Доступность ссылки

Корвин-Пиотровский: Российским археологам в Крыму надо перекрыть все европейские гранты


Ситуация на Почтовой площади может создать прецедент - археолог Кравченко
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:30:57 0:00

Ассоциация археологов Украины намерена обратиться к европейским коллегам с призывом не сотрудничать с российскими исследователями, которые работают в аннексированном Россией Крыму. Об этом в эфире Радио Свобода заявил ученый секретарь Института археологии НАНУ. По его словам, сейчас ассоциация упорядочивает перечень таких российских археологов, который намерена передать в Европейскую ассоциацию археологов. Археолог Эвелина Кравченко, в свою очередь, рассказала, что пытается поддерживать связь с коллегами в Крыму, но реально украинская наука сейчас не влияет на то, что происходит с археологией Крыма. О достижениях и вызовах украинской археологии – в свежем выпуске программы «Культфронт».

Эвелина Кравченко: «Все наши законы, которые мы принимаем по охране культурного наследия, в том числе и археологического, ссылаются на Европейскую конвенцию об охране археологического наследия (Украина ратифицировала эту конвенцию в 2003 году – ред.). Но, к сожалению, ни одна из этих ссылок, не имплементирована в законодательстве. Декларируется, что мы придерживаемся конвенции, но законодательно вся охрана культурного наследия, в том числе и археологического, у нас держится на законодательстве еще советских времен. С тех пор ничего не менялось».

Алексей Корвин-Пиотровский: «Археология не сводима к охране памятников и исследованию памятников, которые разрушаются. Археология – это большая комплексная историческая наука, которая исследует фундаментальные проблемы развития древнего населения Украины от времени становления человека – а у нас есть памятники, которые датируются миллионами лет, то есть когда еще не было человека современного типа – до позднего Средневековья».

Об археологической экспертизе

Алексей Корвин-Пиотровский: «У нас есть определенные законы: о культурном наследии, отдельно – об археологическом наследии, которые работают в рамках этой конвенции. Но они в определенной степени корректируются. Вы же понимаете, в парламенте парят всегда какие-то лобби. Можно вспомнить, как убрали понятие «археологическая экспертиза» – под предлогом, что, мол, человек переоформляет землю и продает, зачем археологическая экспертиза? Мне кажется, было такое время, что строительное лобби таким хитрым боком подошло, что археологическую экспертизу вообще убрали. Хотя каждый проект по работе на земле и с землей должен предварительно проходить археологическую экспертизу».

О находке на Почтовой площади в Киеве

Сейчас интерес киевской власти к этим памятникам надо использовать максимально, чтобы создать прецедент
Эвелина Кравченко

Эвелина Кравченко: «Ситуация на Почтовой площади сложилась идеальная для того, чтобы создать прецедент для Киева. Срубы и деревянные конструкции на Подоле находили постоянно – во время строительства метро, при строительстве этих всех торговых центров. Но они уничтожались, их никто не пробовал консервировать. Это действительно уникальные вещи, потому что это – древнейший Киев. Сейчас интерес киевской власти к этим памятникам надо использовать максимально, чтобы создать прецедент – сохранить это, создать какую-то капсулу, выставить это для людей на осмотр».

Пока там небольшой раскоп. Если музеефицировать, чтобы в будущем современный человек смог пройтись по улице Киева XI века, надо все-таки раскоп иметь несколько побольше
Алексей Корвин-Пиотровский

Алексей Корвин-Пиотровский: «Такие работы очень дороги. Согласятся ли те фирмы, которые там строят (а это не государственное строительство) на выделение таких средств? Далее нужен определенный план, что мы будем показывать. Пока там небольшой раскоп размером с эту студию, маленький. Если музеефицировать, чтобы в будущем современный человек смог пройтись по улице Киева XI века, надо все-таки раскоп иметь несколько побольше. Это очень сложный процесс. Но у нас есть специалисты. Нам нужно время, нужна воля для переработки проекта».

О «черной» археологии и частных коллекциях

Только мы отсюда уйдем, здесь сразу начнут работать «черные» археологи
Эвелина Кравченко

Эвелина Кравченко: «Контроля никакого нет. Я работала в Крыму и постоянно общалась с людьми, которые были там в археологических экспедициях. Они рассказывали мне: мол, только мы отсюда уйдем, здесь сразу начнут работать «черные» археологи. На мой вопрос, можно ли как-то справиться с этой ситуацией с помощью правоохранительных органов, они смеялись и говорили, что те как раз их и «крышуют». В законодательстве есть несколько пробелов, которыми пользуются. Например, случайная находка. Не решен вопрос перечня археологических памятников: у нас открыто памятников в десятки, сотни раз больше, чем внесено в официальные реестры. У нас также нет специальной службы, которая занималась бы контролем».

Що б ви зробили з археологічною знахідкою?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:01 0:00

О результатах аннексии Россией Крыма и оккупации части Донбасса

Эвелина Кравченко: «Во-первых, мы потеряли один из самых богатых в археологическом плане регионов – Крым. Я крымский археолог. К счастью, я смогла перевезти сюда архив и научную коллекцию еще до аннексии, у меня есть на некоторое время какая-то работа. А что мне дальше делать, я не знаю. Там нет вызовов в связи со строительством, потому что там нет строительного «бума». С «черной» археологией там ситуация никак не изменилась – как оно грабилось, так и грабится. Проблема в том, что мы никак не можем повлиять на ситуацию там, никто не хочет нас там видеть, и делают все возможное, чтобы мы там не появились».

Поскольку российским Крым признает только Россия, нашим коллегам нужно было бы задуматься. Сейчас мы делаем все, чтобы определить, кто из российских коллег пошел на это
Алексей Корвин-Пиотровский

Алексей Корвин-Пиотровский: «Москва начала выдавать лицензии (то, что у нас называется открытым письмом на право археологических исследований) на работу на территории Крыма российским коллегам. Некоторые отказались работать в Крыму, есть такие. Другие не отказались и поехали исследовать украинские достопримечательности. Поскольку российским Крым признает только Россия, нашим коллегам нужно было бы задуматься. Сейчас мы делаем все, чтобы определить, кто из российских коллег пошел на это, составляем списки и будем подавать в Европейскую ассоциацию археологов для того, чтобы этим людям перекрыли все гранты европейские. Я думаю, это будет правильным шагом».

На археологические памятники сейчас влияет новый антропогенный фактор – война
Алексей Корвин-Пиотровский

Алексей Корвин-Пиотровский: «В Донецкой и Луганской областях с археологией будет очень трудно. На археологические памятники сейчас влияет новый антропогенный фактор – война. Снаряды, воронки, ямы, поврежденные памятники. А сколько там теперь железа, сколько там останется взрывчатки, если мы в Центральной Украине при исследовании памятников находим снаряды Второй мировой войны?»

Оригинал публикации –​ на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG