Доступность ссылки

Александр Болтян: «Оккупанты сами уйдут из Крыма»


Александ Болтян

37-летний евпаториец Александр Болтян (позывной «Чумак» – названный в честь украинцев, ездивших за солью в Крым) служит в батальоне МВД «Січ». Документы для службы в рядах украинской армии он подал сразу же после того, как вместе с семьей покинул оккупированный Россией Крым. Ответа пришлось ожидать несколько месяцев. Дождался только в мае. В зоне боевых действий прошел через многие испытания, успел побывать под обстрелами снайперов и минометчиков. Спустя два месяца вернулся на ротацию. Мы воспользовались перерывом, чтобы расспросить его о жизни на войне и о том, что ждет оккупированный Крым.

– Александр, вы провели в зоне АТО два месяца. Что изменилось для вас за это время?

– Пришла еще большая уверенность в том, что нужно защищать свою страну. Потому что ранее я видел происходящее на Донбассе в интернете, а теперь увидел, как все происходит на самом деле – когда сепаратисты стреляют по мирным людям. Я видел, как это происходит, видел людей, которые погибли, и теперь еще больше уверен в том, что государство надо защищать! Если мы его не будем защищать, враг будет под Киевом, а может, и дальше.

– Где вы были и в каких действиях принимали участие?

– Я был в Авдеевке (город в центральной части Донецкой области, освобожден от пророссийских боевиков, но располагается в трех километрах от зоны военных действий. – КР). У нас были позиции в самом городе и в его округе. Мы прикрывали тыл Вооруженных сил Украины, чтобы туда не вошли диверсионно-разведывательные группы. Там несли боевые дежурства.

Вооруженные силы Украины сейчас стоят на своих позициях и не допускают проникновения на территорию страны войск противника. Постоянно есть попытки диверсионно-разведывательных групп попасть на нашу территорию. Я думаю, перед ними стоят задачи выяснить более точные позиции украинских военных. Но они получают достойный отпор.

– Приходилось ли вам быть в зоне огня, под обстрелами?

– Непосредственно стрелкового контакта у меня не было. Потому, что близко они (пророссийские боевики. – КР) не подходят. Они стараются быть на расстоянии 1,5-2 километра. Так им удобнее бить по нашим позициям. Были такие ситуации, когда по нам стреляли снайперы, были обстрелы из минометов.

Над нашими позициями постоянно летают беспилотники, которые мониторят ситуацию ночью и днем. Однажды мы за час насчитали их около 50-ти. Боевики прекрасно знают, где наши позиции, и постоянно стреляют по ним из всех видов вооружения. Там есть и танки, и 120-й миномет, и 80-й миномет.

– Чему вы научились там?

– Быстро бегать (смеется). Когда идет обстрел, нужно очень быстро прятаться. Потому что может прилететь если не мина, то очень много осколков, которые могут серьезно травмировать.

– Есть ли в вашем батальоне «Січ» еще крымчане?

– Нас двое всего. Главное – что в нашем батальоне все единомышленники. Не имеет значения, из какого региона ты приехал. Главное – защита нашей страны. У нас мысли одни и действия одни.

– Недавно командир добровольческого объединения «Крым» Иса Акаев объявил, что приглашает всех крымчан-добровольцев сформировать свой – крымский – батальон. На данный момент формирование проходит процесс регистрации в Генштабе ВСУ. Не хотите ли вы перейти в батальон «Крым», когда его зарегистрируют?

– Посмотрим. Пусть сначала зарегистрируются, а потом будем решать.

– Крымчане, согласно действующему законодательству Украины, не подпадают под мобилизацию. Вы, как и многие другие крымчане в АТО, не обязаны были воевать. Однако, побывав там, что вы можете сказать своим землякам, которые пока остаются на мирной территории?

Когда на твое государство нападают захватчики, необходимо дать достойный отпор. А из Крыма ты, Донецка или Закарпатья – не имеет никакого значения

– Когда на твое государство нападают захватчики, необходимо дать достойный отпор. А из Крыма ты, Донецка или Закарпатья – не имеет никакого значения. Каждый мужчина, каждый гражданин должен отдать долг государству. Это, конечно, выбор каждого. Но когда придет время, когда каждый задумается над тем, что он делал для того, чтобы Украина осталась целой и свободной страной? Как эти люди будут смотреть в глаза своим детям?

– Понятно, что есть разница между жизнью в военной зоне и за ее границами. В чем вы видите эту разницу?

– Основная разница в том, что там ты все видишь не через монитор компьютера, а своими глазами, проживаешь все эти события. Больше всего огорчает то, что местное население, которое живет в Авдеевке и ее округе, постоянно находится под обстрелами. Шокирует ситуация, когда ежедневно видишь гуляющих по городу детей, и тут начинают лететь мины. Это наводит на определенные раздумья о том, какими моральными ценностями обладают те люди, которые палят по местным мирным жителям.

Одно дело, когда боевики стреляют по Авдеевке, зная, где находятся украинские боевые позиции. А совсем другое – когда они палят по жилым кварталам и погибают мирные люди.

– Как местные жители воспринимают вас – украинских военных?

Сейчас восприятие нас более позитивное, потому что люди начинают понимать, они видят, откуда летят снаряды, откуда ведутся обстрелы

– По-разному. Но сейчас восприятие нас более позитивное, потому что люди начинают понимать, они видят, откуда летят снаряды, откуда ведутся обстрелы. Но все-таки я хочу подчеркнуть, что со стороны украинской власти не ведется адекватной работы для эффективной информационной кампании. Потому что, если у тебя есть обычная антенна в Авдеевке, ты можешь словить несколько каналов, которые принадлежат сепаратистам: это «Оплот», «Юнион» и российские каналы. По кабельному телевидения смотреть украинские каналы сложно, поскольку там все время обстрелы, перебиваются кабели.

– На нашей общей с вами Родине – в Крыму – многие крымчане воспринимают происходящее на востоке Украины как то, что украинская армия – это каратели, которые сами обстреливают своих граждан. Какие аргументы вы можете привести, чтобы переубедить их?

– Им просто нужно приехать и посмотреть своими глазами, а не через призму телеканалов (украинских и российских). И сразу же все вопросы отпадут. Если есть такая возможность, просто приехать и посмотреть, какие снаряды здесь летают, пообщаться с местными жителями о том, когда начались обстрелы, кто стреляет.

– Говоря о возвращении Крыма под контроль Украины, комбаты различных батальонов не отрицают, что возможен и военный сценарий. Как вы относитесь к этому и готовы ли воевать за освобождение Крыма?

– Если будут бои, конечно, буду защищать территорию своего государства любыми способами. Мирный путь – значит мирный путь, не будет по-мирному, значит будет по-другому.

Как только падет преступный олигархический режим в России, вся эта пирамида очень быстро распадется

Сейчас Россия нагнала в Крым множество оружия. И полуостров теперь – большая военная база. Но я считаю, что как только падет преступный олигархический режим в России, вся эта пирамида очень быстро распадется. Потому что люди, которые пришли в Крым с оружием, прекрасно понимают цену всего этого захвата. Сейчас уже даже отношение крымчан к оккупантам по-тихоньку меняется. Потому что им есть, с чем сравнить: как они жили до оккупации и сейчас. Поэтому в определенный момент все будет развиваться быстро. И я думаю, до вооруженного конфликта не дойдет, оккупанты сами уйдут.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG