Доступность ссылки

«Полагали бы целесообразным принять некоторые решения по проблеме крымских татар»


Сабрие Сеутова во время акций крымских татар летом 1987 года

Масштабные акции крымских татар в Москве летом 1987 года продемонстрировали организованность и массовость национального движения, которое переживало новый подъем. Дальнейшие события развивались по нарастающей.

2 августа 1987 года в местах проживания крымских татар прошли митинги, на которых высланные члены Инициативной группы рассказали о событиях в Москве. В городах и районах компактного проживания крымских татар было объявлено, что милиции предоставлены «дополнительные полномочия» по наведению порядка. В узбекистанских городах Ташкент, Бекабад, Сырдарья, Янгиюль в райкомы вызывались крымские татары – члены партии, от которых требовали подписания заявлений с осуждением действий так называемых «экстремистов» – Решата Джемилева, Сабрие Сеутовой, Фуата Аблямитова, Эскендера Фазылова. Многие из вызванных отказывались подписать такое заявление.

Спустя два дня в Узбекистане была создана официальная рабочая комиссия из 11 человек (ее целью было содействие работе комиссии Андрея Громыко), которую возглавил член ЦК КП Узбекистана Фикрет Сефершаев. В комиссию вошли и другие лица, пользовавшиеся доверием властей. В знак протеста против создания рабочей комиссии в таком составе 9 августа в Бекабаде был проведен митинг, в котором участвовало около 2000 человек.

Выступления и собрания крымских татар проходили в этот период повсеместно.

Фуат Аблямитов
Фуат Аблямитов

По сообщению ЦК КП Украины, 7 сентября 1987 года «в пгт. Партизаны Генического района Херсонской области в 20 часов на квартире Мухтара Абдурахманова состоялось сборище (как они называют, областное совещание представителей крымских татар), на котором присутствовало около 50 человек из Генического, Новотроицкого и Ивановского районов Херсонской области... На сборище принято решение, если до 18 октября с.г. правительственной комиссией не будут приняты конкретные меры по восстановлению Крымской АССР, провести в этот день массовые митинги и демонстрации во всех населенных пунктах области, где проживают крымские татары».

13 и 17 сентября 1987 года состоялись митинги в Фергане. Второй из них был разогнан милицией с применением пожарных водометов.

К собраниям перед горисполкомом в Бекабаде по средам власти относились терпимо до 23 сентября 1987 года. В этот день здание горисполкома было оцеплено милицией. Когда крымские татары начали собираться неподалеку от входа в здание, милиция стала их разгонять. По городу милиция останавливала автомашины, принадлежащие крымским татарам, расспрашивала – кто, куда и зачем едет. Несколько человек были задержаны.

Подобные действия власти были вполне объяснимы. Ныне доступные официальные документы конца 1980-х годов весьма красноречиво показывают, что власть не намеревалась принимать сколько-нибудь кардинальных мер для разрешения крымскотатарской проблемы.

Так, 16 сентября 1987 года в ЦК КПСС была направлена «Записка», в которой содержались предложения членов Государственной комиссии по рассмотрению вопросов, поднимаемых крымскими татарами, и проект постановления ЦК КПСС. В Центральном Государственном архиве гражданских объединений Украины сохранился экземпляр этого документа, направленный члену комиссии, первому секретарю ЦК КПУ Владимиру Щербицкому.

Эскендер Фазылов
Эскендер Фазылов

После короткой исторической справки в документе говорилось: «В настоящее время в стране проживает около 320 тысяч крымских татар, из них 260 тысяч – в Узбекистане, примерно по 20 тысяч в Краснодарском крае и на Украине (в основном, в Херсонской и Крымской областях). Местами их компактного проживания являются также Таджикистан, Киргизия, Казахстан – от 4 до 7 тысяч в каждой республике. В этих районах подавляющее большинство семей татар основательно укоренилось». Далее перечислялись успехи – в понимании властей – крымских татар: значительная их часть (свыше 60 процентов) живет в собственных домах, по достатку выгодно отличается от другого населения, всем трудоспособным гражданам предоставлена работа; они наравне с представителями других национальностей участвуют в общественно-политической жизни, выдвигаются на руководящие должности.

Но, несмотря на эти достижения, имеются граждане, которые существующим положением делом недовольны, – в документе они названы «экстремистами»: «Вместе с тем в Узбекистане, Краснодарском крае, Крымской и Херсонской областях инициаторы экстремистских выступлений пытаются, во что бы то ни стало, сохранить остроту автономистского движения. С их стороны делаются попытки обелить крымско-татарских националистов, опровергнуть сообщение ТАСС. Продолжается направление коллективных обращений в адрес центральных органов, ведется сбор денег с татар, готовятся акты возможных крайних мер давления на органы власти (голодовки, самосожжения). Имеются угрозы физической расправы с теми, кто не разделяет мнение экстремистов». Документ заканчивался необычно: «В связи с возможностью новых широких выступлений экстремистски настроенных лиц, полагали бы целесообразным в ближайшее время принять некоторые решения по проблеме крымских татар».

Затрагивался в записке комиссии и вопрос «о возвращении татар в Крым». Согласно предложениям Комиссии: «Можно было бы снять ограничения на прописку в Крыму татар, как и других граждан, в случае естественно складывающихся обстоятельств (переезд к близким родственникам, направление на работу по распределению, купля домовладений, обмен жилплощади и т.д.) При этом оформление прописки решать в строго индивидуальном порядке, отдавая предпочтение ветеранам Великой Отечественной войны, людям, имеющим заслуги перед страной».

Кроме того, Совету Министров СССР предлагалось рассмотреть вопрос об отмене постановления от 15 августа 1978 года №700, которым за нарушение паспортных правил в Крыму предусмотрено административное удаление или высылка. Вместо этого можно было бы принять новый нормативный акт, совпадающий с аналогичными актами, ограничивающими прописку в других курортных районах страны.

«Было бы целесообразно поручить Совету Министров Украинской ССР внести предложения до 1 декабря с.г. о поэтапном переселении в 1987-1989 годах определенной группы татар в степные районы Крыма. При разработке мероприятий целесообразно предусмотреть создание нескольких совхозов, строительных организаций, пополнение предприятий недостающей рабочей силой… Всю эту работу организовать с таким расчетом, чтобы в течение ближайших двух лет из проживающих за пределами Крыма 57 тысяч семей татар возвратить около 4 тысяч семей или до 20-30 тысяч человек».

Если сравнивать этот документ с директивами советского времени, то 20-30 тысяч запланированных репатриантов «в степные районы Крыма» можно считать почти революционным решением. Правда, в этом случае репатриация растянулась бы на добрый десяток лет... – но это уже была не забота власти. Главное, что эти декоративные решения могли предотвратить подъем движения и в конечном итоге – как это уже было в 1967 году – позволили бы обмануть народ.

Решат Джемилев
Решат Джемилев

Некоторые уступки делались, как обычно, в вопросе «удовлетворения национально-культурных запросов». Признавалось даже, что «по отношению к крымским татарам в послевоенный период допущены факты ущемления национальных интересов в развитии культуры, образования, языка».

Пункт: «В связи с возможностью новых широких выступлений экстремистски настроенных лиц, полагали бы целесообразным в ближайшее время принять некоторые решения по проблеме крымских татар» – был реализован в приложенном к записке проекте постановления ЦК КПСС «О некоторых предложениях по решению вопросов, поднимаемых крымскими татарами».

В постановлении ЦК содержалось указание Совету Министров СССР рассмотреть вопрос об отмене постановления от 15 августа 1978 года № 700 «О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области». Но вовсе не с целью отменить этот дискриминационный документ, а для того, чтобы принять... новый «нормативный акт, ограничивающий прописку граждан в курортной зоне Крыма, аналогично другим курортным районам страны». Как видим, мотивации решений менялись (в 1978 году – «укрепление паспортного режим», а в 1987 – некие особые нужды, якобы продиктованные статусом курортной зоны), но суть их оставалась прежней – предотвратить или по крайней мере в максимальной степени усложнить процесс возвращения крымских татар в Крым.

15 октября 1987 года последовало официальное сообщение о том, что в Кремле состоялось заседание Государственной комиссии под председательством Андрея Громыко. В сообщении много говорилось о необходимости «более полного удовлетворения культурных запросов крымских татар» и о «необходимости взвешенного подхода к поставленным вопросам», но ни словом не упоминалось о возвращении крымских татар на родину в Крым и о восстановлении национальной автономии…

(Продолжение следует)

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG