Доступность ссылки

Олег Зубков: С нынешней севастопольской властью работать не смогу


Около двух лет прошло с тех пор, как один из самых успешных крымских бизнесменов Олег Зубков представил севастопольской общественности два грандиозных проекта – Парк тигров и Парк медведей. Но их строительство до сих пор даже не начато. О том, на каком этапе находится развитие проектов и с какими трудностями ему пришлось столкнуться, Зубков рассказал в интервью корреспонденту Крым.Реалии.

– Олег, скажите, пожалуйста, когда и как возникла идея создать парки тигров и медведей в Севастополе?

– После успешного открытия и воплощения в жизнь Парка львов «Тайган» ко мне обратился председатель Совета министров Крыма Анатолий Могилев и спросил: «Олег, ты можешь открыть что-то еще в Крыму?». В ответ я предоставил ему план пяти проектов, среди которых были Парк тигров и Парк медведей в Севастополе.

– Почему вы выбрали Севастополь?

– На территории Инкермана было два заброшенных карьера площадью 15 и 20 гектаров. Местность там очень живописная: отвесные скалы, небольшие пресные озера. Но, несмотря на скалистость территории, там очень много зеленых насаждений. При этом там давно уже свалка, проходят сборища наркоманов, из озера постоянно вылавливают какие-то трупы, а я предлагал превратить эти карьеры в жемчужину международного уровня. После выбора местности я обратился к тогдашнему председателю Севастопольской городской государственной администрации Владимиру Яцубе, который также подошел к реализации этих проектов с большим энтузиазмом. Потому что он знал о «Сказке» (ялтинский зоопарк «Сказка» – КР), о «Тайгане» (Парк львов «Тайган» под Белогорском – КР), он понимал, что это Олег Зубков – человек, проекты которого успешны и пользуются большим спросом среди туристов. Территория этих двух карьеров уже была подготовлена для других целей, но всю прежнюю деятельность свернули, землю вернули в собственность территориальной громады Инкерманского совета, я предоставил свои проекты, и мы начали поступательно выполнять действия, необходимые для реализации проектов Парка тигров и Парка медведей.

проекты парков тигров и медведей в Севастополе
проекты парков тигров и медведей в Севастополе

– И что случилось потом?

– А потом случился референдум, по итогам которого Крымский полуостров стал частью Российской Федерации. Но я думал, что где-где, а в России уж точно с еще большим вдохновением воспримут мои проекты. Потому как именно Россия – это место обитания краснокнижных амурских тигров, именно Россия сейчас борется за сохранение амурских тигров, а лично президент России Владимир Путин является председателем Фонда по охране амурских тиров. Потому как бурый медведь – обитатель одного из двух потенциальных парков – является символом Российского государства, а второе лицо нынешней России имеет фамилию Медведев, что не менее символично. В результате, после референдума, в июне 2014 года я лично пришел на прием к полномочному представителю президента России в Крымском федеральном округе Олегу Белавенцеву, рассказал ему о своих проектах, сказал, что мне это интересно и я готов заниматься их реализацией и, что самое главное, не прошу ни копейки денег. Белавенцев сказал: да-да, конечно, – и тут же позвонил Сергею Меняйло. Мы встретились с севастопольским губернатором, и он предложил мне пойти на слушания Градостроительного совета, которые были на следующий день после встречи. Я пошел на заседание совета, представил им свои эскизы, и тут началось! Один встал и говорит: «Там же Свято-Никольский монастырь находится, а Парки будут мешать верующим». Я им отвечаю: как же они помешают верующим, и чем они могут им помешать? Но ответа не последовало. Далее встал еще один и говорит: «Там же промышленная известняковая порода еще до конца не выработана». И так далее. Помнится, лишь один человек встал и сказал: «Послушайте, это Олег Зубков – человек, который строит и реализует грандиозные проекты, не требуя никакой материальной компенсации». Но его, судя по всему, так и не услышали.

– Так какое решение было принято Градостроительным советом?

– Вообще никакого. Я так понимаю, что в России это общепринятая практика, когда решение совсем не принимается. Мне сказали, что-то вроде: «Мы подумаем». Ну, что же, думайте. Яя оставил им свои макеты, они пролежали там около полугода, после чего я их оттуда забрал.

проект
проект

– Вы пытались еще каким-то образом воздействовать на власть, добиться более компетентного рассмотрения ваших проектов?

– Конечно. Писали письма президенту Путину, премьер-министру Медведеву. Письма писали все – и я, и мои сторонники, и просто поклонники зоопарка «Сказка» и Парка львов «Тайган». Я лично передавал свое письмо Светлане Медведевой – супруге российского премьера, но, увы, ни ответа, ни какой-либо иной реакции не последовало. И это притом, что я знаю, что письмо до нее дошло, так как передавал я его через очень близкого к ней человека. А 23 мая 2015 года, когда я встречался с Сергеем Аксеновым, где мы обсуждали мои потенциальные проекты, я затронул тему Парка тигров и Парка медведей. Он при мне позвонил Белавенцеву, тот ответил, что помнит меня, что я к нему приходил, но, по его словам, я был несильно настойчив. Я не знаю, что в России значит быть «сильно настойчивым» и что в его понимании значит эта конструкции.

– Вы пытались связываться с Алексеем Чалым? Он все-таки, в первую очередь, бизнесмен, может быть, он бы понял вас правильно и посмотрел на проекты под другим углом?

– Да, я думал об этом, но у меня нет никаких контактов с Чалым. Да и он в силу своей сегодняшней должности ограничен определенным спектром компетенции, за рамки которой выйти не может. Вы ведь понимаете, что без губернатора, без исполнительной власти никаких административных решений не может быть принято.

– Как вы сегодня оцениваете перспективы реализации этих проектов?

В Севастополе должна смениться власть: с этим городским руководством ничего не сдвинется с места

– Сегодня варианта развития событий два. В первую очередь, в Севастополе должна смениться власть: с этим городским руководством ничего не сдвинется с места. Они не желают развивать Севастополь, да и я не смогу работать со всеми этими «невменяйлами» и всякими остальными пенсионерами.

– А второй вариант?

– Второй вариант – это визит президента России Владимира Путина в Парк львов «Тайган». Я уверен, что президента не пускают в «Тайган». Вы спросите, почему? Потому что это Олег Зубков – неординарный человек, которому есть что рассказать президенту, есть что рассказать про местные власти, про всю крымскую власть. И еще я уверен, что, если бы президент приехал и увидел бы парк, увидел бы животных, он лично бы дал зеленый свет всем моим последующим похожим проектам. Все поклонники – посетители Парка львов «Тайган» – говорят, что в Парке есть все, ему только не хватает визита Путина. А как было бы хорошо, если бы президент взял шефство над строительством Парка тигров, а Дмитрий Анатольевич (Медведев – КР) – над Парком медведей. Я еще раз повторю: я не прошу ни копейки ассигнований. Все, что мне нужно, это обычная административная поддержка.

– Если бы зеленый свет для строительства Парка тигров и Парка медведей был дан сегодня, сколько животных вы бы смогли там разместить?

– У меня сейчас 40 голов краснокнижных амурских тигров – это 10-я часть всей популяции тигров, живущих на воле, и самая большая популяция амурских тигров в мире, живущих в зоопарке. Вот недавно одна из самок родила пятерых котят. Также у меня 35 голов бурых медведей. Покажите мне человека, который сможет содержать больше?

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG