Доступность ссылки

Сергей Костинский: Как говорить с крымчанами?


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Возвращение Крыма невозможно без диалога с крымчанами. Но он будет эффективен лишь в том случае, если украинское общество будет готово открыть для крымского сообщества свои объятия. Если будет готово к сопереживанию и аккуратным, даже сдержанным оценкам происходящих на оккупированной территории процессов.

В то же время содержанием этой коммуникации должны стать, с одной стороны, проблемы, потребности и запросы населения полуострова, а с другой – видение перспектив Крыма в составе Украины.

Как относиться к крымчанам

Давайте, наконец, уже думать о крымчанах без эмоций. Довольно негатива и детских обид. Довольно загонять людей в угол, единственный путь из которого – жесткая сдача обидчику и непрощение.

Не все крымчане – «ватники» и предатели. И не все «ватники» и предатели – крымчане

Во-первых, не все крымчане – «ватники» и предатели. И не все «ватники» и предатели – крымчане. Подобные персонажи есть в каждом регионе, в каждом населенном пункте Украины. Просто россияне не везде смогли побывать, чтобы вскрыть этот нелицеприятный факт.

Вся беда крымчан лишь в том, что к нам первым нагрянул «незваный русский». Что Крым – единственный регион Украины, который вызывает ностальгию у 84% северян и как бы подходит для размещения военной базы.

Украинское общество имеет дело с согражданами, которые оказались заложниками российской оккупации и временного бессилия нашей старой политической системы.

Упрекать заложника в том, что он не жаждет быть голодным, битым или мертвым – дурное, нехитрое дело. Обвинять крымчан в том, что они повально не сидят в российском СИЗО, – то же самое, что обвинять советских солдат в том, что те в 40-е сдавались в плен, а не повально стрелялись.

Давайте не будем забывать, что крымчане и крымцы находятся в центре внимания российских спецслужб и силовых структур. Каждые две-три недели кто-то из них становится объектом преследования со стороны ФСБ, Центра «Э», Следственного комитета, «крымской прокуратуры», «крымской полиции» или так называемой самообороны.

Совершенно глупо говорить о том, что мы теряем крымчан

Найти слова для обвинений и нелицеприятных обобщений довольно легко, а вот оказать поддержку и интерес к судьбе наших крымских патриотов – куда сложнее.

Во-вторых, совершенно глупо говорить о том, что мы теряем крымчан.

Во время второй мировой часть населения СССР несколько лет провела под оккупацией. На всех оккупированных территориях имели место коллаборационизм, а большинство адаптировалось к новым реалиям.

Но до освобождения никто не считал эти регионы утраченными навсегда. Никто не называл всех их жителей, за исключением отдельных личностей, предателями. Со временем СССР реинтегрировал эти территории в свое информационное, культурное, политическое, социальное и экономическое пространство.

Еще один пример. Отдельные регионы западной Украины не только демонстрировали примеры беззаветной борьбы с большевиками за свободу и независимость всей страны, но и дали СССР целые поколения, которые вступали в октябрята-пионеры-комсомол-КПСС, служили в красной-советской армии, делали карьеру в органах власти, спецслужбах, просто работали на советское государство.

Никто сегодня не додумается упрекнуть седых патриотов в том, что они жили и работали при советах

Но никто сегодня не додумается упрекнуть седых патриотов в том, что они жили и работали при советах. Никто не позволит себе заявить, что за годы пребывания под юрисдикцией СССР эти регионы перестали быть центром украинской державности.

Действительно, с одной стороны, население оккупированных территорий объективно вынуждено играть по навязываемым правилам. Потому что стремление выжить зачастую перевешивает готовность ради принципов утратить свою историческую перспективу. Однако это не значит, что демонстрируемая лояльность искренна. Улыбаться можно и сквозь слезы.

Кроме прочего, политические настроения большинства носят динамический характер. Они меняются в зависимости от того, какое государство заключило с ним – мирно или насильно – свой временный договор.

Как только ситуация качнется в сторону Украины, даже самые ярые украинофобы будут вынуждены пересматривать свои жизненные стратегии.

Если мы хотим вернуть Крым, то должны стать инициаторами такого отношения к оккупированной территории и ее жителям, которое будет релевантно этой цели. В первую очередь, должны быть готовы делать скидку на ситуацию, в которой находятся наши сограждане.

Если же Крым кому-то «не нужен», тогда и говорить не о чем. В случае потенциальной оккупации, никакой другой регион Украины тоже не может быть уверен, что и его не предложат «отсечь» свои же за ненадобностью.

О чем говорить крымчанам

Первое. Сегодня уже стоит не просто констатировать факты нарушений прав и свобод на полуострове.

Эти факты, естественно, важны. Но важны, прежде всего, для трансляции на материковую и зарубежную аудитории. Поскольку именно от их позиции зависит, насколько хватит политической воли у украинского государства и его союзников бороться за освобождение Крыма.

На население автономии и Севастополя не будет распространяться коллективная ответственность за оккупацию

Крымчанам же необходимо говорить о перспективах их региона в составе Украины. О том, каким будет возвращение полуострова и чем оно для них обернется.

Нужно твердо обозначить, что на население автономии и Севастополя не будет распространяться коллективная ответственность за оккупацию. Наказание понесут отдельные украинские граждане, которые преступили закон.

Что процесс деоккупации и реинтеграции будет осуществляться в рамках правового поля Украины, под пристальным наблюдением правозащитников, структур ООН и ОБСЕ.

Говоря о Крыме в Украине, имеет смысл напоминать о том, что только здесь возможна реализация прав на мирные собрания, свободу слова, мысли и совести, неприкосновенность частной собственности, etc.

Говоря о Крыме в Украине, необходимо указывать на профиты региона в результате децентрализации власти, реализации всего комплекса запланированных реформ.

Крымчанам нужно ежедневно слышать об успешных кейсах украинского государства, историях успеха представителей украинского бизнеса и гражданского общества.

Второе. Не нужно подстраиваться под текущие «просоветские» настроения на полуострове. То, что сегодня существует мода на «дискотеку 80-х», не означает, что завтра от нее не будет тошнить каждого второго.

Европейская перспектива в составе Украины – единственно верное направление информационной политики

Давайте вспомним период развала Союза, когда большинство населения этой страны, устав от фальши официоза и ухудшающихся условий жизни, выбрало путь десоветизации.

Вместо того, чтобы бороться с врагом в его поле, необходимо создавать собственную идеологическую нишу. Европейская перспектива в составе Украины – единственно верное направление информационной политики.

Когда у одного из идеологических стульев, на которых сидит Крым, сломаются ножки, возникнет острая потребность во втором. Просто мы должны успеть вовремя подставить свой стул.

К тому же, российская пропаганда обращена не ко всем крымчанам, а только к тем, кто болеет за возвращение в «светлое прошлое».

Именно им она напоминает о былых победах, именно для них рисует перспективу воссоздания СССР.

Нас же интересуют, в первую очередь, те, кто не видит альтернативы европейскому будущему. Именно им мы должны показывать нищету российской потемкинской деревни и обрисовывать крымскую европерспективу.

Третье. С крымчанами имеет смысл говорить на те темы, на которые независимые крымские СМИ говорили и до оккупации: о коррупции (оккупационных) властей, о правовом беспределе в регионе, о низком уровне квалификации коллаборантов, об их неэффективной социальной и экономической политике, о невыполненных обещаниях, уничтожении образования и медицины, о разрушении инфраструктуры, о потребительском отношении к Крыму и создаваемых угрозах для окружающей среды.

Возвращение в Украину должно рассматриваться как единственный инструмент сохранения идентичности коренных народов полуострова

Возвращение в Украину должно рассматриваться как единственная возможность искоренить преступность, коррупцию, неэффективность и отсутствие экономических перспектив.

Возвращение в Украину должно рассматриваться как единственный инструмент сохранения идентичности коренных народов полуострова.

При этом информационная политика в отношении Крыма должна опираться на понимание того, в чем испытывают неудовлетворенность сами крымчане. Без системного изучения бытовых запросов со стороны жителей оккупированных территорий вряд ли можно рассчитывать на их ажиотажный интерес к украинскому информационному контенту.

Сергей Костинский, крымский политолог, советник министра информационной политики Украины, эксперт Крымского института стратегических исследований (CISS)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG