Доступность ссылки

Путин был в Крыму? Не заметно!


Президент России Владимир Путин проводится заседание президиума госсовета России в Крыму, 17 августа 2015 года

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – Представители российской крымской «власти» в этом боятся признаться сами себе, но как показало очередное заседание «совета министров» Крыма, трехдневный визит президента России Владимира Путина на полуостров был фактически бесполезным времяпрепровождением и не принес населению да и органам власти никакой пользы. КПД визита, как говорят в таких случаях, равен 0,0%. Забыв про Путина, крымские чиновники уже сегодня с таким же азартом встречают правнука Николая I князя Дмитрия Романовича и его супругу. Разница лишь в том, что этот гость не будет погружаться в батискафе для осмотра византийского корабля, да и челяди с ним поменьше.

На заседании отмечалось, что количество нерешенных проблем не уменьшается, а увеличивается. Крымчан уже достало многочасовое стояние в ненужных очередях. Например, в очередях в поликлиниках за талонами, по которым к врачу можно попасть только через месяц, в пенсионном фонде – за оформлением пенсии, которую обещают начинать выдавать не менее чем, через полгода. Достал дефицит товаров в магазинах и запреты на многие виды продукции, достало новое падение рубля и новый скачок цен, смех и слезы по поводу уничтожения продуктов, масса других неурядиц.

«В Крыму из-за дороговизны школьных принадлежностей не все семьи смогли подготовить детей к школе, – жалуется разочарованный сосед, – а президент и многочисленная челядь из душной Москвы в августе прилетает за государственный счет на море, чтобы понырять на батискафе? Верх цинизма».

Если поискать здравый смысл

Тот факт, что визит Путина в Крым противоречил здравому смыслу, даже если не обращать внимания на незаконность посещения аннексированной территории, подтверждается многими аргументами. Зачем вопрос о развитии курорта и туризма рассматривать в разгар курортного сезона, когда, с одной стороны, в его организации ничего изменить уже нельзя, а с другой, итоги еще не подведены и результаты не ясны? Такими анализами органы власти обычно занимались поздней осенью или зимой, и не купаясь в море лично.

Сама постановка вопроса Владимиром Путиным о значении курорта и туризма как отраслей экономики неверна в принципе

Сама постановка вопроса Владимиром Путиным о значении курорта и туризма как отраслей экономики неверна в принципе. Во-первых, ошибочна сама ставка президента на внутренний туризм. Владимир Путин с гордостью говорил, что количество путешествующих по России выросло на 30% и достигло 41,5 миллиона человек. Но надо же понимать, что выросло оно исключительно из-за административных мер – запрета на выезд силовикам и другим категориям граждан за границу, и такой чисто популистской и экономически неоправданной меры как искусственное удешевлению стоимости путевок за счет госстраха и стоимости проезда на курорт за государственный счет. Это и дало желанную цифру в миллионах людей, но бюджету не принесло желаемой прибыли. Внутренний туризм – это способ законсервировать мировоззрение своих граждан, оградить их от мирового опыта. С экономической точки зрения, внутренний туризм – это способ переложить деньги из бюджета и карманов жителей одного региона в бюджет и карманы другого региона. Что дало бюджету России перемещение денег из Москвы, Санкт-Петербурга, например, в Сочи и Крым? Кроме того, нельзя не отметить, что цифра выросла и за счет того, что поездка в любимый россиянами Крым в этом году стала считаться «внутренним туризмом» и дала прибавку в статистике.

Значительно больший экономический смысл имеет, прежде всего, международный туризм, который перемещает деньги через границы, и это является реальной прибылью для бюджетов всех туристических стран. Понятно, что России сегодня в ее статусе страны-изгоя и в условиях международных санкций не до этого. Но и преодолеть этот серьезный барьер Владимир Путин желания и не проявил. Президент, правда, отметил, что въездной туризм в России также увеличился на 16%, хотя непонятно, за какой срок. Но при этом рекомендовал расширить практику обмена туристами почему-то только со странами БРИКС, хотя на мировой арене они вовсе не авангард ни в туризме, ни в курортах, ни в экономике, ни в социальном развитии.

Второй вопрос – что «профессионал» в сфере туризма и курортов Владимир Путин посоветовал нового, прорывного для реформирования крымского курорта и туризма? Улучшать гостеприимство, повысить доступность внутренних перевозок, провести инвентаризацию и сертификацию, проанализировать существующие проблемы. Так это уже тысячи раз сказано на совещаниях в Крыму самыми рядовыми представителями отрасли, сотни раз записано в разных планах, программах и мероприятиях. От госсовета во главе с президентом крымчане, честно говоря, ждали не таких мер, которые записаны в бумагах почти каждого крымского сельсовета на курортных территориях.

Президент поручил премьеру издать распоряжение о том, что каждый министр должен летать в Крым раз в квартал

Новое, правда, в том, что президент поручил премьеру издать распоряжение о том, что каждый министр должен летать в Крым раз в квартал. Видимо, для надсмотра за крымскими чиновниками и с целью обезопасить их от обвинений в том, что они часто мотаются в теплый Крым из холодной Москвы.

Дискуссия президента о том, можно ли в крымских санаториях продавать вино выглядела вообще смешно. Своего мнения, как видно, у Владимира Путина не было, но решить проблему он был настроен исключительно административным методом, поэтому поручил принять решение правительству. «Но они же все равно выйдут за ворота и все равно выпьют!» – разочарованно сказал президент России о россиянах.

К «золотой колыбели» подошли «не с той стороны»

Таким же провальным была и «работа» Владимира Путина в межнациональной сфере. Его слова о том, что недопустимы «спекуляции на тему предоставления преференций тому или иному этносу», говорят о том, что президент не понимает, с чем имеет дело.

Фактически в Крыму на государственном уровне проводится насильственная русификация всех отраслей жизни

С одной стороны, крымская власть, надо полагать не без ведома Путина, на практике уже предоставила массу преференций представителям русской общины Крыма. Среди них – законодательные положения о доминировании русского языка, русскоязычного образования, практические ограничения на участие в органах власти представителей национальных меньшинств, доминирование разрешений на массовые мероприятия представителям русской общины и фактические запреты на такие же массовые мероприятия и создание национально-культурных организаций и даже использование национальной символики представителями других наций. «Закон» об образовании фактически игнорирует положение «конституции» о государственном статусе украинского и крымскотатарского языков. И хотя это действительно подрывает единство крымских народов, но и Путин, и крымская «власть» и дальше продолжают способствовать интересам одних и ограничивать интересы других. Подобные национальные преференции проявляются даже в экономической и предпринимательской сферах: крымское правительство искусственно поддерживает российский бизнес и ограничивает и искореняет, «национализирует» и «отжимает» бизнес представителей Украины, многих крымских татар и других неугодных социумов и стран. Фактически в Крыму на государственном уровне проводится насильственная русификация всех отраслей жизни, но это приказано преференцией не считать.

С другой стороны, давно уже в Крыму, как только заходила речь о восстановлении прав крымских татар, начинали кричать о «недопустимости преференций по национальному признаку». И Путин повторяет эту уже давно опровергнутую сентенцию. Ведь речь идет не о преференциях, а о восстановлении нарушенных прав – возобновлении национального образования, разрушенной культуры, исторической государственности и исторической топонимики, в конце концов.

Непонимание Кремлем сути межнациональных отношений в Крыму проявилось даже в том, что московские политтехнологи грубо промахнулись с «золотой колыбелью». Преподнесение крымским татарином Ремзи Ильясовым и немцем Юрием Гемпелем (при чем тут немец, спрашивается? Где караимы и крымчаки? – авт.) в дар символа собственной родины заезжему «императору» выглядело слишком уж как подношение рабами своему хозяину. На фоне того, что в День независимости Украины премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил, что «украинский народ обязан вернуть крымским татарам их родину Крым», стало очевидно, что московские асы политтехнологии не заметили очень выигрышного хода. Не крымский татарин и немец должны были дарить свою «золотую колыбель» Путину, а наоборот – Путин мог бы красиво заявить, что, «нырнув на глубину 83 метра», я тут, мол, обнаружил, наконец, вашу давно искомую «золотую колыбель» и преподношу ее вам как знак возвращения вашей родины в ваше законное народное владение. Но об этом не просто не догадались, такого и не могло быть потому, что это противоречит имперскому характеру власти Путина, который так и считает, что он владелец Крыма. Эти два подхода к проблеме – с одной стороны, возвращение Родины крымским татарам Украиной, а с другой стороны, дарение родины крымскотатарскими коллаборационистами «ее владельцу», – красноречиво продемонстрировали противоположную разницу между украинским демократическим и российским имперским сознанием.

Характерно, что уже после возвращения Путина из Крыма, на авиасалоне МАКС-2015 в Жуковском юные российские изобретатели подарили Владимиру Путину командирские часы размером с кастрюлю, а также хотели подарить «летающий топор» размером в полтора метра, но президент шуткой отказался от «подарка». А зря, подарки вполне символические для нынешней России и ее президента.

Что же нового Путин предложил теперь уже в межнациональной сфере? Он сказал, что «бороться за реализацию прав национальных общин надо путем диалога с властью». Очень глубокая мысль, если учесть, что именно подаривший Путину «золотую колыбель» Ремзи Ильясов заявил, что «у крымских татар сложился отличный диалог с местной властью». Забыл только добавить, что суть этого диалога в просьбах крымских татар разрешить изучать родной язык, собираться на собственные праздники, возвратить исторические имена родным селам, вернуть отнятую историческую государственность, но с другой стороны – запрет, запрет, запрет! Это диалог раба и хозяина, и Ремзи Ильясов, как и Владимир Путин, настаивают именно на его укреплении. Но так как народ именно с таким «диалогом» не согласен еще с 1783-его и особенно с 1944 года, и никогда на него не согласится, то и в этом отношении результат путинского совещания с «активом крымскотатарских коллаборационистов» будет равен двум нулям.

Родион Старосельский, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG