Доступность ссылки

Память народа


Обложка книги "Мы видели ад на земле..."

В системе сохранения и воспроизводства исторической памяти особое место принадлежит триаде: архив – библиотека – музей. Освоение частных архивов и создание новых массивов документов устной истории – то, что позволяет пополнять сокровищницу источников информации о прошлом крымских татар. Устные источники в расширительном понимании – это воспоминания очевидцев тех или иных событий. Сегодня статус устных источников (воспоминаний, писем, интервью) и устной традиции в историографии в целом высок – во всяком случае, в профессиональном сообществе гуманитариев (историков, социологов, политологов).

Устные источники создают необходимое в современном исследовании антропологическое измерение, а в некоторых случаях – и вовсе являются единственными носителями информации.

Книга Пола Томпсона
Книга Пола Томпсона

Как пишет по этому поводу английский историк Пол Томпсон: «До ХХ века в фокусе исторической науки находилась в первую очередь политика: это было документальное воссоздание борьбы за власть, где жизни обычных людей или развитию экономики и религии уделялось мало внимания. История приобретает новое изменение, как только в качестве «сырья» начинает использоваться жизненный опыт самых разных людей… Поскольку большинство существующих архивных документов отражает точку зрения властей, неудивительно, что суд истории чаще всего выносит решения в пользу сильных мира сего. Устная история, напротив, создает условия для куда более справедливого суда: можно вызвать свидетелей из низших классов, из числа обездоленных или побежденных».

Вот лишь один пример – воспоминания Юсупа Гафарова, иллюстрирующие, сколь общественно значимым может быть индивидуальный опыт человека. Эти сегменты личного опыта не просто сложно, но порой невозможно обнаружить в иной документации – например, официальной.

Юсуп Гафаров вспоминает о страшном голоде в Крыму 1921-1922 годов: «Я помню голодовку 1921-1922 года. Видел, как лежали трупы людей, умерших от голода – по всей деревне Тавдаир. Возле наших ворот тоже лежали два трупа. От голода умерли и два сына моей тети – Мемедла и Абибула, а потом и она сама – ее звали Шерфзаде. Муж ее погиб на войне в 1917 году. Нас, детей, вывезли на подводах в Симферополь в приют. На бричку кинули и меня. Нас было около 40 детей, приют располагался на углу улиц Ленина и Студенческой, она называлась Лазаретной. Половина детей там погибли от голода и болезней».

В воспоминаниях очевидцев особое значение имеют, разумеется, подробности и детали. Например, такие, которые сохранились в описании жизни в оккупированном Крыму (1941-1944) Юсупа Гафарова: «Жизнь стала невыносимой – днем немцы, ночью партизаны, приходили с автоматами, забирали все, что под руку попадалось. В 1942 в Крыму была засуха, посевы не дали никакого урожая. У многих начался голод. Когда советские солдаты отступали, зерно на элеваторах собрали – чтоб немцам не попало, облили бензином и сожгли. Оно полностью не сгорело, с запахом гари немцы, конечно, не брали. А мы на ручных тачках его вывозили, промыли и пекли хлеб – так многие спаслись от голода».

И его же свидетельство о более позднем периоде жизни крымских татар – уже в местах изгнания в условиях режима спецпоселений (1944-1956): «После войны мы не испытали никакого облегчения, над нами был комендантский режим, хуже, чем фашистский».

Архив акции "Унутма"
Архив акции "Унутма"

Несколько лет назад стартовала общенародная акция сбора свидетельств о депортации крымских татар «Унутма». Она была объявлена 1 сентября 2009 года Специальной Комиссией Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий. По времени действия акция является бессрочной. На сегодняшний момент в архив Комиссии поступило более полутысячи комплектов документов с заявлениями и свидетельствами соотечественников о событиях того трагического периода.

Конкретным основанием к началу акции послужило поручение тогдашнего президента Украины Виктора Ющенко разобраться в событиях депортации 1944 года. В заявлениях на имя председателя Совета представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины, народного депутата Мустафы Джемилева содержалась просьба реализовать комплекс мероприятий по признанию Украинским государством, мировой общественностью геноцида крымскотатарского народа, а также инициировать перед высшими государственными органами Украины принятие мер по привлечению к ответственности лиц, совершивших данное преступление.

Комиссией по изучению геноцида был составлен подробный вопросник из пятидесяти семи вопросов к свидетелям тех событий…

Смена власти в Украине, приход к руководству страны президента Януковича отменило данное поручение, а теперь Крым и вовсе де-факто оказался в составе другой страны… Но остались ценнейшие свидетельства о депортации, в которых очевидцы тех горестных событий (многие из них уже ушли из жизни) описывают тяжелейшие испытания, через которые прошли они сами и их семьи.

Свидетельства содержат массу исторически значимых сведений, мало или совершенно неизвестных, расширяя наши знания о тотальной депортации крымских татар из сел и городов Крыма, особенностях этапирования, содержания крымских татар в местах спецпоселений, о рабском использовании труда спецпереселенцев и массовой гибели людей из-за голода, болезней, невыносимых условий жизни. Человек, заполняющий эти документы, описывает только те события, которые он видел собственными глазами…

Комиссия по геноциду изучает поступающие материалы, ведет их регистрацию и систематизацию, снимает с них копии, создает собственный архив, в который кроме документов, поступивших в ходе акции «Унутма», вошли также около 550 воспоминаний о депортации 1944 года, собранные еще в 2004-2007 годах.

Обложка книги "Мы видели ад на земле..."
Обложка книги "Мы видели ад на земле..."

Материалы акции публикуются на сайте Меджлиса крымскотатарского народа, на различных ресурсах.

А недавно, в 2014 году, киевским издательством «Стилос» выпущена книга «Мы видели ад на земле…», куда вошла информация об акции и ряд свидетельств…

Основательное фундаментальное исследование еще ждет своего выхода, а в настоящее время осуществляется создание электронного архива акции «Унутма».

Частью этой работы является акция Первого крымскотатарского телеканала ATR «Хатыра» (Память) – история крымских татар в лицах и изображениях.

Она была прервана после того, как в аннексированном Крыму телеканал не получил российскую лицензию на вещание, однако сегодня возобновилась вновь – ATR продолжает свою работу уже на материковой Украине.

Историк Гульнара Бекирова
Историк Гульнара Бекирова

Устные источники позволяют заговорить тем, кто многие годы был лишен права голоса. Их личный опыт, многие годы находившийся под спудом, в совокупности и целостности демонстрирует практику выживания в часто невыносимых условиях целого народа.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG