Доступность ссылки

Олег Панфилов: Сколько лет должно быть реформатору?


Олег Панфилов

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Лет пять назад на батумском базаре пожилой торговец в пиджаке – видимо из бывших учителей – постоянно ругал президента Саакашвили. Я решил спросить его – почему? «Да он нам всю жизнь испортил, – отвечал торговец-учитель, – как мы раньше жили? Нормально! Знали, кому нужно давать взятку, а кому не надо. Кого нужно пригласить на свадьбу дочери, кого – ни в коем случае. А теперь мы не знаем как жить, он нам все испортил». Мне кажется, что в Украине сейчас много людей, которые думают примерно так же, когда читают сводки об арестах взяточников.

Новые назначения губернатора Одесской области Михеила Саакашвили повторяют кадровую политику в его пору президентом Грузии. Коммунисты любили напевать странную мантру «кадры решают все», подразумевая под кадрами верных ленинцев и строителей мифического «светлого будущего». Грузия после революции роз предложила новую кадровую политику, подразумевающую не партийную и личную преданность, а качество знаний и умение работать. Правительство Грузии называли «кризисными менеджерами», спасшими страну от коррупции.

Сейчас в Украине, как и в Грузии 10-11 лет назад, происходит внутренняя борьба старого с новым

Сейчас в Украине, как и в Грузии 10-11 лет назад, происходит внутренняя борьба старого с новым. Старое – это ожиревшая номенклатура с опытом партийно-хозяйственной деятельности. Новое – активные молодые люди, «майданутые», как их называют российские пропагандисты. Для молодых украинцев будущее их страны не кажется просто красивыми словами, они готовы работать. Их много в АТО, их – огромное количество в волонтерском движении, кажется, что полстраны помогает своим военным, собирая деньги, продукты, покупая необходимые вещи и оборудование.

В правительстве Саакашвили были разные люди. Экс-министр внутренних дел Вано Мерабишвили пришел из НПО, мэр Тбилиси Гиги Угулава учился в Тбилисской семинарии, потом – в университетах Саарбрюкена и Тбилиси. Было много выпускников западных университетов, сам Саакашвили к тому времени уже имел несколько дипломов. Противостоящим лагерем была номенклатура Шеварднадзе, легко трансформировавшаяся из советской партийно-хозяйственной элиты. Дородные дядечки и тетечки с суровыми взглядами больше любили изображать трудовую деятельность и заботу о населении, чем на самом деле что-то делать практическое.

В первые годы грузинских реформ из министерств было уволено большое количество бездельников, МВД было полностью очищено, другие ведомства были сокращены в несколько раз. Эти бюрократы и стали первыми врагами Саакашвили и его команды, формируясь в оппозиционные партии и группировки, по старой памяти находя поддержку в Москве. Там их привечали: нужно было формировать силу против Саакашвили и ее в Кремле поддерживали – морально и, возможно, материально. Хотя, можно догадываться, что у шеварднадзевской номенклатуры и своих припасов хватало. Сейчас эта гвардия по большей части заседает в парламенте, после выборов 1 октября 2012 года, частично – в правительстве, таком же бездарном как и до 2004 года.

Молодая команда Саакашвили с 2004 года начала творить чудеса: жителям маленькой страны, пережившей несколько военных конфликтов – в 1992 и 1993 годах в Абхазии, в Цхинвальском регионе, тбилисскую войну начала 90-х, разгул преступности и коррупцию, реформы были нужны как кислород. За Саакашвили в 2004 году проголосовали подавляющее большинство избирателей, а спустя несколько месяцев грузинам стало понятно – эти ребята совсем другие. При Шеварднадзе властью обладали и все решали воры в законе, при Саакашвили их стали сажать в тюрьмы, а кто не успел – тот бежал туда, где им лучше – в Россию и Украину. Вместо гаишников появился патруль. Началась реформа образования и здравоохранения, появился публичный сервис, в народе называемый домами юстиции, началась тотальная приватизация госсобственности. Из лексикона современного грузинского языка стали исчезать привычные раньше слова – взятка, отказ, пристроить на работу.

Средний возраст министров команды Саакашвили – 32-35 лет

Самым взрослым человеком в команде был Каха Бендукидзе, а большинство министров годились ему в сыновья или дочери. Средний возраст министров – 32-35 лет. Самым молодым Бакур Квезерели, в 25 лет назначенный министром сельского хозяйства, были назначения людей чуть постарше, но с точки зрения старой номенклатуры все равно – «практически дети». Вера Кобалиа стала министром экономики в 31 год; Хатиа Деканоидзе в 24 года стала главой администрации МВД, а в 27 она была уже ректором Полицеской академии МВД, позднее министром образования. Давид Сакварелидзе в 27 лет был назначен прокурором Тбилиси и заместителем Главного прокурора Грузии.

Эти «дети» изменяли Грузию, перечеркнув все устоявшиеся правила государственных чиновников – работали до полуночи и позже, ходили пешком по улицам без охраны, сами водили служебные или личные автомобили. Кто-то пошутил, что если бы Саакашвили вел заседания правительства на английском языке, то никто бы и не смог отличить – грузинское оно или, к примеру, американское или британское. А многие еще владеют двумя-тремя языками, кроме родного грузинского и остаточного русского. Саакашвили – полиглот, говорит на восьми языках.

Молодое правительство вытаскивало страну из болота коррупции и экономического коллапса, для этого хватало и желания, и образования. Министры-менеджеры были, как бы сказали советские бюрократы, непрофильные специалисты. Например, юрист Дмитрий Шашкин в 34 года был назначен первым главой Министерства пробации, исполнения наказания и юридической поддержки, через год – министром образования, в 2012 году – министром обороны Грузии. Таких примеров много, но недостаточно, чтобы говорить о том, что в Грузии все так хорошо с кадрами. Проблемы были и у Саакашвили, который хотя и вел селекцию специалистов, их все равно не хватало. Грузия должна была создавать собственную кадровую школу. В 2009 году Каха Бендукидзе покинул государственную службу, основал Фонд знаний и основал Свободный университет, один из лучших в Грузии.

В мае 2014 года Бендукидзе принял приглашение Петра Порошенко стать членом Экономического и совещательного совета при правительстве Украины, и с первых публичных выступлений призывал новые власти обратить внимание на молодые кадры, на новых людей, которые смогут своими идеями вдохнуть жизнь в закостеневший организм государственной власти Украины. К нему, конечно, прислушивались, но реально новая молодая элита появилась только после парламентских выборов. И то только несколько человек.

Когда-то молодые грузины решили изменить Грузию кардинально, понимая, что вместе со «старой гвардией» ничего решить и изменить нельзя

Когда-то молодые грузины решили изменить Грузию кардинально, понимая, что вместе со «старой гвардией» ничего решить и изменить нельзя. И дело скорее даже не в возрасте, Каха Бендукидзе был немолодым человеком, а в отсутствии идей и желания изменять старую систему. После выборов в Грузии в октябре 2012 года старая шеварднадзевская гвардия попыталась сломать созданную реформаторами систему – не получилось, не захотели люди расставаться ни с привычной уже полицией, ни с домами юстиции, в стране реально работают неправительственные организации и существует гражданское общество.

Увидел на днях фотографию – на встрече в МВД Украины сидят молодые полицейские из нового набора и прежние офицеры-милиционеры – тяжелые, мрачные взгляды на молодежь, нескрываемое презрение. Перед Украиной сейчас тяжелый выбор своего будущего – будет ли это старый чиновник с «жизненным опытом» или молодые активные люди с надеждой жить в современной стране. От этого выбора зависит и путь Украины: на восток – с коррупционерами и откатами, или на запад – к свободе и демократии. Бросить опасно – Кремль поглотит, медлить нельзя.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG