Доступность ссылки

Крымскотатарская проблема в «Хронике текущих событий»


Крымскотатарские семьи, высланные из Белогорского района Крымской области, июнь 1969 года

30 апреля 1968 года в Москве вышел первый номер «Хроники текущих событий». Те, кто стоял у истоков этого издания, вряд ли предполагали, сколь славная, хотя и очень трудная судьба уготована его создателям…

Этот машинописный информационный бюллетень в течение полутора десятилетий выпускался активистами возникшего во второй половине 1960-х в СССР движения протеста против политических репрессий (обычно его называют правозащитным, или диссидентским). Издание не было разрешено советской цензурой и выходило в самиздате.

«Хроника текущих событий», 2 выпуск, 1968 год
«Хроника текущих событий», 2 выпуск, 1968 год

Как известно, в советское время многие стороны жизни скрывались от широкой общественности и не освещались в официальной печати. «Хроника текущих событий» собирала и фиксировала факты политических преследований в СССР, информировала читателей о выступлениях в защиту гонимых, рассказывала о независимой политической, религиозной, культурной деятельности, регулярно публиковала информацию из политических лагерей и тюрем. «Хроника…» выходила почти непрерывно с 1968 до 1983 года. В первое время в год выпускалось по 5-6 номеров, каждый – объемом в 10-30 страниц плотной машинописи. Позднее интервалы между выпусками увеличивались.Всего за 15 лет было подготовлено 65 номеров (по различным обстоятельствам два подготовленных выпуска – №59 и №65 – не вышли в свет). Выпуски «Хроники…» готовились в Москве, распространялись по стране в самиздате; а ее корреспондентами становились сами читатели и распространители бюллетеня.

В конце 1972 года шантажом и угрозами КГБ добился приостановки издания; в течение 1973-го «Хроника…» не выпускалась. Так продолжалось недолго… 7 мая 1974 года три известных диссидента – Татьяна Великанова, Сергей Ковалев и Татьяна Ходорович – представили зарубежным журналистам три новых номера «Хроники», содержание которых покрывало паузу в издании.

Наталья Горбаневская
Наталья Горбаневская

Имена тех, кто готовил выпуски, никогда не оглашались. Однако широко известно, что основателем и составителем первых десяти номеров «Хроники» была Наталья Горбаневская. Столь же хорошо известны слова самой Горбаневской о влиянии на создание «Хроники текущих событий» «Информаций» крымскотатарского национального движения, которыеначали выходить несколькими годами раньше.

Участие в выпуске этих изданий требовало отчаянной смелости. Сказать, что для властей каждый из причастных к выходу бюллетеней был идейным врагом – значит сказать мало... Органы любой ценой пытались приостановить тихий голос правды...

После ареста Натальи Горбаневской в декабре 1969 года над составлением «Хроники…» обычно работал небольшой коллектив или несколько групп, состав которых часто менялся. Определяющую роль в этой «редакции» играли обычно люди, бравшие на себя функцию «выпускающего редактора». В разное время такими «выпускающими редакторами» были Анатолий Якобсон, Сергей Ковалев, Татьяна Великанова, Александр Лавут, Юрий Шиханович. Все причастные к изданию «Хроники», ее корреспонденты и распространители подвергались систематическим преследованиям. По обвинению в причастности к изготовлению или распространению бюллетеня в разные годы были арестованы и осуждены Наталья Горбаневская, Юрий Шиханович, Петр Якир, Виктор Красин, Габриэль Суперфин, Сергей Ковалев, Александр Лавут, Татьяна Великанова, повторно – Юрий Шиханович.

Практически неизвестна широкой общественности была существовавшая в СССР крымскотатарская проблема. «Хроника текущих событий» – не только наиболее полный и точный свод исторических сведений о диссидентской активности и политических преследованиях в СССР в 1968-1982 годах, но и ценнейший источник по истории крымских татар периода изгнания. Вполне естественно, что в «Хронике…» немало страниц, посвященных крымскотатарской проблеме.

Зампира Асанова
Зампира Асанова

В первом же номере было опубликовано Обращение к Президиуму консультативного совещания коммунистических партий в Будапеште, датированное 24 февраля 1968 года, – о фактах «дискриминации малых наций и политическом преследовании людей, борющихся за национальное равноправие, особенно ярко проявившееся в вопросе о крымских татарах». Среди 12 подписантов данного обращения фигурирует и врач, активистка крымскотатарского национального движения Зампира Асанова.

А уже в следующем номере, вышедшем 30 июня 1968 года, было опубликовано пространное «Обращение представителей крымскотатарского народа к мировой общественности». В нем говорилось: «В 1944 году весь наш народ был клеветнически обвинен в измене советской родине и насильственно выселен из Крыма… Была ликвидирована наша национальная автономия, разгромлена национальная культура, уничтожены наши памятники, осквернены и стерты с лица земли могилы наших предков. В течение последующих двенадцати лет мы жили на положении ссыльных, подвергались дискриминации, на наших детях, даже родившихся в ссылке, лежало клеймо «предателя», о нас выпускалась клеветническая литература, которую до сих пор читают советские люди… О нас распространяется клевета, что мы хотим вернуться в Крым, чтобы выселить тех, кто сейчас там проживает. Это неправда. Мы мирный народ и всегда жили и будем жить в дружбе с многонациональным населением Крыма. Не мы угрожаем кому-либо – нас постоянно держат под угрозой национального уничтожения... Поэтому мы обращаемся к мировой общественности. Мы обращаемся ко всем народам Советского Союза… Мы обращаемся ко всем народам мира, прежде всего, к тем, кто на себе испытал, что значит национальное неравноправие и угнетение. Мы обращаемся ко всем людям доброй воли в надежде, что вы окажете нам помощь. Помогите нам вернуться на землю наших отцов!».

Письмо подписали 118 народных представителей – врачи, учителя, инженеры, рабочие всех специальностей, пенсионеры, студенты, служащие, домохозяйки из Ташкента, Самарканда, Ферганы, Чирчика, Маргелана, Советабада, Андижана, Ангрена, Бекабада, Ленинабада и других городов и поселков Узбекистана, Киргизской ССР, Новороссийска.

Александр Лавут
Александр Лавут

«Хронику…» без преувеличения можно назвать энциклопедией репрессий и гонений на крымских татар в Крыму в 1970-х годах. 31-й выпуск, вышедший в мае 1974-го и приуроченный к 30-летию депортации, был подготовлен Александром Лавутом и Людмилой Алексеевой и полностью посвящен крымскотатарской проблеме. Лавут был наиболее тесно связан с крымскотатарскими активистами, и после его ареста в 1980 году крымскотатарский раздел в «Хронике…» существенно сократился.

Вот как правозащитный бюллетень зафиксировал попытки переселения крымских татар на родину в 1968 году – после печально известного Указа ПВС СССР от 5 сентября 1967 года, который так и не решил крымскотатарскую проблему: «В Крыму периодически устраиваются облавы на крымских татар, вернувшихся на свою родину. 15 июля 1968 года совершено кровавое избиение 11 семей крымских татар в совхозе «Большевик» Красногвардейского района. После опубликования Указа от 5 сентября 1967 года в Крыму смогли прописаться лишь 18 семей и 13 одиночек. Из Крыма за это время выдворено 12 тысяч человек. В Крыму присуждено к различным срокам лишения свободы 17 крымских татар, еще двое находятся под следствием. «Указ вышел не для вас – крымских татар, а для прессы, притом для зарубежной... Ваша родина – Турция, валяйте туда!» – заявил крымским татарам зам. начальника крымской областной милиции подполковник Косяков.

«Если завтра будет приказ расстреливать, мы вас расстреляем», – вторил ему подполковник милиции Пазин.

А это уже из седьмого выпуска «Хроники…» (апрель 1969 года):

«26 мая 1968 года 98 крымских татар поставили палатки близ поселка Марьино за чертой Симферополя. 27 мая в 16 часов палатки были окружены кольцом милиционеров, сотрудников КГБ и дружинников, около 250 человек. По команде подполковника Косякова они стали валить палатки, хватать, избивать и вталкивать людей в автобусы. Все, кто находился в это время у палаток, в том числе дети, женщины, инвалиды войны, в автобусах под охраной милицейских машин и мотоциклов были доставлены в Симферопольское управление милиции. Оттуда группу крымских татар из 38 человек, не дав им взять вещи и одежду, отправили в Баку. 4 дня их везли без хлеба и воды. В Баку их силой – били и женщин – посадили на паром «Советский Туркестан». Собравшейся толпе говорили, что везут врагов народа. 31 мая паром встретила милиция в Красноводске, крымских татар посадили в поезд и отправили в Ташкент под охраной сотрудников КГБ».

По сообщению «Хроники…», месяц спустя, 26 июня 1968 года, группа крымских татар (21 человек) пришла на прием к председателю Крымского облисполкома Чемодурову с жалобой на администраторов, не прописывающих крымских татар. Чемодуров заперся в кабинете, вызвал милиционеров, которые пинками выгнали татар из облисполкома и доставили в отделение милиции. 11 из них были осуждены на 15 суток, и все они, в том числе женщины, объявили голодовку. Остальным десяти на деньги, собранные при обыске, были куплены билеты на самолет, и их отправили в Душанбе, где никто из них никогда не был. Против одного из осужденных на 15 суток, Мамеди Чобанова, было возбуждено уголовное дело по обвинению в сопротивлении представителю власти. 26 августа 1968 года Чобанов был осужден на 3 года лишения свободы. 27 августа по аналогичному обвинению были осуждены Мубеин Юсупов – на год, и Фахри Исмаилов – на шесть месяцев лишения свободы. Они были арестованы во время подобного же нападения милиционеров на крымских татар у здания облисполкома. Мустафа Чеби, Кадыр Сараметов и Мунивер Абибуллаева, которые пытались пройти на этот процесс и выступить свидетелями, были задержаны и получили по 15 суток. 4 сентября 1968 к одному году лишения свободы приговорен арестованный в результате милицейской провокации Зекерья Асанов.

Эти случаи были отнюдь не единичными. За многие годы менялись – в сторону ужесточения – меры в отношении пытавшихся поселиться на родине крымских татар, но общей оставалась политика – «Крым без крымских татар».

Властям не удалось пересадить неугодный народ в чужую почву и превратить его в национальные саженцы

Последнее сообщение о крымских татарах, опубликованное в предпоследнем номере«Хроники» в 1981 году, посвящено политике «укоренения», которую усиленно насаждали власти в отношении репрессированного народа: «Уже несколько лет в Мубареке (Кашкадарьинская область Узбекской ССР) происходит инспирируемая «сверху» концентрация крымских татар. В этом поселке, расположенном в безводной пустыне, выходят 3 газеты на крымско-татарском языке; на многие руководящие должности назначаются крымские татары; при распределении из учебных заведений и других направлениях на работу многие крымские татары попадают в Мубарек. В настоящее время крымские татары оценивают численность своего народа около 1 млн. чел. Однако в официальных советских изданиях и при переписи национальность «крымские татары» вообще игнорируется. При переписи, например, в графе «национальность» писали просто «татарин», несмотря на протесты опрашиваемого. На этнографической карте Малого атласа, где указаны места расселений национальностей в несколько сот человек, крымские татары также не упомянуты».

Политика «укоренения» не состоялась. Властям не удалось пересадить неугодный народ в чужую почву и превратить его в национальные саженцы. А спустя несколько лет судьба крымских татар кардинально изменилась – благодаря усилиям активистам крымскотатарского движения, их надежным друзьям-правозащитникам и, конечно же, решимости самого народа жить на своей родной земле в Крыму.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

Этот текст впервые был опубликован на сайте Крым.Реалии в июне 2015 года.

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG