Доступность ссылки

Разделенные границей: история одной крымскотатарской семьи


Фархот Абдуллаев

16 лет доктор медицинских наук Фархот Абдуллаев и его супруга прима крымскотатарского академического театра Фатама Асанова-Абдуллаева растили сад во дворе построенного своими руками дома в Крыму. Сегодня семья разделена границей. Он преподает в Киеве, она играет на сцене в Симферополе.

Премьера спектакля «Сердце матери» по пьесе известного узбекского поэта и драматурга Усмона Азима прошла в Симферополе в День депортации крымских татар 18 мая. Фатама исполнила в нем главную роль. Но Фархота на премьере не было.

«Я всегда восхищался ею. Живя в христианском государстве, живя в Крыму, она в совершенстве владеет крымскотатарским языком. У нас был миллион возможностей уехать из Крыма, например, в США, но она самодостаточная женщина, которая умудрилась на родине в тяжелые девяностые удержаться, сделала достаточно успешную карьеру. И самое главное – она счастлива там как актриса», – говорит супруг Фатамы.

Если бы не крымскотатарский театр, мы бы оба ни одного дня не оставались в Крыму, собрали бы вещи и уехали

Фархот Абдуллаев, как никто другой, понимает чувства жены, говорит, что, несмотря на разлуку, о крепости семейных отношений не переживает, ведь сегодня они не просто муж и жена, они – партнеры, которые с полуслова понимают друг друга.

Он признает ее успех и говорит, что именно труд жены заставляет ее оставаться в Крыму.

«Думаю, если бы не крымскотатарский театр, мы бы оба ни одного дня не оставались в Крыму, собрали бы вещи и уехали, – поясняет Фархат причину расстояния между ними. – Те события в Крыму заставили нас сделать выбор, и мы сделали его в пользу Украины. Я в Украине как врач стал самодостаточным, и мне Украина дала очень многое. Ребенок у меня учился в украиноязычной гимназии и в совершенстве владеет украинским языком. А жена была вынуждена принять российское гражданство, в настоящий момент она работает в уже государственном учреждении России – крымскотатарском театре, тоже фактически не по воле своей. Потому что мы в Крыму теперь выживаем».

Когда выбор был сделан, он собрал чемоданы и уехал в столицу той страны, которая дала ему все. Теперь Фархот Абдуллаев постоянно работает в Киеве, дома бывает 1-2 дня в неделю и чувствует там себя гостем.

Когда приезжаю туда – у меня портится настроение, потому что для меня Крым уже не тот Крым

«Езжу в Крым, прохожу тропу позора пешком, – вспоминает свой путь в Крым. – Когда покупаю билет на поезд Киев – Новоалексеевка, я с трепетом еду домой, мне хочется в Крым, в Симферополь, но когда приезжаю туда – у меня портится настроение, потому что для меня Крым уже не тот Крым, и когда я приезжаю домой, смотрю на собачку, кошечку, вижу соседей – ловлю себя на мысли, что я тут уже гость, и это очень сложно».

Фархот Абдуллаев написал отказ от российского гражданства, и желания оформлять какие-либо российские документы у него нет.

«Мы хотим, чтобы вы читали лекции на украинском языке»

В Крыму доктор высшей категории Фархот Абдуллаев с 2004 года преподавал в Медицинской академии имени Георгиевского, специализация – инфекционные болезни, эпидемиология, микробиология. С переездом в Киев жизнь изменилась, а знания и умения крымчанина по достоинству оценили столичные специалисты. Пригласили в Национальный медицинский университет им. Богомольца, предложили работать в научно-исследовательском институте эпидемиологии и инфекционных заболеваний Национальной академии медицинских наук Украины. По совместительству преподавал анатомию, гистологию, физиологию в Киевском медицинском университете Украинской ассоциации народной медицины.

Все знали, что я русскоязычный преподаватель, и мне пришлось учиться украинскому языку и начинать все с нуля

Киев дал ему возможность стать доктором медицинских наук, но, признается Фархот Абдуллаев, в столице нужно уметь держать достойный уровень.

«Читая здесь в Киеве первый раз лекцию, мне было очень тяжело. Студенты 5-го курса мне сказали: «Фархот Рустемович, мы хотим, чтобы вы читали лекции на украинском языке». Все знали, что я русскоязычный преподаватель, и мне пришлось учиться украинскому языку и начинать все с нуля. Одно дело суржик и разговорный украинский язык, и совсем другая история – медицинская терминология. Студенты здесь достаточно патриотичны. И я не нахожусь в состоянии эйфории, так как всем, кто приехал из Крыма, сейчас приходится доказывать, что мы не из провинции и что мы достаточно толковые ребята, которые готовы что-то делать, и не опозорим наш крымский бренд», – настроен решительно Фархот.

«Мы не смогли защитить наших студентов»

Непросто приходится не только преподавателям, но и студентам, которые перевелись из Крыма в медицинские вузы Украины. Но они держат планку.

«Все студенты, которые перевелись из Крыма, учатся хорошо. Я не знаю ни одного случая, что бы кого-то отчислили. Все иностранцы также хорошо учатся, заканчивают. У всех ностальгия. Мы тут все собираемся на Майдане Незалежности или в кафе «Крым», пьем каву, слушаем крымскотатарскую музыку», – рассказывает преподаватель.

Программа обучения в Российской Федерации не предусматривает Европейскую – Болонскую систему

Однако студентам, которые уже успели испытать на себе российскую систему образования, приходится покрывать академическую разницу, ведь программа обучения в Российской Федерации не предусматривает Европейскую – Болонскую систему.

«У нас был студент, гражданин Узбекистана, он приехал сюда, мы его взяли на второй курс. У него оказалась большая проблема: он первый курс закончил по болонской системе, а второй курс третий семестр уже по программе Российской Федерации, у него 500 часов академических разница была только по анатомии. Да, такие проблемы, мы не смогли защитить наших студентов», – говорит преподаватель.

Несмотря на все трудности, добавляет Фархот Абдуллаев, в Украине крымчане всегда получают поддержку, здесь им рады и помогают все – и студенты, и профессора, и доктора наук, и вахтеры, и соседи по общежитию.

«У них остается не Россия, а Республика Крым»

Из Крыма уехали многие студенты и некоторые преподаватели Крымской медицинской академии имени Георгиевского, кто-то уволился в знак несогласия с российским руководством Крыма и решением объединить университеты под эгидой Крымского федерального университета имени Вернадского.

Покидают вуз 1700 иностранных студентов, их дипломы теперь будут не действительны. Новые студенты из-за рубежа в Симферополь вряд ли приедут: преподавание в вузе предусмотрено только на русском языке.

Возможности профессионального роста в Крыму у студентов-выпускников нет

Из-за оттока иностранцев пострадает не только бюджет университета, но и местные жители, говорит Абдуллаев. Многие сдавали жилье иностранным студентам жилье, продавали фрукты и овощи, кормили в кафе и столовых. Помимо этого, иностранцы воспитывали в крымчанах толерантность.

Печально еще и то, что возможности профессионального роста в Крыму у студентов-выпускников нет, считает Абдуллаев.

«Например, студентам выпускникам Киевского медицинского университета предлагают с 4-го курса выехать на практику в Польшу. В крупных клиниках Польши, в клинических госпиталях они проходят бесплатную стажировку. Наши крымские студенты от этого отрезаны, – констатирует доктор. – У них остается не Россия, а Республика Крым. Им в России тоже делать нечего. Студенты не располагают большими деньгами», – приводит аргумент Фархат, напоминая, что интернатура – это платная система, а в больших городах России выпускники не отдадут свои места практики приезжим из Крыма – там своя конкуренция.

Но и для тех студентов, которые спустя год обучения ничего хорошего в российской системе образования не обнаружили, путь в Украину оказывается непростым: студентам, которые не успели до 15 марта 2015 года перевестись в украинские вузы, теперь не засчитывается этот российский год обучения.

«Пассивная импотенция в социуме»

Оглядываясь на полтора года назад, оценивая события тех дней в Крыму, доктор медицинских наук ставит диагноз и называет причины недуга: «Все это наша пассивная импотенция в социуме. Мы живем и не понимаем, кто мы по национальности – раз. Мы не знаем свой язык – два. Мы стесняемся своего флага – три. Мы стесняемся своих эмоций – четыре. Мы постоянно хотим сбежать туда, где получше – это пять. А когда приходят моменты выбора ... очень многие крымчане сделали выбор в пользу пенсии чуть побольше и зарплаты чуть повыше. Но свободу не купишь ни за какие деньги».

В ближайшие дни он вновь отправится в Крым, к семье, но встретит там и тех, кто пытался обменять свободу и честность на доход и надежды.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG