Доступность ссылки

Срамные сказки XXI: в Крыму презентовали книгу «Русские»


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – В Крыму презентована вышедшая «к первой годовщине возвращения Крыма «под державу Российскую» (так и написано в рецензии «Крымских известий») книга «Русские». Но книга не вообще об истории русского народа как этноса, как можно было бы подумать, и что было бы полезно и оправданно, а о четко локализованном анклаве русских, очерченном подзаголовком «Российская Федерация. Республика Крым. Город-герой Севастополь». Чем же примечательны, по мнению ее авторов, именно эти русские, что им посвящена целая книга?

Примечательно, что книга не новая. Просто авторы проекта Борис Балаян, давно называющий себя «председателем союза журналистов этнических СМИ», а теперь еще с прибавкой «Республики Крым», хотя существование такого союза было и при Украине сомнительным, а теперь тем более, и писатель Лев Рябчиков, называющий себя ни много ни мало «президентом Крымской литературной академии» (это что-то во много раз большее, чем Литинститут им. Горького в Москве?), переделали ранее вышедшую книгу, добавив в нее довольно спорные моменты, основанные на факте аннексии Крыма Россией.

На потребу тенденциозной политической сиюминутности

Старая книга, как пишут «Крымские известия», была «практически полностью переработана и существенно дополнена с учетом данной Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным оценки исторического значения Крыма для Российской Федерации». Этот факт объясняет и цель книги, и изначальную ошибочность ее концепции.

«Глубина» и, главное, «достоверность» «исторических познаний» Владимира Путина известны всему миру из его публичных высказываний в последнее время. И как ни странно, но именно из разряда таких сентенций авторы книги и взяли его высказывание для эпиграфа, определяющего всю суть книги: «Именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства».

По этой версии получается, что когда Россия в 1783 году пришла в Крым (то есть «к своему истоку»?), то до этого ни русской нации, ни Российского государства не существовало? И только после «прихода к своему истоку» началось формирование «многоликой, но монолитной русской нации», и ни Иван Грозный, ни Петр І, ни Екатерина ІІ, ни Потемкин, и ни множество других фельдмаршалов, поэтов, писателей, публицистов до этого момента не внесли в этот процесс ни грамма вклада? И никто из них до этого еще не централизовал Российское государство, и никто не заявлял о существовании «русской нации» до этого, и ее вообще не было? Так что же тогда пришло в Крым в 1783 году?

И откуда же тогда русские узнали, что их «исток» именно здесь? И если «исток» в Крыму, то что же тогда формировалось и централизовалось в Новгороде, Москве и Петербурге? С другой стороны, а разве «к своему истоку», то есть к своему началу, нужно было три века «пробиваться» путем целых двенадцати воен против Турции и Крымского ханства за обладание Крымом? И как русские раньше столетиями могли жить без «истока»? Разве «исток» это такая вещь, которая не изначально присуща нации, народу, государству, а к ней нужно пробиваться кровавыми войнами?

Сложно сказать, можно ли больше не уважать историю как науку, чем это делают новоявленные крымские «академики»? И самое удивительное, что авторы книги проталкивают эту концепцию через всю книгу, не обращая внимания на тот факт, что в самой России ни один уважающий себя историк ее не поддерживает. Что существует уже выверенная временем историческая концепция формирования русского народа как нации, что само утверждение президента Владимира Путина в самой России раскритиковано и доказана его ошибочность. «Академикам» все это нипочем. Они сознательно переделывают целую книгу, в которой ранее была изложена более верная историческая версия, под более ошибочную. «Не историк» Путин сказал, а «не академики» ему в ответ – целую книгу!

Крым никогда не был центром русской культуры даже во времена империи

Впрочем, в книге еще один «не историк» делится с читателями новыми открытиями. Сергей Аксенов, в частности, говорит: «Весьма важно также не только помнить, что Крым – третий после Москвы и Петербурга центр русской культуры (обращаю внимание: автор говорит «русской», а не российской! – авт.), обладатель памятников истории, но и сохранить этот имидж». Это просто шулерский способ обмана читателей.

Во-первых, Крым никогда не был центром русской культуры даже во времена империи, большую часть своей истории он относился к Новороссийской губернии с центром в Одессе. Он всегда был периферией русской культуры, основные события которой происходили, например, в одной Ясной Поляне в большей степени, чем в Крыму.

Во-вторых, по общему количеству исторических памятников Крым, возможно, и третий после Москвы и Петербурга регион, да и то навряд ли, однако обман в том, что большинство этих памятников не русской культуры, а потому не могут делать Крым вообще даже регионом русской культуры. Крымские памятники – это скифские, боспорские, херсонесские, караимские, крымскотатарские, армянские, греческие, итальянские, немецкие и множество других, среди которых русские – это преимущественно царские дворцы, которые Максимилиан Волошин справедливо сравнивал с «железнодорожными буфетами», и памятники войны, разрушения, убийства, которые и не следовало бы заносить в перечень памятников вообще.

Зачем самим же так унижать русскую культуру, историю и другие регионы страны, к которой сами же хотят относиться?

В книге целый раздел называется «Исторические памятники российской Тавриды», потому что русских памятников на то время практически не было, а раз Таврида временно российская, то к ее памятникам можно отнести и Ханский дворец в Бахчисарае, и все генуэзские крепости по побережью от Феодосии до Балаклавы, и Мангуп, и даже Неаполь-скифский. Но это же воровство чужой истории.

В-третьих, если Крым третий центр русской культуры, то тогда что такое Великий Новгород, Казань, Псков, Ярославль, Владимир, Архангельск, Астрахань, Суздаль, Сергиев-Посад, Волгоград (Царицын), Ростов Великий, Калуга, Кострома, Иваново, Белгород, Самара, Саратов, Смоленск, Омск, Чита, Иркутск, Уфа, Владикавказ, наконец, Екатеринбург? Зачем самим же так унижать русскую культуру, историю и другие регионы страны, к которой сами же хотят относиться? Зачем самим себе замыливать глаза?

О том, что Крым не центр русской культуры, говорит хотя бы тот факт, что книга иллюстрирована рисунками не русского художника Карло Боссоли. Русские художники во времена империи так и не нарисовали Крым. Разве такое могло быть, если бы он был центром? А русские писатели и путешественники, да даже и первые российские чиновники в Крыму того же времени описывают Крым не как русский край, а как землю крымских татар и других народов, образовавшихся и живших в Крыму задолго до появления русских, и как диковинную, не привычную, только открываемую для русского сознания. Такого с «истоками» не бывает. Если бы они осознавали тогда Крым как «исток», то они бы и описывали его как свое начало, а не как доселе чужую землю.

Авторы делают вид, что не понимают, что Владимир князь не московский, а киевский, не русский, а руський

В книге повторяется сентенция о том, что князь Владимир является «святым покровителем» Крыма. Когда это он такое о себе заявлял? Наоборот – он осознавал, что пришел перенимать христианство не в свою, а в чужую для него землю, иначе если бы она была своей, то тогда и вера была бы уже своей, а Владимир ее принес из чужой земли и насаждал в своей. Причем насаждал на Руси, а совсем не среди северных племен, которые на то время еще в Московщину и не объединились, а Москвы еще вообще не было. Он крестил руських людей водой из Днепра, а никак не москвинов водой из Московы-реки, и не из Волги! Авторы делают вид, что не понимают, что Владимир князь не московский, а киевский, не русский, а руський, а Московия и Россия это совсем не правопреемницы Киевской Руси, а другие государства.

Впрочем, книга пополнила уже длинную полку, на которой стоят русские шовинистические издания. С одной стороны, славословие в свой адрес и пренебрежение к истории и культуре других народов Крыма со стороны русских политических организаций и авторов русской «литературы» не новость для крымчан, с другой стороны, русские авторы этой книги и не скрывают своего шовинизма как политической позиции, доминирующей сегодня в официальном крымском информационном поле.

Что же такое «крымская весна»?

Авторам книги, которые, казалось бы, согласно их писательскому призванию, должны работать «для вечности», создавать «нетленку», полностью игнорируется тот объективный правовой факт, что мировое сообщество не признало принадлежности Крыма к России, они противопоставляют ему частное мнение одиозных личностей. Они не учитывают, что, с позиций международного права, вооруженное присоединение Крыма как в 1783-м, так и в 2014-м годах является классической аннексией.

Суть «крымской весны» в скором будущем будет квалифицирована не по понятиям конституционного суда России, а по международному праву

О значении «крымской весны» 2014 года в книге рассказывают люди, согласно международному праву, совершившие государственное преступление – Олег Белавенцев, Владимир Константинов, Сергей Аксенов, Сергей Меняйло. Авторы книги не учитывают тот факт, что через некоторое время начнется серия международных судебных процессов и уважаемые во всем мире судебные инстанции, как и Ангела Меркель в свое время, как много авторитетных политических деятелей мира, наверняка сделают вывод о том, что аннексия Крыма 2014 года – это преступление российских государственных деятелей и ряда пророссийских и русских политических организаций Крыма и России против государства Украина и против других национальных обществ в Крыму – против крымских татар, караимов, крымчаков, украинцев, армян, греков, болгар, немцев, поскольку они единолично узурпировали возможность создания русского этнического государственного образования в Крыму, проигнорировав право на самоопределение других народов. Так или иначе, но суть «крымской весны» в скором будущем будет квалифицирована не по понятиям конституционного суда России, а по международному праву. Конечно, авторам этой книги тогда, как и сейчас, не будет стыдно смотреть людям в глаза, просто такие у них изначально русские нравственные ценности.

«Сама по себе реальная история русского народа богата, многогранна, интересна, и я вообще не понимаю, почему некоторые русские люди пытаются пользоваться не реальной своей историей, а мифами, и почему они приписывают себе то, чего за ними никто в мире не признает, – сказал Крым.Реалии крымский учитель истории Сергей П., просивший не называть его фамилию. – Дело еще и в том, что довольно скоро, просто через несколько лет, политическая ситуация и в России, и в мире изменится, и тогда все мифы, которыми напичкана эта книга, будут опровергнуты, над ними будут смеяться, а саму книгу просто выбросят в макулатуру как уже бесполезную вещь. Этого хотели ее авторы?»

Крым мифический

В книге представлен Крым не реальный, а какой-то мифический, не такой, какой он есть, а выдуманный в угоду московскому самолюбию. Например, Олег Белавенцев пишет: «Первоначально нужно восстановить и развить те приоритеты, которые отличали полуостров в советское время: первоклассные курорты, многовекторно развитое сельское хозяйство, мощное судостроение, научно-исследовательские учреждения оборонного направления». Здесь нет возражений только по поводу учреждений оборонного направления, да и то с оговорками, поскольку Крым был тогда и сейчас превращен в военную базу и «неприступную крепость». А когда это крымские курорты, в советское время державшиеся на «дикарях», были первоклассными, если общепризнано, что их отставание обусловлено еще в советский период нерациональной концепцией и ограничениями со стороны военщины? А разве могло в отсталой аграрной стране сельское хозяйство быть развитым? Продуктивность крымского животноводства и растениеводства даже в советский период была в два раза ниже среднеевропейской. А мощные суда, в том числе для России, строились отнюдь не в Крыму, а в Николаеве.

Если Крымское ханство на тот период – общепризнанное в мире развитое государство, то Московия – отсталая, но агрессивная, малокультурная страна

Книга полностью игнорирует дороссийский период развития Крыма. Видимо, потому, что многовекторные – дипломатические, торговые, культурные, военные и другие отношения между Крымским ханством и Московией говорят совсем не в пользу России и ее культуры. Если Крымское ханство на тот период – общепризнанное в мире развитое государство с уважаемой и просвещенной дипломатией, то Московия – отсталая, но агрессивная, малокультурная страна, занимающаяся войнами и разбоем. Тут уже и не о культуре речь.

В книге также представлены биографии нынешних представителей в органах власти, в том числе с коррумпированными министрами, в отношении которых уже сейчас возбуждаются уголовные дела, а в книге они представлены некими героями. Также представлены «правофланговые народного ополчения», незаконного вооруженного формирования, которые совершили множество неправовых действий, и правовая оценка которых еще будет дана.

Книга «Русские» нарушает главный цивилизационный принцип – толерантность по отношению к другим нациям. Эта книга еще одно свидетельство того, что тезис «Крым – наш!» предполагает только один национальный адрес «Крым – русский и для русских!». Сегодня интересы, история, права, потребности и сами крымчане других национальностей доминирующим русским обществом Крыма просто не берутся в расчет, как будто бы их и нет. К сожалению, полуостров сейчас переживает те же процессы и тенденции, которые были характерны для 1783 года, когда его жители столкнулись с такой же вооруженной агрессией, с таким же пещерным уровнем культуры, с таким же беззаконием.

Валентин Гончар, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG