Доступность ссылки

Крымская полевая миссия: Попытка нас запретить – лучшая реклама


Дмитрий Макаров

Киев – Совет федерации России порекомендовал прокуратуре проверить Крымскую полевую миссию по правам человека на соответствие закону «о нежелательных организациях». Это может привести к тому, что единственной правозащитной организации, которая системно следит за соблюдением прав крымчан, запретят работать на территории Российской Федерации. Заместитель председателя Крымской полевой миссии, российский правозащитник Дмитрий Макаров в интервью для Крым.Реалии рассказал, какие проблемы могут возникнуть у его коллег в связи с этой ситуацией и насколько вероятно, что организация окажется вне закона.

– Дмитрий, что означает решение Совета федерации о внесении Крымской полевой миссии в так называемый «патриотический стоп-лист»?

– Совет федерации составил этот список, который назвал «патриотическим стоп-листом», и отправил его как рекомендацию в прокуратуру. Потому что именно она, по закону о так называемых нежелательных организациях, уполномочена на внесение таких организаций в некий список. Попадание в этот список означает фактический запрет на деятельность организации на территории России, а также ответственность для всех тех, кто с ней сотрудничает. Причем закон термин «сотрудничество» толкует достаточно широко, и под «сотрудничество» может подпадать обмен определенными сообщениями. Это, например, размещение информации об этой организации. Все это может произойти, если прокуратура все-таки прислушается к Совфеду. Но пока этого не произошло.

– А насколько вероятно, что произойдет?

– Вероятность достаточно высокая. И негативные последствия уже сейчас ощутимы, потому что очевидно, что рекомендация от сенаторов – это не просто рекомендация. Это явное указание на тех, кто здесь враги народа. Понятно, что можно ожидать самые разные негативные действия, не только в правовом поле. Уже очевидно, что будут всевозможные публикации в СМИ и другие негативные моменты.

В России идет борьба со всевозможными врагами народа. Но почему Крымская полевая миссия попала в этот список мне не понятно

– Почему, на ваш взгляд, Крымская полевая миссия попала в этот «стоп-лист»?

– В России сейчас идет борьба со всевозможными врагами народа. Но почему именно Крымская полевая миссия попала в этот список, честно говоря, мне до конца не понятно. Она там явно выбивается из общего ряда. Это единственная неформальная организация в этом списке: не фонд, не организация в обычном смысле этого слова. Это неформальное объединение правозащитников из разных стран, которое с марта 2014 года осуществляетмониторинг ситуации с правами человека на территории Крыма. Причем, на мой взгляд, это единственная правозащитная организация в этом списке. Честно говоря, мы явно выбиваемся из общего ряда. И какие причины этого – совершенно не понятно. Сейчас мы пытаемся говорить о том, что сам закон совершенно чудовищный, совершенно неправовой, сама эта практика порочна. Но в отношении Крымской полевой миссии – тем более.

– Но учитывая, что ваша организация – неформальная, то вы же можете просто сменить название. Можно ли таким образом будет обойти запрет?

– Можно. Понятно, что на этом правозащитная работа в Крыму не будет останавливаться. Понятно, что при любых раскладах мы будем свою деятельность продолжать. Просто очень неприятно, что, несмотря на наши взвешенные и выверенные оценки, сейчас нагнетается совершенно непонятная истерия вокруг этого всего. Притом, что никогда не было никаких официальных уведомлений о том, что мы делаем что-то неправильное, с точки зрения тех же сенаторов или правоохранительных структур.

– Сейчас решение Совета федерации уже как-то повлияло на вашу работу?

– Последние два дня занимаемся тем, что даем многочисленные комментарии прессе. Лучшую рекламу нашей деятельности придумать было сложно. Сейчас мы рассматриваем самые разные сценарии. Естественно, это повлияло уже сейчас. Ну, а конкретные шаги будут зависеть от того, прислушается ли к этой рекомендации прокуратура или победят доводы разума.

Самое ужасное – это ответственность. Вначале административная, а за повторное нарушение – уже уголовная

– Предположим, что минюст все-таки внес Крымскую полевую миссию в реестр «нежелательных» организаций. Чем это будет грозить представителям вашего объединения?

– Правовые последствия в законе достаточно жестко прописаны. Это означает запрет на деятельность в Российской Федерации, в том числе запрет банкам иметь дело с такими организациями. Но нас это не касается, потому что у нас нет ни счета, ни юрлица. Но для других организаций, это, конечно, существенная вещь. Самое ужасное – это ответственность. Вначале административная, а за повторное нарушение – уже уголовная. Причем она распространяется и на сотрудничество с этой организацией, которая находится в данном списке.

Это уже очень серьезно, потому что Крымская полевая миссия по роду своей деятельности постоянно контактирует с людьми и в Крыму непосредственно, и там, где мы постоянно пребываем – в России, Украине, других странах. Мы с кучей народа взаимодействуем, целый ряд людей нас поддерживает. И последствия могут быть не только для нас – тех, кто все это создавал и осуществляет, но и для тех, кто с нами взаимодействует, распространяет нашу информацию. Это ужасно.

– Вы обычно отстаиваете права других людей, а планируете ли в сложившейся ситуации отстаивать свои собственные права? Вы будете бороться за то, чтобы не попасть в реестр «нежелательных» организаций?

– Конечно, мы будем говорить про абсурдность этих действий. Правозащитным организациям не место в этом списке. Да и вообще, идея этих списков совершенно порочная и неправовая. Будем это делать это самыми разными способами: от защиты в суде до публичных высказываний.
Уже сейчас в нашу поддержку высказываются очень многие уважаемые люди и достаточно много представителей неправительственных структур рассматривают возможность реакции. Другой вопрос – насколько это повлияет на власти России, которые не всегда склонны прислушиваться. Будем надеяться, что здравый смысл возобладает.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG