Доступность ссылки

Готовимся не к Холодной, а к Длительной войне


Рубрика «Мнение»

Противостояние Запада с Россией, которое включает в себя балансирование на грани войны, борьбу за влияние в странах Восточной Европы и их будущее, является новой реальностью. На самом деле это противостояние становится все более привычным и институциализированным. Сейчас мы являемся свидетелями нового порядка и начала так называемой Длительной войны.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов США заявил, что Вашингтон может рассмотреть вопрос создания базы для ядерного оружия средней дальности в Европе. А министр иностранных дел Великобритании сообщил, что его страна рассмотрит возможность построения этой базы на собственной территории.

За последнюю неделю российский военный самолет пролетел над военными кораблями НАТО в Балтийском море; российский истребитель пролетел на расстоянии трех метров от американского самолета-шпиона над Черным морем; а американские и российские морские офицеры встретились для обсуждения того, как избежать случайного столкновения в море или в воздухе.

Брайан Уитмор
Брайан Уитмор

Между тем, Пентагон объявил о своих планах разместить тяжелую технику в Балтийских странах, а Москва пообещала ответить ускорением развертывания ракет «Искандер» в Калининграде и укреплением российских войск в Беларуси.

Добро пожаловать в новую реальность. После более чем года конфликта в Украине противостояние между Россией и Западом уже является чем-то привычным и все более институциализированным.

Это не новая Холодная война, по крайней мере, пока нет.

Россия не является сверхдержавой, обладающей глобальным влиянием. Она не управляет блоком стран, чье влияние можно сравнить с влиянием Запада. Однако Россия использует существующую власть очень эффективно.

Вызов, который Путин бросил Западу, усиливает негативную реакцию на глобализацию и универсализацию либеральных западных ценностей

Кремль также не является жизнеспособной альтернативой для западного либерального демократического капитализма. Однако вызов, который российский президент Владимир Путин бросил Западу, имеет идеологический компонент, усиливает негативную реакцию на глобализацию и универсализацию либеральных западных ценностей.

Таким образом, хотя мы и не находимся в состоянии холодной войны, которая, в конце концов, была продуктом определенного периода истории, мы находимся на ранних стадиях того, что должно стать длительной войной.

Россия может не быть сверхдержавой. Но она не является и страной, которую можно легко изолировать или нейтрализовать. Последние мероприятия Европы и США демонстрируют понимание того, что с Москвой надо договариваться систематически и постоянно.

Конфликт Запада с Россией, говорит Майкл Макфол, бывший американский посол в России, «не решится в течение недель или месяцев, он будет длиться годами, даже десятилетиями».

На кону не что иное, как судьба международного порядка, который возник после окончания Холодной войны.

Вызов безопасности

Этим занимался Борис Ельцин, Владимир Путин и Дмитрий Медведев.

Каждый руководитель Кремля с 1991 года пытался убедить Запад переосмыслить архитектуру европейской безопасности так, чтобы уменьшить влияние НАТО и предоставить Москве эксклюзивную сферу влияния на постсоветском пространстве.

Каждому из них отказали. Реакция на этот отказ – главное в нынешнем вызове, который Москва бросила Западу.

Европейский порядок, установившийся после окончания Холодной войны, как отмечают аналитики Иван Крастев и Марк Леонард в американском журнале Foreign Affairs, основан на предположении, что «экономическая взаимозависимость, международные правовые институты и взаимодействие во внутренней политике друг с другом» были «основным источником безопасности».

Европейцы верили, что их порядок мог быть моделью для остального мира. Россия разрушила это предположение, когда вторглась в Крым

Считалось, что эта модель распространится посредством расширения НАТО и Европейского союза, а также повышения авторитета глобальных институтов, как, например, Международный уголовный суд и Всемирная торговая организация.

«До недавнего времени большинство европейцев верили, что их порядок отвечал универсальному желанию и мог бы быть моделью для остального мира. Россия разрушила это предположение в прошлом году, когда вторглась в Крым», – написали Крастев и Леонард.

Кремль давно волновался по поводу того, что европейский порядок был потенциальной угрозой российскому суверенитету. И именно этот страх – более чем славянское родство с Сербией – был основной причиной того, что Москва осудила вмешательство НАТО в косовский конфликт.

Но опасения России относительно собственного суверенитета имеют обратную сторону – пренебрежение к суверенитету других. В частности, Москва боялась, что новый мировой порядок, установленный после окончания Холодной войны, не позволит ей вмешиваться в политику своих соседей.

Это было главной причиной оппозиции Кремля против расширения НАТО, а позже – ЕС.

20 лет Российская Федерация официально отождествляет собственную безопасность с ограниченным суверенитетом своих соседей
Джеймс Шерр

«В течение 20 лет Российская Федерация официально – не в частном порядке или тайно, а именно официально – отождествляет собственную безопасность с ограниченным суверенитетом своих соседей», – сказал научный сотрудник Королевского института международных отношений (Chatham House) Джеймс Шерр во время лекции в Академии обороны Латвии.

В беседе с Радио Свобода Шерр отметил, что до аннексии Крыма Россия выжидала и более или менее играла по правилам Запада. Хотя она и прощупала почву во время кибератаки на Эстонию в 2007 году и пятидневной войны с Грузией в 2008 году.

«Они давили и играли с правилами, но не выходили за установленные пределы. Таким образом, ключевым лицам на Западе было удобно игнорировать переменчивое настроение России, рост ее горечи и в то же время ее уверенности. Теперь россияне развернули наступление на правовую основу системы безопасности мира, установившуюся после холодной войны», – сказал Шерр.

Учитывая приверженность Москвы вызову, который она бросила Западу, США и Европа вынуждены или защищать существующий порядок безопасности, или отдать России свою зону влияния на постсоветском пространстве.

«Запад сделал огромные политические, экономические и моральные инвестиции в систему безопасности, установленную после Холодной войны. Надо быть очень близоруким и невежественным, чтобы игнорировать все это», – сказал Шерр.

Вызов идеологии

Представлять, защищать и отстаивать права этнических русских во всем мире является обязанностью Москвы. «Русский мир» – это «особая цивилизация», где правила Запада, его нормы и ценности не имеют никакого значения. Западная цивилизация является декадентской, она находится в упадке.

В отличие от Советского Союза, Россия не предлагает альтернативной модели западному либерализму. Вместо этого, идеологическая составляющая вызова, который Москва бросила Западу, заключается в ее отрицании.

Москва представляет собой мощный коктейль, объединяющий культурное пренебрежение, антиглобализм, евроскептицизм, культурный консерватизм и антиамериканизм

В беседе с Радио Свобода профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти назвал это «реакцией против глобализации ценностей».

Москва представляет собой мощный коктейль, объединяющий культурное пренебрежение, антиглобализм, евроскептицизм, культурный консерватизм и антиамериканизм.

«Целая идеология «путинизма» основана на цивилизации. Она основана на самобытности. Она основана на противостоянии либеральному постмодернизму, но в карикатурном варианте – на противостоянии правам геев», – сказал Шерр.

Цивилизационному вызову Путина симпатизируют члены БРИКС, группы, которая объединяет Россию с развивающимися странами, – Бразилией, Китаем, Индией и Южной Африкой.

С единомышленниками среди европейских левых партий, например, правящей греческой партией «Сириза», и правыми партиями типа французского «Национального фронта» Россия вбивает некий клин между западными странами.

Россия даже имеет поддержку среди лидеров в Европе и на ее периферии, в том числе премьер-министра Венгрии Виктора Орбана и турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Возможно, это и не единственная идеология или по-настоящему жизнеспособная альтернатива западному либерализму. Но пока это мощная преграда, имеющая определенную силу.

Кроме того, эта ситуация подтверждает пророчество покойного политолога Сэмюэла Хантингтона, которое он сделал в своей основополагающей статье «Столкновение цивилизаций» в 1993 году. Он написал, что будущая линия разлома мировой политики, вероятно, настроит Запад против остального мира.

Длительная война будет включать в себя балансирование на грани войны на восточной границе НАТО

Поэтому пришла пора Длительной войны. Она обещает быть затяжным конфликтом с различными уровнями интенсивности, который будет вестись на нескольких фронтах.

Длительная война будет включать в себя балансирование на грани войны на восточной границе НАТО. Она будет включать в себя противостояние за будущее бывших советских республик, как, например, Украина, Грузия, Молдова, и за влияния на бывшие югославские страны, как, например, Сербия, Черногория и Македония.

Это будет битва за сердца и умы, которая будет вестись на радиоволнах и в киберпространстве.

И она будет продолжаться достаточно долго.

Брайан Уитмор, обозреватель Радио Свобода /Радио Свободная Европа

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации –​ на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG