Доступность ссылки

Владимир Земляный: «…А ворогов моих трясцею оточи»


Михайловский собор в Киеве

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Декабрьской ночью зазвонил колокол Михайловского собора в Киеве. Это был набат. «Киев, вставай!» Беркут пошел на зачистку Майдана и звонарь бил во все колокола. Майдан отстояли, черные шлемы отошли. Архистратиг Михаил не зря признан покровителем Киева и почитаем горожанами. Михайловский собор стал одним из центров гражданского сопротивления. Здесь укрывались от двуногого беркута, лечили раненых, здесь отогревались, готовили пищу. Сюда в самую страшную ночь привезли обгоревшие останки людей из Дома профсоюзов.

В нескольких сотнях метров от Михайловского собора – Десятинная церковь. Да, там только площадка, но для меня, для сотен тысяч людей, это Десятинная церковь, построенная князем Владимиром. Известная со школьных лет история: во время Батыевого нашествия, а случилось оно тоже в декабре, но далекого 1240 года, в набат били все киевские колокола. В Десятинной церкви укрылись последние оборонцы города. Церковь загорелась и, рухнув, похоронила киевлян.

Батый привел чужеродную орду. Она взрастала на языческом кумысе в диких восточных степях. А в Михайловский собор загоняла людей доморощенная орда, выросшая на скисшем молоке псевдохристианства

Параллели напрашиваются сами собой. Но есть важное обстоятельство. Батый привел чужеродную орду. Она взрастала на языческом кумысе в диких восточных степях. А в Михайловский собор загоняла людей доморощенная орда, выросшая на скисшем молоке псевдохристианства. Батый Янукович демонстративно носился со своей показной верой в Бога, как молоденькие секретарши носятся с дешевой бижутерией. Блестящая мишура «мира сего» была Януковичу дороже настоящих ценностей.

Для украинского христианского народа церковь всегда была жизнью и духовной, и мирской. Жизнью в буквальном смысле. В церквях укрывались жители Батурина, когда в гетманскую столицу ворвалась орда из Московской державы. Те ордынцы забрасывали храмы горящими факелами, рубили христиан направо и налево, устраивали показательные казни. Они только назывались верующими, а были варварами-безбожниками. «Кровь текла улицами Батурина», – вспоминали очевидцы.

Почему все захватчики, даже якобы христианские, так целеустремленно уничтожали храмы? Да потому, что это не просто стены. Это крепости нашего духа. Колокола бьют в набат во время войны. И тогда меч берут даже монахи, как, например, похороненный в киевских пещерах, защитник монастырских стен, богатырь Илья Муромец. Стена по-украински – «мур», муромец – крепкий, как стена-мур.

В Софийском киевском соборе, построенном на месте победы князя Ярослава Мудрого, сегодня находим сотни граффити простых киевлян. Надписи рассказывают иногда больше, чем летописи. Летописи можно переписать, а царапки – нет. Киевляне с детской непосредственностью исповедовались церковным стенам в своих грехах: «Господи, допоможи рабі своїй», – написала женщина, а мужчина каялся, что «блуд сотворив у святий день». «Помози рабу твоєму Ігнату. А прізвище моє Саєтат». Как видим, у древних киевлян были не фамилии, а призвыща, как у киевлян нынешних.

В дьявольском плане декабрьской зачистки Майдана был один примечательный пункт. Исполнителю приказывалось обеспечить молчание колоколов Михайловского собора

В дьявольском плане декабрьской зачистки Майдана был один примечательный пункт. Исполнителю приказывалось обеспечить молчание колоколов Михайловского собора. Обеспечить молчание можно было одним способом: приставив пистолет к голове звонаря. Но колокол Михайловского собора не умолкал все самые тяжелые дни. Рубящие взмахи звонаря-семинариста Ивана Сидора напоминали богатырские удары мечом Ильи Муромца. Через считанные минуты на руках кровавились мозоли, не спасали рукавицы, но Иван бил в колокол несколько часов подряд. «Когда зазвонили колокола, страх отступил, появилась уверенность, что мы выстоим», – благодарили Ивана тысячи киевлян.

Здесь опять вспомним граффити Софийского собора. «А ворогов моїх трясцею оточи», – молил Бога неизвестный киевлянин. Бог услышал его молитвы. Бог слышит наши молитвы. Как и тысячу лет назад во времена Ярослава Мудрого, мы и сегодня ко всем известным молитвам, после «Боже, поможи», вслед за неизвестным киевлянином повторяем нашу исконно христианскую, исконно украинскую молитву: «А ворогов моїх трясцею оточи…»

Владимир Земляный, писатель, журналист

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG