Доступность ссылки

Иван Ампилогов: Банка майонеза угрожает спокойствию в Крыму


Этнологи утверждают, что пищевые предпочтения – одни из самых стойких черт изучаемых народов. То есть эти народы легко могут сменить религию, но перейти, скажем, с проса на рис им будет куда труднее. Эмигранты упорно берегут свои привычки по этой части, и в стране эмигрантов – Америке – два во всем другом идентичных семейства садятся за разные рождественские столы – одни, например, исключительно с поросенком, а вторые – только с уткой по-парижски. А третьи готовят фаршированную рыбу.

Борщ невозможен без красной свеклы и нигде в мире мы, украинцы, не будем по настоящему счастливы, где она не растет. Она незаменима для борща, а борщ, я заметил, большинству из нас необходим

​Еда, продукты, кухня – это чрезвычайно важно, хоть часто кажется пустяком. Мы принимаем пищу минимум три раза в день, и когда она нас не устраивает, испытываем смутную, малообъяснимую, но сильную тревогу. Борщ невозможен без красной свеклы и нигде в мире мы, украинцы, не будем по настоящему счастливы, где она не растет. Она незаменима для борща, а борщ, я заметил, большинству из нас необходим.

Пища, наша любимая еда – это то, что сближает нас с корнями, предшественниками, семьей. Это то, что мы кушали в детстве, хранящее теплоту маминых рук. Или бабушкиных. И всю жизнь мы ищем тот необыкновенный вкус – или вареников с вишнями, или, может быть, бутербродов с арахисовым маслом, тех, что давали нам в детстве. Или фаршированной рыбы.

И вот сейчас крымчан всего этого лишают. Там все больше российских продуктов, продуктов, сделанных в России. Трудно было предположить, но они разительно отличаются от нам привычных. Крымские хозяйки их использовать не могут, но часто вынуждены. Оказывается, они могут испортить блюдо, если попадают в его состав.

Довольно странно, кстати. Почему, скажем, ростовский сыр, изготовленный в схожей климатической зоне и из молока коров той же породы, что и украинские, столь плох, что может испортить макароны, им посыпанные? А если еще и макароны ростовские! Есть такое, говорят, невозможно.

Крымчане российские товары называют «ГМО с мазутом»

​Шоколад безвкусный. Колбаса странная и на вид, и на запах. Во всем чувствуется ненатуральность, все будто сделано из неестественных соединений. Это стараются держать подальше от детей. Крымчане российские товары называют «ГМО с мазутом».

Вряд ли дело в ГМО. Дело в отсталой пищевой промышленности. Не такая уж сложная отрасль хозяйства, не айфоны или электромобили, но России решительно недоступная. Банку майонеза сделать не могут, неясно почему. Но, может быть, те антироссийские настроения, что все еще встречаются в Крыму, и вскорлмены таким безвкусными шоколадом и мыльным сыром? А пищу нужно принимать три раза в день, и выходит, три раза в день крымчане задумываются – что ж такое с Россией-то? И как они изо дня в день этим питаются? А может ли у них вообще что-нибудь получиться? А как нам с ними дальше жить?

Иван Ампилогов, русский писатель из Крыма

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG