Доступность ссылки

Без Крыма, хлеба и крыши над головой


Киев – Уже неделю 56-летний крымский татарин Сервер Абибулаев голодает на Майдане Независимости – против «беспорядка власти» и от безысходности, потому нечего есть и негде жить. Так он надеется достучаться до руководства государства. Но те, кого он обвиняет, уверены: переселенец пытается нажиться на других.

– С 1 июня я не употребляю пищу. Мне государственная помощь должна быть выписана как инвалиду второй группы, но они ее не выдают. Пенсия тоже пока не пришла. Поэтому мне нечего есть. А 3 июня ко мне пришел охранник в общежитие, где я существовал, не жил, – это слово здесь нельзя применить. Говорит: «Так, бородатый, не выйдешь до двенадцати часов и не покинешь общежите наше – мы тебя выкинем». Я говорю: «Подождите, подождите, у меня есть справка. Я переселенец, я майдановец раненый. Что вы делаете? Как вы можете такое говорить?». «Второй раз повторяю, больше не буду: не выйдешь до двенадцати часов, выкинем», – вот так сказали.

Ну что делать? Давай, думаю, голодовку объявлю. Хотя знаю, что это самому себе я здоровье порчу. Я мусульманин, в моей вере это грех. И я иду на этот грех, чтоб никого за горло не схватил, ни с кем не ссорился. Поэтому я приехал в КГГА (Киевскую городскую государственную администрацию – КР) и написал заявление: «В связи с преступной бездеятельностью Министерства социальной политики и беспорядком Маслака – коменданта общежития, – объявляю бессрочную голодовку. Буду находиться круглосуточно на Майдане Независимости».

«​У него одна цель – получить​ квартиру в Киеве»

Администратор общежития в Великой Дымерке, из которого выселили Абибулаева, Александр Маслак считает, что голодовка крымчанина на Майдане – это манипуляция с целью получения личной выгоды.

– Это волк-отшельник. Он ни с кем в общежитии не общается, но притворяется профессионально. У меня такое впечатление, что он или засланный казачок оттуда (из Крыма – КР) или просто полностью больной человек. Его никто не выгонял. Я просил, чтобы он заключил договор на проживание, но он категорически отказался осуществлять какую-либо оплату. У него одна-единственная цель – получить в Киеве или Броварах квартиру.

​У меня таких шестеро человек. Они думают, если их направил к нам государственный департамент социальной политики, то мы их обязаны кормить. Но сегодня наглеть так и думать, что мы вечно им обязаны – лопнуло терпение. Мы несем прямые убытки, лишь бы угодить и посочувствовать этим людям. Потому что мы не знаем, чем это все закончится в целом для каждого из них. Но люди этого не понимают, – рассказывает Маслак.

Минсоцполитики жилье не предоставляет

По словам Абибулаева, он неоднократно обращался в Министерство социальной политики с просьбой предоставить жилье. Но никакой помощи ему там не предложили.

«Я видел, что Маслак (администратор общежития, – авт.) издевается надо мной. Закон у нас есть, что Министерство социальной политики должно защищать инвалидов, – так, пожалуйста, защищайте. А если Вы не можете, значит я сам себя защищаю», – говорит протестующий.

Министр социальной политики Павел Розенко считает претензии крымчанина к его ведомству безосновательными, ведь вопрос размещения переселенцев пока возложен на местные власти. Он отмечает, что средства на оплату жилья и коммунальных услуг выделяются, поэтому проблем со счетами у Абибулаева не должно быть.

«Министерство социальной политики занимается выделением социальной помощи таким людям, в том числе, компенсации за жилье. Почему он не платил и были ли основания у кого-либо его выселить, я не могу сказать. Он может обратиться не в Министерство социальной политики, а в соответствующие социальные службы своего города по месту своей регистрации, и ему обязаны помочь», – заявил Розенко.

Юрист: Переселенцев селить уже некуда

Этот случай не единичный, говорит юрист общественной инициативы «КрымSOS» Денис Савченко. По его словам, требования руководства общежития к переселенцам платить за жилье и коммунальные услуги являются законными.

«Вопрос обеспечения жильем внутренне перемещенных лиц стоит сейчас очень остро. Представители службы по чрезвычайным ситуациям уже не направляют людей в места компактного проживания. Единственный доступный для переселенцев вариант – обращение в местный совет через управление труда и социальной защиты. Но, поскольку очень большое количество людей уже разместили, есть вероятность, что результата такое обращение не принесет», – отметил Савченко.

По словам юриста, местные власти, Минрегионстрой и Минсоцполитики работают над программой обеспечения вынужденных переселенцев жильем. Однако на сегодня результатов такой работы пока нет, поэтому проблема остается нерешенной.

Неравнодушные крымчане обратились в отдел уполномоченного президента Украины по делам крымскотатарского народа с вопросом Сервера Абибулаева.

Заведующий этим комитетом Арсен Жумадилов уверяет, что их ведомство держит ситуацию на контроле.

– Мы обратились ко всем общественным организациям, которые занимаются проблемами переселенцев и в которых есть ресурсы для оказания помощи. Мы также обратились в КГГА, чтоб их социальные службы тоже включились в эту ситуацию. Основная наша задача – активизировать этот вопрос перед соответствующими органами.

А пока же протест крымского татарина в центре украинской столицы продолжается. Вместо подушки у него небольшой пакет с наспех собранными вещами. В папке с документами – портрет Ганди, в обессиленных от голода руках – миниатюрный портрет Тараса Шевченко, который он называет оберегом, и сине-желтый флаг с надписью «Бахчисарай».

– Я же не прошу звездочку с неба, – заключает он свой рассказ. – Отдайте мое, то, что мне принадлежит. Положено человеку нормально жить – дайте какой-нибудь уголок. И как так можно: сначала говорить «ты патриот, ты герой, настоящий украинец», а потом вот так раздавливать? Уничтожают. Я не согласен с этим. Все, что у меня есть, – это правда. Это мое единственное оружие.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG