Доступность ссылки

Арсен Жумадилов: Крымскотатарский вопрос на двоих


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Каждый шаг украинского государства навстречу крымским татарам понуждает Россию совершать вдогонку аналогичные шаги. И не имеет значения, почему так происходит: в силу ли стремления Кремля сохранить лицо перед мировым сообществом или же речь идет о борьбе за лояльность крымцев. Но, в результате, каждая инициатива официальной Москвы становится зеркальным отражением украинских инициатив. А каждое заявление российских властей превращается в эхо, повторяющее публичные заявления официального Киева.

Для того, чтобы объяснить эту тенденцию, предлагаю разобрать ее, опираясь на «теорию игр» Нэша, которую в применении к социальным процессам середины прошлого века развил Томас Шеллинг.

Основная мысль теории заключается в том, что динамика изменений определяется взаимной зависимостью конкурирующих сторон. Когда складывается равновесие, действия одной стороны провоцируют действия другой.

Гордиев узел

За века утерянной политической субъектности коренного народа Крыма, за десятилетия отсутствия системного видения крымскотатарской проблемы в Киеве, за годы ограниченности публичной дискуссии в среде самих крымцев понимание крымскотатарского вопроса обросло множеством аспектов.

На сегодняшний день существует ряд разных, порой малосовместимых, распространенных политических и медиа-дискурсов.

– Крымские татары – автохтонный коренной народ полуострова, борющийся за сохранение самобытной идентичности. Смысловые «хэштеги»: Декларация ООН о правах коренных народов, Конвенция МОТ о коренных народах, законопроект о статусе крымскотатарского народа, Курултай, Меджлис, самоуправление, квоты, прецедент народов Саами в Скандинавии, демилитаризация Севастополя.

– Крымтатары – государствообразующая нация с преемственностью державных проектов, народ с правом на самоопределение. «Хэштеги»: Крымское Ханство, помощь Хмельницкому, сожжение Москвы Гираями, плата дани московитами хану, Номан Челебиджихан и Крымская республика, пятимиллионная диаспора в Турции, крымскотатарский народ как третья сторона переговоров по будущему Крыма.

– Крымтатары – депортированный народ, требующий возврата к статусу-кво досталинской эпохи. «Хэштеги»: национально-территориальная автономия, крымскотатарский язык как lingua francа, реституция и компенсация, топонимика, Программа расселения и обустройства депортированных, квоты и льготы.

– Крымтатары – этническая группа в меньшинстве, которая наряду с другими нуждается в реализации культурных прав. «Хэштеги»: мультикультурализм, более ста национальностей Крыма, равенство всех народов, межнациональный мир и согласие, крымскотатарский язык и культура, творческие коллективы и ансамбли, национальная кухня.

– Крымтатары – пример меньшинства, нуждающегося в защите. «Хэштеги»: фундаментальные права и свободы, свобода слова и собраний, либеральные ценности, право каждого на самовыражение, право на уважение своей идентичности, толерантность и терпимость.

Такая поливариантность дискурсов создает предпосылки для маневра в деле обеспечения прав крымскотатарского народа. Когда не существует или не найдена истина в последней инстанции, формируется огромное поле для (само)деятельности вовлеченных акторов.

Украина и Россия могут предпринимать какие угодно шаги, если они укладываются в один из упомянутых дискурсов, преподнося их как деятельность по обеспечению прав крымских татар

Украина и Россия могут предпринимать какие угодно шаги, если они укладываются в один из упомянутых дискурсов, преподнося их как деятельность по обеспечению прав крымских татар. Основное правило для участников процесса – их действия должны совершаться в рамках какой-то одной колеи. То есть, контраст между восприятием реализованного Украиной и Россией не должен быть разительным.

В Украине это называют «созданием более привлекательной модели», в России – «хоть что-то в сравнении с 23 годами бездействия».

Шеллинг назвал бы эту ситуацию динамическим равновесием между Украиной и Россией. Равновесием в борьбе за честь (в глазах Запада и, собственно, электората) называться главным защитником прав крымских татар.

Украина vs Россия

В теории ситуация выглядит следующим образом: Украина и Россия, как заинтересованные быть впереди, но не обязательно желающие тратить на это неоправданно много ресурсов, наблюдают друг за другом. Шаг навстречу крымским татарам той или иной стороны, дублируется и, возможно, опережается другой. При этом договориться на верхнем уровне о правилах игры, чтобы при минимуме усилий выглядеть сравнительно достойно (например, «обеспечиваем функционирования языка в дошкольных учреждениях, но не в школах» или «даем проходные места в списках, но не создаем квоты») они не могут. Ни сегодня, ни в обозримом будущем.

Что на деле?

Коллективные права крымскотатарского народа

Украина – поддержала Декларацию ООН о правах коренных народов, признав коренным крымскотатарский народ. Важный шаг, но за которым должно следовать продолжение – наполнение реальным содержанием на уровне закона. Пока же законодательное урегулирование ждет своего часа.

Россия – не признала крымцев коренным народом, более того, Путин подверг сомнению факт «укорененности» крымских татар

Россия – не признала крымцев коренным народом, более того, Путин подверг сомнению факт «укорененности» крымских татар. При этом на уровне «конституции Республики Крым» крымскотатарскому языку был придан статус одного из трех «государственных», наряду с русским и украинским. Бесспорно, важное достижение. Но последовавшее законодательное урегулирование вопроса определило, скорее, символическую ценность такой нормы.

Также Россия предложила крымским татарам вместо национально-территориальной – национально-культурную автономию, как правовую форму самоорганизации всех этнических групп в Крыму. Проще говоря, предложила регистрировать общественные организации и заниматься культурой.

Крымские татары как депортированный народ

Украина – приняла Закон о восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку. В круг лиц, могущих претендовать на этот статус, включены не только собственно депортированные, но и их дети, родившиеся в местах депортации на момент вступления в силу данного закона (1944-2014 года). Документ является качественным в материальной части. Но довольно слаб в части процессуальной, поскольку задача по разработке процедур была делегирована Кабмину, к которому больше вопросов, чем ответов.

Россия – через четыре дня после принятия соответствующего Закона Украиной, выдала «на-гора» наспех подготовленный Указ Президента о мерах по реабилитации депортированных народов. В отличие от украинского закона, документ Кремля ниже по статусу и по форме (Указ, как побуждение к ситуативным действиям, не может сравниться с Законом, системно регулирующим правоотношения), и по содержанию (на одной странице умещены общие сентенции о необходимости поддержки «всего хорошего»).

Депортированные лица упоминаются также в Законе «Республики Крым» «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан и лиц», который был принят под занавес прошлого года. При этом, в отличие от украинского закона, в круг депортированных лиц, были включены родившиеся в местах депортации лишь до отмены режима спецпоселений (1944-1956 года).

Представительство в системе принятия решений

Отдельная тема к обсуждению – кто и в каком амплуа ведет диалог с государством с целью реализации вышеперечисленных решений.

Украина – реанимировала деятельность Совета представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины

Украина – реанимировала деятельность Совета представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины. При этом состав Совета определяется не чиновником с Банковой или Грушевского, но руководством представительного органа крымцев – Меджлиса. Прямой и регулярный доступ к первому лицу, оформление решений Совета в указы Президента – важный ресурс. В новом, восьмом, созыве Верховной Рады – три народных депутата по неформальной крымскотатарской квоте. Главой ключевого органа по вопросам Крыма – Государственной службы – в системе исполнительной власти назначен заместитель Председателя Меджлиса. А руководителем новосозданного государственного предприятия «Крымский Дом» – помощник народного депутата Джемилева.

Россия не ввела крымцев в законодательные органы федерального уровня, ограничившись включением нескольких татар в списки на выборы в «госсовет» Крыма. Один из них стал вице-спикером в региональном парламенте. При этом Кремль сместил акцент в диалоге с крымцами с системы Курултай-Меджлис на ДУМК, духовное управление мусульман Крыма. Ключевой же назначенец «от крымских татар» в «Совете министров» оккупированного полуострова вообще не представляет ни Меджлис, ни ДУМК.

Подводя итоги

Преимущество Украины настолько всем очевидно, что можно было бы Киеву остановиться и почить на лаврах. Все так, но это в теории. На практике ставки со стороны Киева повышают… сами крымские татары

Можно продолжать и дальше, но и без того ясно, что Украина на несколько «корпусов» обгоняет Россию. Одновременно действия Украины в крымскотатарском вопросе побуждают Россию предпринимать адекватные шаги, которые должны сохранить лицо перед международным сообществом и, собственно, крымскими татарами в Крыму.

Преимущество Украины настолько всем очевидно, что можно было бы Киеву остановиться и почить на лаврах. Все так, но это в теории. На практике ставки со стороны Киева повышают… сами крымские татары.

В Украине у крымцев действительно обозначился шанс на восстановление своей субъектности. И если они ее восстановят, то это будет совершенно другая игра по совершенно другим правилам.

Арсен Жумадилов, заведующий отделом обеспечения работы Уполномоченного Президента Украины по делам крымскотатарского народа, координатор «Крымского института стратегических исследований»

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG