Доступность ссылки

Айдер Бариев: «…Я бы прошел тот же путь»


Айдер Бариев

Жизнь его сложилась трудно – впрочем, как и у многих его соотечественников. Это – поколение людей, обожженных войной, депортацией, поколение тех, кто сталкивался с несправедливостью буквально на каждом шагу – лишь на том основании, что родился на свет крымским татарином…

Айдер Бариев родился 24 июня 1938 года в деревне Коклуз Куйбышевского района Крымской АССР. 18 мая 1944 года семья Бариевых, состоявшая из пяти человек (отец, мать, двое детей и сестра матери), как и остальные крымские татары, была депортирована, оказавшись в узбекистанском Янгиюле. Отец семейства, Мамут-агъа, устроился на работу на кирпичный завод. Он не проработал там и года – сгорел от каторжного труда 11 июня 1945 года.

В 1956 году Айдер окончил 7 классов, поступил в училище механизации сельского хозяйства. Затем – служба в рядах Советской Армии. С 1962 по 1968 он трудился в Чирчике, на комбинате твердых прочных металлов, трактористом и слесарем-наладчиком.

О том, что заставило его примкнуть к национальному движению, Бариев напишет – уже будучи арестованным – в заявлении от 3 января 1969 на имя Генерального прокурора Романа Руденко

​О том, что заставило его примкнуть к национальному движению, Бариев напишет – уже будучи арестованным – в заявлении от 3 января 1969 на имя Генерального прокурора Романа Руденко. Перед демобилизацией по вызову крымского техникума механизации в ноябре 1961 года Айдер приехал в Крым. По окончании вступительных экзаменов его вызвали в военкомат. Между Бариевым и военкомом Ковецким состоялся такой диалог:

«– Вы поступили учиться?

– Да.

– Вы крымский татарин? Вам придется сняться у нас с военного учета, забрать документы из техникума и покинуть территорию Крыма.

– По каким причинам?

– Товарищ сержант, вы находитесь на службе, вам сказано, выполняйте!

– Товарищ подполковник, я не нахожусь в строю, и тем более по решению военно-врачебной комиссии мне предоставлен длительный отпуск, который я решил использовать для поступления в техникум. Ваше заявление, на мой взгляд, не имеет ничего общего с моим долгом по службе. Сказанное вами коренным образом противоречит ленинской национальной политике.

– Вы еще будете меня учить, вон отсюда!».

Юноша вышел из кабинета, но минут через десять был приглашен военкомом обратно.

«– Товарищ сержант, вы не обижайтесь. Я по просьбе начальника милиции Советского района поставил вас об этом в известность. Если начальник милиции разрешит вам оставаться здесь, тогда, пожалуйста, оставайтесь».

А вот какой разговор состоялся у Айдера в кабинете начальника паспортного отдела – подполковника Прокопенко.

«– Товарищ подполковник, скажите, пожалуйста, в Крыму есть прописка?

– Да, есть.

– Почему же меня не прописали в поселке Советском Советского района?

– Не может быть, у нас в городах есть прописка, а в районах тем более. (Звонит по телефону, кладет трубку.) Вы, оказывается, крымский татарин?

– Да.

– Почему вы об этом не сказали сразу?

– Разве мое национальное происхождение имеет значение?

Вам, как военному, я скажу, что есть указ правительства от 1956 года, на основании которого прописка крымских татар в Крыму запрещена
– Вам, как военному, я скажу, что есть указ правительства от 1956 года, на основании которого прописка крымских татар в Крыму запрещена. Обращайтесь в правительство, мне все равно кого прописывать, места хватит всем».

Итак, в поселке Советском Советского района советского гражданина Айдера Бариева не прописали…

С ноября 1961 года, пишет Бариев в заявлении на имя Генерального прокурора, «я решил добиться истины, я не мог равнодушно отнестись к положению, в котором оказался».

В истории крымскотатарского движения Айдер Бариев известен как активный участник знаменитых «Чирчикских событий» и фигурант легендарного «процесса десяти».

21 апреля 1968 крымские татары города Чирчик Ташкентской области решили отпраздновать национальный праздник «Дервиза», приуроченный ко дню рождения Ленина. Имя Ленина прочно ассоциировалось с созданием Крымской АССР – автономии, которую крымские татары резонно считали своей национальной государственностью; она была образована в связи с наличием в Крыму коренного народа.

В этот день в городском парке Чирчика зазвучали крымскотатарские песни…

Чирчикское побоище, апрель 1968
Чирчикское побоище, апрель 1968

Но властям такие проявления национальной самобытности со стороны недавно директивным путем «укорененных» (уже вышел Указ от 5 сентября 1967 года, где крымские татары были названы «гражданами татарской национальности, ранее проживавшими в Крыму»!) показались слишком дерзкими. Мирно гуляющие люди подверглись нападению солдат и милиционеров, были избиты и облиты пожарными командами. Около трехсот человек были арестованы, десятеро позже предстали перед судом.

Тот день Айдер запомнил до мельчайших подробностей. За ним гнались милиционеры, но его товарищи Идрис Зекерьяев и Февзи Сулейманов помогли ему сесть на самолет. Вскоре он был уже в Москве, в квартире генерала-правозащитника Петра Григоренко.

Как вспоминал об этом Петр Григорьевич в книге воспоминаний: «К вечеру из Чирчика прилетел участник манифестации – тракторист Айдер Бариев. Он прибыл в таком виде, как выскочил из-под водометов. С несмывающимися пятнами на костюме… Привез Бариев и фотоснимки, с водометами, милицейскими дубинками».

Уже на следующий день Бариев отослал телеграмму в ЦК КПСС, посетил приемную ЦК и сообщил о чирчикской расправе.

13 сентября 1968 года за участие в национальном движении Айдера Бариева арестовали

​Реакция власти не заставила себя долго ждать. 13 сентября 1968 года за участие в национальном движении Айдера Бариева арестовали. Так правоохранители оценили его общественную активность. Тогда же, в сентябре-октябре 1968, были арестованы еще восемь активистов движения (впоследствии их стало десять, потому в историографию этот процесс вошел под названием «процесс десяти»).

Как было сказано в справке по уголовному делу №109, сохранившемуся в надзорном деле Прокуратуры СССР Петра Григоренко, «4 июля 1968 года заместителем Прокурора Узбекской ССР возбуждено уголовное дело по факту изготовления и распространения документов, в которых содержатся заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. Основанием для возбуждения данного уголовного дела стали поступившие документы… под названиями «Траурная информация №69», «Экстренная информация» и ряд других».

Ветераны национального движения крымских татар Айдер Бариев и Арсен Альчиков
Ветераны национального движения крымских татар Айдер Бариев и Арсен Альчиков

Требуйте то, что нам принадлежит по праву. Наш крымскотатарский вопрос – вопрос о пресечении национального и культурного геноцида, вопрос о поруганной чести и гордости крымского татарина
Айдер Бариев

​Но не только написание документов вменялось в вину Бариеву. В обвинительном заключении ему припомнили и другие «эпизоды». Бариеву инкриминировалось, в частности, что: «24 марта 1968 года на окраине города Чирчика в районе «Комсомольского моста» на состоявшемся незаконном сборище татар в присутствии 400 человек зачитал «Информацию №64», в которой содержится злостная клевета на национальную политику Советского государства». Говорилось также, что «в мае 1968 года Бариев составил «Информацию №67», в которой заведомо ложно описал проводимые действия административных органов по наведению порядка, нарушенного в городе Чирчике 21 апреля 1968 года группой хулиганствующих элементов из числа граждан татарской национальности»; что «в августе 1968 года Бариевым была составлена «Информация №72» и им же размножена на пишущей машинке. В этом документе в злобной форме возводится клевета на национальную политику Коммунистической партии и положение крымских татар в СССР. Автор этого клеветнического документа пишет, что в отношении крымских татар в СССР применяется политика «геноцида». В подтверждение своих домыслов Бариев указывает: «Требуйте то, что нам принадлежит по праву. Наш крымскотатарский вопрос – вопрос о пресечении национального и культурного геноцида, вопрос о поруганной чести и гордости крымского татарина».

5 августа 1969 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Узбекской ССР приговорила Айдера Бариева к полутора годам лишения свободы.

13 марта 1970 года Айдер Бариев вместе со своим подельником Иззетом Хаировым вышли из лагеря. У здания колонии города Навои, где они отбывали срок, их встречали соотечественники...

Айдер Бариев
Айдер Бариев

​После освобождения он несколько раз пытался устроиться на работу, однако везде его ждал отказ. Поняв, что напрасно теряет время, Айдер решил уехать из Узбекистана. Он отправился в Крым, в родную деревню, но прописаться там было невозможно – везде в Крыму дорога для него была закрыта – «крымский татарин»...

Дальше его путь лежал на Кавказ – вечное прибежище бунтарей и вольнодумцев. В поезде Симферополь-Баку он познакомился с Николаем Борщевым, который уговорил его сойти вместе с ним – в городе Прохладный в Кабардино-Балкарии.

Поистине – мир не без добрых людей. Первое время Айдер жил у Николая, а вскоре нашел жилье, прописался и устроился на работу на завод «Кавказкабель». В Прохладном он прожил девять лет, а затем отправился в Краснодарский край, где к тому времени существовала община крымских татар.

Мечта его жизни – вернуться в Крым, в родную деревню – наконец сбылась. В последние годы он писал свою историю национального движения, увы, смерть помешала закончить эту работу…

​В 1991 году Айдер Бариев перевез на родину маму Мумине-ханум. После долгих мытарств ему наконец удалось получить участок в родной деревне Коклуз. Здесь он построил дом, в котором жил последние годы.

Мечта его жизни – вернуться в Крым, в родную деревню – наконец сбылась. В последние годы он писал свою историю национального движения, увы, смерть помешала закончить эту работу…

Трудная, полная несправедливостей жизнь, не сделала его черствым, не озлобила…

Памятная доска Айдера Бариева
Памятная доска Айдера Бариева

​Однажды Айдер-агъа сказал мне: «Если бы пришлось начать все сначала, я бы прошел тот же путь». Но мысль о том, что многие его соотечественники по-прежнему страдают, не позволяла ему успокоиться… Увы, увидеть свой народ счастливым ему не довелось…

11 мая 2010 года после тяжелой болезни один из видных участников крымскотатарского национального движения Айдер Бариев скончался.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG