Доступность ссылки

Айдер Муждабаев: «Все способы договориться крымские татары уже исчерпали, и жестокая политика «недоволен – уезжай» сейчас преобладает»


Айдер Муждабаев

Больше года прошло с момента аннексии Крыма Россией, а притеснения крымских татар на полуострове продолжаются и набирают все новых масштабов. Как расценивают такие действия российской власти крымские татары Москвы, рассказал в интервью заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец» Айдер Муждабаев.

- Айдер, расскажите, пожалуйста, о «Союзе крымских татар» в Москве?

В Москве живет крымский татарин Мустафа Мухтеремов, он уже 15 лет занимается проведением различных крымскотатарских мероприятий. Он обычный человек, мелкий предприниматель, но является неформальным лидером нашей общины в Москве, так называемого «Союза крымских татар», который не был политическим объединением никогда. Политика крымских татар всегда мало интересовала, поскольку Крым был в другой стране. Все просто собирались на культурные встречи, готовили национальные блюда, слушали музыку, приезжали с выступлениями крымские артисты. Наше объединение даже никогда не имело официальной регистрации, это скорее клуб друзей. Если кто-то сейчас здесь будет регистрировать какую-то крымскотатарскую организацию, то это будет наверняка с политической целью.

Какова реакция людей в общине на произошедшие изменения в стране за последний год?

В московском кругу крымских татар одинаково расценивают произошедшее... Самим крымским татарам бороться с такой государственной машиной не имеет никакого смысла, эффекта от этого точно не будет

Все в нашем московском кругу крымских татар одинаково расценивают произошедшее, и в душе все все понимают одинаково. Но есть разные люди: у кого-то очень крупный бизнес, кто-то хочет добиться определенных успехов здесь в Москве, кто-то пытается просто молчать, не подвергая себя угрозе. Понятно, что здесь никто политической борьбы не ведет. Для этого нет ни ресурса, ни сил, ни желания. Самим крымским татарам бороться с такой государственной машиной не имеет никакого смысла, эффекта от этого точно не будет. Каждый продолжает придерживаться своей точки зрения и обсуждать ее в своем кругу друзей. Очень полезную вещь сделал Амет Володарский. Он создал воскресную крымскотатарскую школу. Со всей Москвы туда свозятся дети, где они изучают нашу национальную культуру. Это дети, а взрослые что? Все все понимают, а сделать ничего не могут.

Почему Кремль не может договориться с крымскими татарами?

Потому что не хочет. Вот и все. Видимо, с их точки зрения это не было бы решением ситуации. Я думаю, что крымские татары являются образом коллективного оппозиционера априори. Считается, что крымские татары против своей воли оказались в России, значит, они всегда будут подозрительными. Это очень похоже на то, как наше государство не стремится договариваться ни с оппозицией, ни со всем миром. Такое же отношение к крымским татарам и всем недовольным властью – хоть все отсюда уезжайте, хотя вслух это не говорится. Разговаривать не о чем, договариваться не о чем, мы тут Родину любим, а вы вон отсюда.

Есть ли попытки разломать крымскотатарское общество изнутри? Если да, то зачем?

Никаких иллюзий о поддержке тех трех крымских татар, которые пошли прислуживать местным властям, не должно быть. Они презираемы в народе,

На самом деле, это все театр, из этого ничего не получается. Может, кто-то где-то там будет работать, занимать какие-то посты, но это ничего не значит. Я бы даже не осуждал людей за это. Если они не совершают никаких-то преступлений, не лжесвидетельсвуют, из-за них не сажают других людей, то пусть работает крымский татарин в Крыму, где угодно. Наша главная задача – это остаться в Крыму, потому что и так уже много людей уехало, и еще многие уедут. Никакого раскола, конечно же, среди крымских татар нет, и не будет. Просто одни будут как-то активно с этим бороться, и их будут выдавливать из Крыма, а другие – будут это обсуждать у себя на кухне, чтобы просто физически остаться жить у себя на земле. Никаких иллюзий о поддержке среди народа тех трех крымских татар, которые пошли прислуживать местным властям, не должно быть. Они презираемы в народе, это только мишура для телеэкранов. Россия же не живет настоящей жизнью, здесь все показывают по телевизору. Вот и показывают, что крымские татары всем довольны, что все поддерживают новых лидеров и т.д. То, что крымские татары не оказывают никакого явного сопротивления, не значит, что все всем довольны. Все понимают, что сделала и делает Россия сегодня.

Достаточно ли международная общественность реагирует на нынешнее положение крымских татар?

Из-за аннексии Крыма крымские татары стали известны, и о них заговорили во всем мире – ООН, ЕС, США и т.д. Но, что реально делать, чтобы помочь крымским татарам никто не знает

Мир, конечно же, реагирует. Я думаю, что за минувший год в международных организациях слова «крымские татары» прозвучали намного чаще, чем за все остальное время. Из-за аннексии Крыма крымские татары стали известны, и о них заговорили во всем мире – ООН, ЕС, США и т.д. Но, что реально делать, чтобы помочь крымским татарам никто не знает. Россия действует совершенно беспредельно и беззаконно, это гибридный геноцид и гибридная депортация. Казалось бы, государство не проводит никаких массовых репрессий, не издает никаких законов против определенных народов, но создает такие условия, чтобы люди просто уезжали.

Единственный инструмент борьбы, который я вижу, это санкции. Должны быть отдельные гуманитарные санкции, чтобы руководство Российской Федерации понимало, что, не смотря на аннексию Крыма, нельзя там творить с людьми все, что они хотят. Это сложно сделать, потому что, повторюсь, формально нет ни одного закона ущемляющего права народов. Это такая гибридная политика: говорится одно, а делается другое. Мир не научился реагировать на такую гибридность. Но придется как-то реагировать, принимать какие-то резолюции по развенчиванию этой лжи. Пока это не будет принято, гибридный геноцид будет продолжаться, молодежь и инакомыслящие будут оттуда уезжать.

Я говорю только то, что думаю. И считаю, что это право мне гарантировано Конституцией Российской Федерации

К сожалению, все способы договориться крымские татары уже исчерпали, и жестокая политика «недоволен – уезжай» сейчас преобладает. То, что правительство не считается с людьми, только ускоряет процесс потери Крыма Россией, недовольство среди людей растет, т.к. они не видят реальных успехов государства на полуострове.

Являясь достаточно известной личностью в России и высказываясь крайне резко о нынешнем правительстве, Вы подвергаете себя опасности…

Я не знаю, насколько это опасно. Я стараюсь об этом не думать. Я говорю только то, что думаю. И считаю, что это право мне гарантировано Конституцией Российской Федерации. Что могут с людьми тут сделать за свободу слова, это очевидно. Как легко смогли убить Немцова – кто это сделал и за что конкретно, мы узнаем не скоро. Бояться – это бессмысленное занятие.

Для справки: Айдер Муждабаев – российский журналист, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец», член Союза крымских татар Москвы. Пишет на политическую тематику. Крымский татарин.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG