Доступность ссылки

«Он выступает в защиту прав крымских татар. Это, товарищи, позор!» Вспоминая Генриха Алтуняна


Генрих Алтунян

Десять лет назад, 30 июня 2005 года, ушел из жизни замечательный человек, правозащитник, давний друг крымских татар Генрих Алтунян. Он был одним из немногих, кто в советское время поднял голос в защиту депортированного крымскотатарского народа. В 1969 году, после ареста генерала Петра Григоренко, Алтунян подписал открытые письма в защиту Григоренко и крымских татар, стал одним из учредителей Инициативной группы по защите прав человека в СССР.

Ему было тридцать шесть, когда его впервые арестовали. В «Постановлении об избрании меры пресечения», то есть аресте, говорилось: «Алтунян Генрих Ованесович, родившийся 24 ноября 1933 года в городе Тбилиси, армянин, гражданин СССР, с высшим образованием, женатый, беспартийный, работающий в Харьковском участке «Энергоавтоматика», проживающий в г. Харькове... На протяжении длительного времени проводит антисоветскую агитацию, направленную против правомерной деятельности государственных и судебных органов СССР, возводит клевету на советскую действительность и в целях давления на КПСС и Советское правительство обратился в ООН с призывом вмешаться во внутренние дела. Советского государства».

Генрих Алтунян в лагере 1970 г.
Генрих Алтунян в лагере 1970 г.

Беспартийным Алтунян стал всего за несколько месяцев до появления этого документа, почти сразу же лишился и офицерского звания, и должности преподавателя высшего военного училища. А по поводу инкриминированных ему действий тогда же, 11 июля 1969 года, под этим «Постановлением» написал: «Протестую против предъявленного мне обвинения – никакой антисоветской агитацией и пропагандой я никогда не занимался». В то время он еще искренне считал, что «социализм и коммунизм есть истинное будущее человечества, и болела душа за то, что негодные правители нашей страны извращают светлые идеалы».

Его дед, Густав Антонович Клингенберг, в апреле 1929 года был расстрелян. В момент ареста он служил на железнодорожной станции в городе Сочи, его судило Северокавказское железнодорожное ОГПУ. Родным сказали: за организацию покушения на товарища Сталина. Поскольку Сталин бывал в Сочи, внешне это выглядело довольно правдоподобно. После расстрела деда остались сиротами трое детей.

Отец, Ованес Погосович Алтунян, был кадровым офицером, окончил Московское военное училище и остался там работать. Когда началась война и немцы подошли к Москве, все училища были отправлены на оборону Москвы, и Ованес вместе со своими курсантами около года был на фронте. Затем его перевели в Душанбе, тогда Сталинабад, где в эвакуации находилось Харьковское военно-техническое авиационное училище. То, что Генрих стал военным, было закономерно – ему всегда хотелось походить на отца.

Мать Валентина Густавовна, закончив в Сочи школу, после ареста деда уехала учиться в Ленинград, где жили родственники. Там получила специальность техника-чертежника и была направлена в Тбилиси на станкостроительный завод, на котором главным конструктором работал студент-заочник Ованес Алтунян. Через год после их женитьбы родился сын Генрих…

Генрих Алтунян 1960 г.
Генрих Алтунян 1960 г.

По окончании школы в 1951 году юноша поступил в то же военное училище, где работал отец. До 1968 года его военная карьера складывалась успешно. Но… Генрих всегда говорил правду и открыто отстаивал свою точку зрения на семинарах, политзанятиях, партийных собраниях.

Когда в 1968 году на улицах Праги «советские танки лишали социализм человеческого лица... с болью в сердце, с горечью в душе мы подходили к пониманию порочности системы». В это время он познакомился с опальным генералом Петром Григоренко и известным диссидентом Петром Якиром.

Выписка из «Справки по делу о распространении группой инженеров харьковских научно-исследовательских и проектных институтов ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» гласит: «Активный участник этой группы Алтунян Г.О. установил связь с проживающими в Москве Якиром, Григоренко, Кимом и Габаем, от которых он и Пономарев систематически получали различного рода материалы так называемого «Самиздата», размножали их на пишущих машинках и распространяли среди узкого круга «своих» друзей... Основное содержание высказываний организатора указанной группы Алтуняна Г.О. сводится к следующему:

1. Сталин – это враг народа, фашист, так как своей политикой он нанес советскому государству и партии только вред. Он уничтожил партийный актив и командные кадры армии и делал все, чтобы помочь и облегчить победу Гитлеру.

2. Ряд руководящих партийных и советских работников были на руководящей работе при жизни Сталина и проводили ту же политику. Поэтому они в настоящее время не имеют морального права быть руководителями и осуждать культ Сталина, и не может быть уверенности в том, что эти руководители в настоящее время ведут правильную политику.

3. Официальная информация, публикуемая в нашей печати и передаваемая по радио, не всегда объективна, неполна и по ней нельзя составить правильного мнения о положении в нашей стране и о правильности нашей внешней политики.

4. Действительно, проводимая в нашей стране национальная политика не соответствует той, которая провозглашена в Программе партии и Конституции. Некоторые национальности не пользуются всеми правами, в частности, это касается евреев».

Генрих Алтунян (второй слева) вместе с правозащитниками (в центре Петр Григоренко)
Генрих Алтунян (второй слева) вместе с правозащитниками (в центре Петр Григоренко)

28 августа 1968 года состоялось партийное собрание, на котором Алтуняна исключили из партии – «за антипартийное поведение, выразившееся в сборе и пропаганде сведений демагогического характера, тенденциозных по отношению к мероприятиям ЦК КПСС и Советского правительства». Почти сразу же появился приказ маршала Крылова о том, что инженер-майор Алтунян, будучи в очередном отпуске, посетил в Москве квартиры генерала Григоренко и сына командарма Якира, привез оттуда ревизионистское письмо академика Сахарова и тем самым опозорил звание офицера Советской Армии. Ни больше, ни меньше: посетил квартиры, опозорив офицерское звание! В связи с этим Алтуняна уволили из армии по статье 59 пункт «Д» Дисциплинарного Устава (служебное несоответствие) без выходного пособия.

Генрих остался без работы, без пенсии, без выходного пособия, с двумя маленькими детьми на руках. А вскоре последовал арест. Случилось это 11 июля 1969 года. После обыска в квартире «правоохранители» грубо схватили его на лестнице, толкнули так, что он едва удержался на ногах, попав прямо в объятия еще одного кэгебиста, а тот еще и ударил для острастки. В следственном отделении КГБ ему был предъявлен ордер на арест.

На последнем перед арестом партийном собрании бывшие соратники подвергли его суровой обструкции: «Как нам стало известно, Алтунян занимается деятельностью, несовместимой с нашими понятиями о демократии. Сейчас он выступает в защиту прав крымских татар. Это, товарищи, позор!». На что Генрих отвечал: «Еще Ленин говорил, что с идеями надо бороться только идеями… Письмо в ООН не является единственным, что я написал, – несколько писем в «Правду», в «Известия», обращался в райком, обком, облпрокуратуру, но ниоткуда не получал ответа. И о крымских татарах: в 1967 году они были реабилитированы, за преступления отдельных лиц вся нация не отвечает»...

Алтунян получил три года лагерей общего режима. 10 июля 1972 года, в положенный срок, его освободили.

Следующий арест последовал через несколько лет – 16 декабря 1980 года.

На сей раз инкриминировалось ему многое – открыто выступил в защиту академика Андрея Сахарова, подписывал письма в Комитет по защите прав человека, выступал против ввода войск в Афганистан, хранил «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, словом – «не перековался».

Генрих Алтунян с женой Риммой
Генрих Алтунян с женой Риммой

Алтунян вспоминал: «На суде не было никаких неожиданностей: сценарий писался опытными «режиссерами» из КГБ. Я был признан виновным в антисоветской агитации и пропаганде, направленной на подрыв и ослабление Советской власти, и по статье 62, часть 1 УК УССР приговорен к семи годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с последующей ссылкой на пять лет. Никогда в жизни не забуду те несколько минут после зачтения приговора.

Я стоял в окружении вооруженной охраны. Зал был заполнен работниками областной прокуратуры, суда, студентами – будущими особистами, юристами. Там же было и несколько моих близких и друзей.

– Вам понятен приговор? – последний вопрос судьи.

– Понятен.

И в этот момент все мои друзья и родные достали из рукавов спрятанные там головки гвоздик и стали бросать в меня через головы конвоя. Ко мне попал лишь один цветок, остальные конвой переловил. Когда публика в спешном порядке была удалена, на столе секретарши лежала гора цветов, а на мою просьбу отдать их последовал традиционный ответ: «Не положено».

Уже после начала перестройки, в 1987 году, Генрих Алтунян был освобожден. В последующие годы он был членом Центрального Провода Народного Руха Украины, возглавлял Харьковскую организацию НРУ. В 1990-1994 – народный депутат Украины.

Слева направо: Мустафа Джемилев, Микола Горбаль, Андрей Григоренко, Сафинар Джемилева, Генрих Алтунян
Слева направо: Мустафа Джемилев, Микола Горбаль, Андрей Григоренко, Сафинар Джемилева, Генрих Алтунян

Генрих Алтунян активно поддерживал крымских татар в их борьбе за восстановление прав уже на родине, в Крыму. За пять лет до смерти, в 2000 году, он написал: «Слава Богу, что возвращение крымских татар совпало со становлением независимой Украины. Невозможно себе представить, как проходило бы возвращение в условиях сохранения власти Москвы над Крымом, над Украиной, над всеми нами. Настолько много горя и страданий связаны для крымских татар с Москвой, что даже понимание перемен, которые произошли за последние годы, не в состоянии уменьшить боль от десятилетий бесправия и изгнания».

Алтунян считал, что «от честного, демократического разрешения крымскотатарской проблемы зависит многое – будущее Украины».

Крымский историк Гульнара Бекирова
Крымский историк Гульнара Бекирова

«Необходимо честно признать, что в Украине есть силы, которые, имея такую возможность, действовали бы по отношению к крымским татарам такими же методами, какие применялись в недалеком прошлом против всех, кто боролся с коммунистическим режимом. Достаточно только послушать выступления с трибуны Верховной Рады Украины представителей фракции КПУ… Все граждане Украины должны наконец понять, что крымские татары – коренной народ Украины. Отличие их от национальных меньшинств в том – и это главное, – что Крым, Украина – их историческая родина».

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG