Доступность ссылки

Войска России воюют в Украине. Путь военного бурята Дамбаева


Слева: фотография российского военного Бато Дамбаева, которую он выложил на свою страницу «ВКонтакте» в феврале 2015 года (период боев за Дебальцево). Справа: фотография журналиста Vice News Саймона Островского. Обе фотографии сделаны на блокпосту в Углегорске, недалеко Дебальцево

Фильм журналиста Vice News Саймона Островского «Селфи-солдаты» на YouTube набрал более 400 тысяч просмотров. Во время журналистского расследования Островский проследил путь российского военного Бато Дамбаева из Бурятии в Дебальцево с помощью селфи, которые сам военный выставлял на свою страницу «ВКонтакте». В беседе с Радио Свобода Островский выразил свою надежду, что его расследование приблизит тот день, когда Россия признает свое участие в украинском конфликте. Островский также поделился тем, как долго продолжалась работа над фильмом «Селфи-солдаты».

– Мы собирали материалы для этого фильма в течение почти двух месяцев, затем еще несколько недель монтировали его и доводили до ума, потому что мы его снимали в то время, когда делали и другие репортажи на Востоке и в России. Так что это был очень сложный материал, он требовал много времени.

– Фильм рассказывает историю одного солдата, Бато Дамбаева, в конфликте на Донбассе. Но насколько масштабным является участие российских регулярных войск на Востоке Украины?

– В нашем фильме «Селфи-солдаты» мы действительно рассматриваем, в основном, одного солдата, Бато Дамбаева из Бурятии, из воинской части в Кяхте. Это часть на границе России и Монголии, в Бурятской республике. Мы знаем эту информацию о нем, потому что он ее свободно выкладывает на своем профиле «ВКонтакте». Там названа часть, где он служит, рядом его школа, то место, откуда он, и так далее.

Но мы также в этом фильме рассматриваем и другие фотографии и видео-материалы, снятые другими журналистами, которые показаны в начале фильма, где можно увидеть солдат с азиатской внешностью, которые, вероятно, из той же части, что и он. Это был, по данным того бурята, у которого брала интервью «Новая газета», сводный батальон из двух частей с границы с Монголией, Кяхтинськой части, и из Улан-Удэ. Они вместе преодолели этот долгий путь, 7000 километров, в Восточную Украину.

– И Вы прошли его путь?

– Я повторил этот же путь этой сводной части, но на примере именно Бато Дамбаева, используя фотографии, которые он сам сделал. Я думаю, что никого не удивляет то, что воюют российские солдаты в Украине. Все это подозревают. Это было доказано другими журналистами тоже. Я не претендую на первенство в этом смысле, но уникальность моего материала заключается в том, что мы повторили те фотографии, которые он делал. То есть, я, собственно говоря, своим телом показал, где он делал эти фотографии, потому что я становился в те же позы в тех же местах, где он их делал, чтобы было четко видно и понятно, что я знаю, где именно эти фотографии были сделаны, и он действительно был под Дебальцево в Восточной Украине.

– Предвидели ли Вы, что Бато Дамбаев будет отрицать то, что это он на фотографиях в Украине?

– Я в принципе не думал, что он покается, поговорив со мной по телефону. Потому что я не смог с ним встретиться лично... Мне показалось, что если бы я с ним встретился лично, было бы труднее ему уйти от ответа. Но, когда я пришел к нему домой, к сожалению, дома была только его жена, которая спросонья выдала мне его номер телефона. Мне хотя бы удалось ему позвонить, поговорить с ним и выяснить хотя бы, что он реальный человек.

Слева: российский военнослужащий Бато Дамбаев с сослуживцев. Справа: Саймон Островский. Город Таганрог (Ростовская область)
Слева: российский военнослужащий Бато Дамбаев с сослуживцев. Справа: Саймон Островский. Город Таганрог (Ростовская область)

Я думаю, что его подготовили, потому что он уже начал удалять фотографии из Украины до того, как мы опубликовали этот материал. Но, слава Богу, мы видели его профайл «ВКонтакте» еще несколько месяцев назад, и мы сохранили его, фотографии все сохранили. Поэтому то, что он потихоньку стирал доказательства своего присутствия в Украине, не повлияло на наше расследование.

– Из того, что Вы видели на Донбассе, кто вообще воюет на стороне сепаратистов?

– Мне кажется, что после этого расследования, которое я сделал, в основном, для того, чтобы доказать себе, что Россия воюет в Украине, можно утверждать, что воюет регулярное российское войско в Украине. Кроме них есть и другие войска тоже. Есть и наемники, есть и действительно добровольцы, но за весь период этой войны можно увидеть определенную системность в том, как эта война ведется. Когда формирования локальные, местного значения, которые сформированы из добровольцев, граждан Украины и граждан России, которые действительно добровольцы, когда они не справляются с задачей, тогда присылают – иногда ненадолго – российское войско. Это, возможно, происходило более двух раз, но два раза это было четко видно. Это было во время боев за Иловайск, ключевой битвы летом прошлого года. И в этой битве за Дебальцево участвовал Бато Дамбаев, за которым мы следили. Это тоже был ключевой момент. Поэтому создается впечатление, когда очень важно, чтобы пророссийские силы победили, тогда Россия вводит свои войска.

– В фильме Вы спрашиваете у представителей ОБСЕ о присутствии российских войск, они не берутся подтвердить. Как Вы оцениваете работу международных наблюдателей на Донбассе вообще?

– С одной стороны, я понимаю те трудности, которые они имеют, почему они не могут открыто делать какие-то выводы из своих наблюдений. ОБСЕ – это международная организация, которая состоит из очень многих членов. Одним из этих членов является Россия, поэтому для того, чтобы они получили мандат, чтобы остаться в этой конфликтной зоне, они должны иметь согласие России на это тоже, а то их там просто бы не было. Зависит от того, как вы на это смотрите. Если вы считает, что лучше бы их вообще не было, если они не будут делать выводов, то, наверное, является плохим то, что они этого не говорят. Но если вы считаете, что все-таки они делают какую-то работу хорошую по деэскалации конфликта, даже не делая выводов, то их присутствие, возможно, имеет какой-то положительный эффект. Но я, как журналист, считаю, что нужно говорить правду и называть вещи своими именами. В ОБСЕ гораздо больше сотрудников, чем в любой другой организации на конфликтной территории. Поэтому именно они могли бы, в принципе, сделать эти выводы, хотя у них нет такого мандата. Это весьма печально.

Слева: российский военнослужащий Бато Дамбаев. Справа: Саймон Островский. Город Таганрог (Ростовская область)
Слева: российский военнослужащий Бато Дамбаев. Справа: Саймон Островский. Город Таганрог (Ростовская область)

– Как Вы оцениваете ситуацию с правами человека на Востоке Украины? В частности, появилась информация об убийстве двух женщин украинскими военнослужащими на Донбассе, а также о вероятном возникновении преступной группы в роте «Торнадо».

Никто не спрашивает местное население, чего они хотят

– Я, честно говоря, не был там уже несколько недель. Там ситуация так быстро меняется, что я не знаю об этих последних обвинениях, связанных с «Торнадо», кроме того, что я читал в СМИ. Это война, там происходит очень много нарушений прав человека. Это очень страшная ситуация. Это происходит с обеих сторон. Нельзя думать, что есть ангелы в этой войне. Все там звереют – и украинская сторона, и пророссийская сторона. Конечно, за этим нет никакого надзора, нет никакого контроля. Тем более, никто не спрашивает местное население, чего они хотят. Мне иногда смешно бывает, когда у меня спрашивают люди, а что думают на самом деле жители Восточной Украины – они хотят быть частью России, или они хотят быть частью Украины? Никто у них этого не спрашивает. На самом деле, их мнение по этому поводу не влияет на то, как там развивается ситуация, потому что это битва между вооруженными людьми. Никто не сделает опрос, и, тем более, не будет проводить никаких нормальных выборов, к сожалению.

– Вы работаете в Украине еще с аннексии Крыма. Опираясь на Ваш опыт, какое развитие конфликта Вы видите?

Судьба Донбасса зависит от России

– Я не знаю, мне кажется, сейчас очень интересный и опасный момент, когда немножко тише, чем было зимой, но уже начинается какая-то тихая эскалация. Это может перерасти в полномасштабную войну, как это было зимой и прошлым летом. Это было бы, конечно, ужасно, если бы так произошло. Но, мне кажется, что в большей степени судьба Донбасса зависит от России. Россия не признает себя участником этого конфликта, поэтому очень сложно представить себе, что как-то можно договориться – в Минске или еще где-то – Украине с сепаратистами, когда ключевыми вопросами рулит именно Москва. Поэтому, мне кажется, пока Москва не будет общепризнанной как участник конфликта, и россияне не будут признавать это, то нельзя будет ни о чем договориться. Я надеюсь, что наш фильм, который показывает, что российские войска действительно воюют в Украине, приведет нас ближе, возможно, до этой точки, где есть признание роли России в этой войне.

Оригинал публикации –​ на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG