Доступность ссылки

Айдер Муждаба: Крымскотатарское национальное движение превращается в национально-освободительное


Крымский общественный деятель Айдер Муждаба стал одним из делегатов II Всемирного конгресса крымских татар в Анкаре. Своими впечатлениями от мероприятия он поделился с Крым.Реалии.

– Как встречали крымских делегатов, ведь наверняка у крымской делегации была особая аура?

– Приятная особенность была в том, что мы, делегаты из Крыма, за долгое время наконец-то встретились с друзьями, выехавшими на материковую Украину. Конгресс объединяет активистов из общественного сектора, неправительственных организаций. Конечно, пока Крым не был оккупирован, мы вместе работали во многих проектах, мы друг друга хорошо знали, были как одна семья. Сейчас такой возможности нет. Общественные организации из Крыма, которые перерегистрировались на материке, не могут работать в Крыму. Мы же, не признавая оккупацию, не перерегистрировались в Крыму. Поэтому для нас было важно встретиться, обсудить будущие пути совместных действий.

Я увидел много тех, кто понимает, что борьба будет нелегкая и, возможно, длинная, но они готовы к борьбе

С другой стороны, понятно, что все ждали крымскую делегацию, ибо были опасения, что нас не выпустят из Крыма.

Но об ауре я не скажу лучше, чем когда-то сказал Николай Михновский: «Как нельзя остановить реку, которая, сломав лед весной, бурно несется к морю, так нельзя остановить нации, что, проснувшись к жизни, ломают свои кандалы». Эти слова точно передают настроение делегатов Конгресса из Крыма.

– Что больше всего поразило вас на конгрессе?

– Дух и энергетика крымскотатарского народа. Это не передать словами. Это надо видеть, этим надо жить, этим надо дышать.

Поразило то, что я увидел много тех, кто понимает, что борьба будет нелегкая и, возможно, длинная, но они готовы к борьбе.

Несмотря на репрессии, которые происходят в Крыму, наше национально-освободительное движение получает стальные, прочные формы

Опять позволю себе использовать цитату другого украинского деятеля Симона Петлюры. Он когда-то сказал: «В борьбе вырастает сила, развивается сознательность, набирает животворной энергии национальная воля, борьба ставит на повестку дня вопрос об организации национальных сил, о стальных, прочных формах этой организации».

Крымскотатарское национальное движение никогда не прекращало свою борьбу, но сегодня оно превращается в национально-освободительное движение. Это немного другая стратегия. Но Конгресс показал, что наш народ готов к этому. И, несмотря на репрессии, которые происходят в Крыму, наше национально-освободительное движение получает стальные, прочные формы.

– Как вы можете оценить результаты конгресса? Совпадают ли они с вашими ожиданиями?

– Конечно, каждая крымскотатарская семья мечтает услышать ответ на один вопрос: когда будет освобожден Крым? Естественно, что ответ на этот вопрос хотели бы услышать и от Конгресса.

Но я принадлежу к тем, кто понимает, что за два дня работы Конгресса ответ на этот вопрос не найдется. И я горжусь тем, что наши лидеры являются прагматиками, а не популистами, что они не давали красивых обещаний и не гадали «на кофейной гуще».

Конгресс должен был, на мой взгляд, еще раз продемонстрировать государственную, проукраинскую позицию крымскотатарского народа. Делегаты из Крыма должны были морально поддержать нашего лидера Мустафу Джемилева. Но и – самое главное – заложить еще один (после Курултая и Меджлиса) фундамент для национально-освободительного движения. То есть выбрать Председателя и Идаре (Раду) Конгресса. Обрисовать главную цель национального освободительного движения.

В итоге работы Конгресса мы получили Председателя Конгресса Рефата Чубарова. Мы получили Идаре Конгресса. И наш лидер Мустафа-ага озвучил главную цель нашей борьбы – готовиться к деоккупации Крыма.

Поэтому мои ожидания от Конгресса оправдались на все 100%.

Идаре Конгресса (через организации диаспор) должно пролоббировать предоставление квот для крымскотатарской молодежи в вузах Европы, Америки и Канады

А уже сейчас мы будем смотреть и, главное, помогать Идаре бороться с вызовами, которые возникают, для достижения цели.

Я позволю себе назвать несколько таких вызовов.

1) Если мы готовимся к деоккупации, то, естественно, в освобожденном Крыму возникнет вопрос о госструктурах (здесь одной люстрацией не обойдешься). Поэтому, на мой взгляд, Идаре Конгресса (через организации диаспор) должно пролоббировать предоставление квот для крымскотатарской молодежи в вузах Европы, Америки и Канады. И эта молодежь, получив образование за рубежом, должна будет поднимать Крым из руин.

2) Другой вызов – это вопрос третьего сектора. Сегодня международные донорские организации не проводят свою деятельность в Крыму. И это, с одной стороны, очень правильная вещь. Но мы должны стимулировать международные фонды создавать специальные программы для Крыма. Эти программы можно было бы вводить через украинские организации, но деятельность этих программ должна быть сосредоточена на Крыме, и в них должны принимать участие крымские общественные деятели.

Моей крымскотатарской семье надо немного подождать, но не прекращать борьбу

3) Еще один вызов – это крымскотатарский бизнес. Надо выработать механизмы, когда бы мир усиливал экономические санкции, но при этом была бы поддержка крымскотатарского бизнеса. Возможно, уместно было бы создание торговых (вроде бизнес-центров) крымскотатарских центров за рубежом.

Конечно, это мои мысли. Идаре Конгресса соберется и выработает какие-то тактические шаги к деоккупации Крыма.

– Что можете пожелать своим соотечественникам?

– Выдержки и боевого духа. Когда мы уже возвращались с Конгресса, на прощание один из наших лидеров сказал: «Мы скоро вернемся... с нашими батальонами». Кстати, батальонами национально-освободительного движения я бы назвал и активистов, не подчинившихся оккупантам.

Моей крымскотатарской семье надо немного подождать, но не прекращать борьбу. Поддерживать наших лидеров и наши батальоны, и тогда очень скоро все вернем. Так как всегда возвращаемся и все возвращаем.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG