Доступность ссылки

Адвокат оператора ATR Эскендера Небиева: Происходит озлобление общества


Симферополь – Оператор первого крымскотатарского телеканала ATR Эскендер Небиев, задержанный в рамках расследования уголовного дела по обвинению в участии в массовых беспорядках (ч. 2, ст. 212 УК России) во время событий 26 февраля 2014 года под крымским парламентом, спустя почти два месяца вышел из СИЗО. Это стало возможным благодаря поручительству муфтия Крыма Эмирали Аблаева.

Напомним, Небиева задержали 20 апреля 2015 года. В тот же день в его доме сотрудники правоохранительных органов провели обыск, а через два дня Киевский райсуд Симферополя арестовал оператора на два месяца.

26 февраля прошлого года под стенами Верховной Рады АРК собрались несколько тысяч сторонников Меджлиса крымскотатарского народа и «Русского единства». Организаторами мероприятия выступили глава Меджлиса Рефат Чубаров и лидер «Русского единства», ныне глава республики Сергей Аксенов. Тогда в результате столкновений двое человек погибли. Следственный комитет России возбудил по данному факту уголовное дело.

В рамках его расследования «по подозрению в организации и участии в массовых беспорядках» в конце января текущего года был задержан заместитель главы Меджлиса Ахтем Чийгоз, который до сих пор находится в СИЗО. Под стражей содержатся еще двое участников прошлогоднего митинга Мустафа Дегерменджи и Али Асанов.

Крым.Реалии обратились к Эскендеру Небиеву с просьбой рассказать о том, как он чувствует себя после выхода на свободу, изменились ли его взгляды за прошедшее время и что бы он посоветовал тем, кто в силу различных обстоятельств оказался в СИЗО.

Эскендер Небиев
Эскендер Небиев

– Вы предполагали, что вас задержат?

– Я не предполагал, что те мои действия (на митинге 26 февраля 2014 года, – авт.) настолько критичны, чтобы меня задерживать и заключать под стражу.

– Как это произошло?

– Я был в кафе в Симферополе по личным делам. Когда вышел, меня окружили несколько человек и задержали. После этого в доме был проведен обыск, а затем меня допросили.

– Как вели себя сотрудники правоохранительных органов? Не оказывалось ли на вас давление?

– Никакого давления не было, все происходило очень тактично.

– Вы не жалеете о том, как вели себя на митинге 26 февраля и из-за чего вас и задержали?

– В некоторых моментах я был бы немного сдержаннее. Но в общем я понимаю, что ничего такого радикально-криминального не делал. Я выражал мнение, да, тогда были эмоции с обеих сторон.

– Ряд правозащитников утверждает, что на тех, кто попадает под следствие по «делу 26 февраля», оказывается давление, чтобы они дали показания против Ахтема Чийгоза. Было ли с вами подобное?

– Я попросил бы не задавать провокационных вопросов. Идет следствие, и я не имею права разглашать его ход.

Я находился в камере с другими людьми, которые там были по другим уголовным делам

– Вы можете рассказать об условиях содержания под стражей?

– Все было нормально. Я находился в камере с другими людьми, которые там были по другим уголовным делам.

– Вы чувствовали поддержку близких людей, сотрудников по работе?

– К сожалению, там связи нет. Но я постоянно виделся с адвокатом. Он, как мог, передавал мне все эти эмоции. Я это чувствовал. Безусловно, это помогало. Я знал, что в меня верят, и не мог никого подвести.

– У вас не было свиданий с родными за это время?

– Нет.

– Какие чувства испытываете, находясь на свободе? Может, вы изменились либо ваши взгляды?

– Ничего кардинально во мне не изменилось. Я как был сдержанным все эти полтора года, таким и остаюсь: нормальным, адекватным, с трезвыми взглядами. Я, как и все в Крыму, живу в новых реалиях и нарушать законы не собирался и не собираюсь.

Ни в коем случае нельзя опускать руки и сдаваться, нужно верить в свои силы соблюдать спокойствие

– Вы продолжите работу на телеканале ATR?

– Скорее всего, продолжу, не думаю, что что-то изменится. Надо только время, чтобы восстановиться. Были планы еще до того, как попал в СИЗО, попробовать себя в новых направлениях. К примеру, я увлекался режиссурой. Думаю, этим заняться, но пока рано говорить что-либо конкретно.

– Вы вышли на свободу под поручительство муфтия мусульман Крыма Эмирали Аблаева. Уже удалось с ним встретиться?

– Я с ним встретился в день освобождения, выразил благодарность. Очень признателен ему и всем, кто хоть как-то мне помогал, поддерживал, переживал. Символично, что меня выпустили в такой день (начало священного месяца Рамазан у мусульман, – авт.). Думаю, неспроста.

– Что бы вы посоветовали тем, кто оказался под стражей?

– Ни в коем случае нельзя опускать руки и сдаваться, нужно верить в свои силы соблюдать спокойствие. Решения необходимо принимать на трезвую голову. Ценить то, что у тебя есть на свободе. Ценить близких, их поступки.

Адвокат: Я надеюсь на благоразумие властей

Адвокат Эскендера Небиева Джемиль Темишев рассказал Крым.Реалии о том, как происходил процесс освобождения его подзащитного.

– Благодаря кому или чему Эскендер Небиев вышел на свободу?

Джемиль Темишев
Джемиль Темишев

– Это произошло в связи с тем, что поручителем согласился выступить по нашей просьбе муфтий Крыма Эмирали Аблаев. К тому же Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает изменение меры пресечения со строгой на менее строгую. В данном случае это было изменение меры пресечения с заключения под стражу под личное поручительство.

– Долго ли длился этот процесс, в результате которого ваш подзащитный вышел на свободу?

– Да, шел длительный переговорный процесс. Пришлось много ездить, разговаривать, просить. Спасибо, что на нашу просьбу Эмирали Аблаев ответил согласием. Это оказало очень большую помощь.

– У Небиева истекал двухмесячный срок содержания под стражей. Каковы были бы его перспективы, если бы не было поручительства муфтия?

– Если бы не было такой договоренности, то продлили бы срок содержания под стражей без возможных вариантов.

– Теперь Эскендер может свободно передвигаться в пределах Крыма?

– Он может передвигаться по Крыму. С разрешения следователя может уехать в другой город (в пределах России, – авт.).

Адвокат об освобождении оператора ATR (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:39 0:00

– Вы владеете информацией о других задержанных по «делу 26 февраля». Что их ожидает?

– Работаем. Делаем все для того, чтобы в отношении них тоже была изменена мера пресечения.

– Есть ли вероятность, что и они могут оказаться на свободе?

– Я думаю, есть.

– Такой же вариант, как и в случае с Эскендером?

– Да, и я рассчитаю на здравомыслие и элементарную человечность тех людей, от которых зависит решение вопроса. Нахождение этих людей в СИЗО никому пользы не принесет на самом деле. Происходит озлобление общества. Я вижу это как адвокат. Сейчас наше общество в Крыму должно быстрее прийти к взаимопониманию, успокоиться, чтобы не было таких раздражителей. И вот эти дела по 26 февраля как раз-таки выступают катализатором различных конфликтов. Если власть пойдет по пути репрессий и явного процессуального насилия, то есть людей будут закрывать, конечно, это будет своего рода мина замедленного действия. Я надеюсь на благоразумие властей и со своей стороны приложу все усилия, чтобы в цивилизованной форме быть посредником между стороной государственного обвинения и своими подзащитными.

– Вам известно, когда «дело 26 февраля» будет передано в суд?

– Неизвестно, но, насколько я знаю, расследование дела подходит к завершению.

– Вы знаете о случаях привлечения к ответственности участников противоположной стороны митинга 26 февраля 2014 года?

– Нет. Мне об этом неизвестно.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG