоне боевых действий, за рай на Земле, за сытую «заграницу», куда бы им захотелось переселиться в поисках лучшей доли?

Все мы помним наводнение в Крымске, пожары в Хакасии, помним фото российской глубинки и прекрасно понимаем, что даже депрессивные украинские регионы для пришлых имперцев могут выглядеть как Эльдорадо. Но проблема эта с российскими гражданами, переселяющимися в оккупированные регионы, к сожалению, далека от анекдотичной.

Нечто подобное пережила Грузия, когда на место огромного количества беженцев, спасавшихся от российских «благ», на ее территорию стали заселяться «дорогие россияне».

В январе 2005 года Михаил Саакашвили так прокомментировал положение дел в Абхазии: «Я слышу заявления, лишенные всякого самолюбия, о том, что мы должны отказаться от возвращения беженцев в Абхазию, что Абхазия не будет частью Грузии и мы должны пойти на какую-то непонятную конфедерацию. Я никогда не пойду на это и не сделаю такой глупости». Тбилиси «нечего уступать в Абхазии, оттуда выгнали все грузинское население, отняли дома, в них живут какие-то люди из России, которые не имеют на это никакого права».

Не первый раз Россия подменяет «русскоязычное население», гражданами России, которых вселяет в еще «не остывшие дома»

Не первый раз Россия подменяет «русскоязычное население», гражданами России, которых вселяет в еще «не остывшие дома». Примерно та же ситуация происходит сегодня в Украине. Только по официальным данным с оккупированных территорий Украины выехало 1,3 млн. человек. Десятки, если не сотни тысяч мирного населения просто погибло. Это в их дома переселяются российские «гражданские оккупанты».

Мы, конечно, можем пылать праведным гневом и констатировать что «мародеры – они и есть мародеры», но гораздо эффективнее будет подумать, как противостоять той проблеме, которая уже назревает. Проблеме замены украинских граждан гражданами, исповедующими враждебное нам мировоззрение. И проблема эта не в российских пришельцах, присваивающих себе чужое имущество, а в украинских переселенцах. В тех миллионах выехавших, которые с каждым днем все больше теряют связь со своей Малой Родиной. Кто, понимая, что возврата нет, пытается поскорее найти свое место здесь.

Тут надо заметить, что с оккупированных территорий люди выезжают по разным причинам. Если с востока страны люди бегут от войны, то из Крыма выезжают, скорее, по идеологически-гражданским убеждениям. Если в Донецке и Луганске реализовать сегодня право на свою квартиру, дом, бизнес практически невозможно, то в Крыму с этим проблем нет. Жители Удмуртии и Хабаровска ускоренными темпами заселяют полуостров, скупая за бесценок все, что только могут. Если в Донецке и Луганске сегодня не представляет проблем отыскать имущество, на которое уже некому предъявить права, то в Крыму вынужденные уехать украинцы продают по дешёвке все, что могут, в надежде хоть как-то осесть на материке.

Выезжая, они каким-то образом устраиваются, где-то оседают, что-то покупают и перестают, фактически, быть крымчанами

Выезжая, они каким-то образом устраиваются, где-то оседают, что-то покупают и перестают, фактически, быть крымчанами. Они становятся жителями Одессчины и Винниччины, Киевщины и Львовщины, которые когда-то жили в Крыму. Чем дольше длится оккупация, тем меньше остается украинских граждан, связанных с Крымом. Возникает вопрос: когда этот регион вернется, кем он будет заселен? Кто и с какой позиции будет решать его судьбу?

Сегодня перед Украиной, столкнувшейся с беспрецедентной по своим масштабам внутренней эмиграцией, стоит несколько фундаментальных задач. Во-первых, граждан надо принять, интегрировать в новые громады, помочь социализироваться. Но самое главное, что необходимо сделать – это позаботиться о том, чтобы выехавшие не утратили связь со своими регионами, чтобы они не потеряли общность и смогли в тот период, когда начнется де-оккупация, быть теми, чей голос будет услышан.

Каждый раз, когда в Грузии встает вопрос о переустройстве государства, о ее государственном статусе – федеративном или унитарном, возникает вопрос о беженцах, которые выехали на грузинскую территорию, но при этом остались теми, кто имеет право принимать участие в законных референдумах и голосованиях о судьбе своего региона.

Украина сегодня упускает этот важный момент. Сегодня крымчане, дончане и луганчане, прижившиеся на просторах нашей Родины, купившие что-то, получающие новую прописку, теряют свой территориальный статус.

Недавно мне довелось побывать на конференции общественных организаций, занимающихся проблемами переселенцев из Крыма. Все они в один голос говорят о том, что назрела необходимость их объединения на единой платформе. Те организации, которые помогают крымчанам с переездом, с расселением, с правовой и гражданской защитой, сегодня испытывают потребность объединиться, для того, чтобы эффективно выполнять свои функции. Но самое главное, что должно заботить нас всех, – это создание мощных территориальных «громад в экзиле», способных объединить как тех, кто выехал, так и тех, кто продолжает находиться на оккупированных территориях.

Когда мы говорим, что Крым – это Украина, Донецк – это Украина, Луганск – это Украина, мы не совсем верно отражаем реальность. Донецк, Луганск, Крым – это украинцы

Когда мы говорим, что Крым – это Украина, Донецк – это Украина, Луганск – это Украина, мы не совсем верно отражаем реальность. Донецк, Луганск, Крым – это украинцы. Те, кто выехал и те, кто остался. И объединение этих людей в единое мощное сообщество, вне зависимости от того, где они сейчас проживают, будет тем фактором, который позволит нам вернуть себе временно утраченные территории. Если вы думаете, что это утверждение является преувеличением – вспомните о гражданах России: жителях Хабаровска и Удмуртии, которые сегодня за копейки скупают имущество у ваших отчаявшихся сограждан.

Это то, что поняла Грузия, когда на государственном уровне занялась социализацией и адаптацией внутренних переселенцев. Это то, что пока, к сожалению, не признает и не принимает Украина.

Лариса Волошина, крымчанка, практикующий психолог

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG