Доступность ссылки

Письма из оккупированного Донбасса. Луганск. Кредитная история


Донецк, апрель 2014

Отчего-то мне кажется, что я единственный человек в Луганске, который весь год исправно платил по кредитке «Приватбанка». Сначала я пыталась это обсуждать со знакомыми – надо ли платить? И всегда слышала в ответ изумленное, просто по Станиславскому: «Зачем?!»

Каких только шуток я не услышала за год про облапошенный луганчанами «Приват».

Самая распространенная: «А вы приедьте и заставьте меня заплатить».

Филологическая: «А почему вы ко мне не на украинском обращаетесь? Извольте на украинском языке, я другого не понимаю».

И самая заезженная: «Я в Луганске, у нас банкоматы пополнения не работают, а так я бы с радостью».

«Им еще и платить?! Они за мои деньги в меня стреляют, а я им платить за это?!»

Пара опрошенных в моем импровизированном мониторинге едва не накинулись на меня с кулаками: «Им еще и платить?! Они за мои деньги в меня стреляют, а я им платить за это?!» После подозрительного вопроса коллеги, не агент ли я Коломойского, я перестала всех донимать вопросом платят ли они кредиты.

И так было ясно, что плачу, похоже, я одна. В моем присутствии множество раз обсуждали, как успели на излете «Привата» снять все деньги с кредитки. Хвалили собственную рачительность и предусмотрительность, а я молчала.

Я всегда считала себя человеком самого среднего интеллекта. Не про меня «о семи пядях». Все бежали снимать деньги, чтобы утереть нос богачу Коломойскому, а я спешила успеть оплатить, памятуя про заветное 25 число, до которого нужно внести обязательный платеж.

Когда-то я ездила в Днепропетровск попытать счастья устроиться на корпоративного тренера «Привата». Мне отказали

Не могу сказать, что к «Привату» у меня какие-то сентиментальные чувства. Пару лет назад мне предложили вступить в клуб золотокредиточников, повысив мой кредитный лимит до 25 тысяч гривень. Мои студенты подрабатывали в Саll-centr Привата. Я шутила, что мой номер в приватовскую рассылку наверняка забили мои студенты.

Когда-то я ездила в Днепропетровск попытать счастья устроиться на корпоративного тренера «Привата». Мне отказали, один из редких случаев, когда я не подошла. Не знаю даже, по какой причине. Оказалось, только к лучшему для меня, за следующим поворотом дороги меня ждала интересная работа. Хотя, о чем это я? Решение платить или нет не было спорным для меня. Я однозначно планировала платить. Следующий вопрос, как?

Решение нашлось. Мой коллега в Киеве переводил на мою кредитку деньги, а я относила эту сумму наличными его маме в Луганске. До какого-то момента схема работала, но потом у моего друга не оказалось лишних денег переводить даже ту небольшую сумму, которая требовалась для минимального платежа. Вот он, кстати, ни разу не задал мне вопрос, зачем я плачу с такими экивоками из оккупированного Луганска, который явно в оппозиции к «Привату».

Я получила извещение о том, что мой накопительный счет заморожен, и я не смогу обналичить его до тех пор, пока в любом отделении «Приватбанка» не подтвержу, что выехала из зоны АТО

Спасибо ему за это, за много чего еще спасибо, но за то, что он единственный, кто не высмеял мое желание гасить кредит, – огромное спасибо.

Да, важно, конечно же: я получила извещение о том, что мой накопительный счет заморожен, и я не смогу обналичить его до тех пор, пока в любом отделении «Приватбанка» не подтвержу, что выехала из зоны АТО. Счет – это пособие одинокой матери, которое я собирала с рождения сына на своем виртуальном счете…

Говорю же вам, я человек небольшого ума, я все равно платила кредит. Вопреки логике и отсутствию возможностей. Со злостью и с тайной верой в то, что когда-нибудь в Луганск вернутся терминалы, банкоматы, банки, высокий уровень жизни, который, оказывается, у нас был.

Даже на слово «банкомат» сколько же счастливых ассоциаций, е-мое! В роддоме, где я лежала 35 дней, был банкомат снаружи. В халате и тапках, стоя на снегу, я снимала в нем деньги и не чувствовала себя изолированной в своем снежном плену в ожидании чуда.

Коломойский наверняка аплодирует мне, маленькому глупому человечку в Луганске, который по копеечке собирал пособие одинокой матери

Что же еще? Да, я погасила кредит. Квест выигран. Коломойский наверняка аплодирует мне, маленькому глупому человечку в Луганске, который по копеечке собирал пособие одинокой матери, подписав свой виртуальный счет «Моему сыну на учебу».

Теперь в моей жизни и жизни моего города нет «Привата». «Матросы и рабочие» захватили головной офис банка – теперь там комиссариат. Прикладами порваны сиденья кресел. Барышни в камуфляже повесили свои геройские фотографии на рабочих местах, революционеры спят, едят и курят там же. Белые кожаные диваны вынесены на улицу для удобства охраны. Трам-тарам, нет «Привата», броневик идет вперед. Еще зимой лезвием срезаны с экранов терминалов «Объект охраняется ГБР «Бетмен». Политкорректность, наверное. Или «Земля пухом» по-лугански.

А вообще, жаль, чертовски жаль, мне, маленькому человечку из Луганска, что и эта страница жизни с треском вырвана.

Яна Викторова, преподаватель, г. Луганск

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG