Доступность ссылки

Было ли все российское первым в крымской истории?


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – Газета «Крымский телеграф» в разделе «История» начала публикацию серии статей о том, «как укреплялась российская государственность в крымской столице». Заметим, что это всего лишь один пример, российская государственность таким же образом укреплялась везде, а не только в крымской столице. Смысл новой публикации состоит в том, что газета делает вид: российская власть после присоединения Крыма в 1783 году пришла на полуостров как в нетронутую пустыню, до этого не знавшую цивилизации вообще. Автор о многих вполне тривиальных начинаниях российских властей пишет «впервые в Крыму», хотя то, что внедрялось тогда, было, во-первых, не лучшим, во-вторых, несло не свет цивилизации, а мракобесие империи, в-третьих, крымским обществом во времена Крымского ханства было уже испробовано, использовалось и пройдено.

Укрепление государственности, по мнению газеты, шло по четырем направлениям – распространение православия, русификации путем внедрения русскоязычного образования и русского языка как средства коммуникации, пересмотру архивов и формировании собственного массива хранения информации, а также создания русскоязычной провластной прессы. В целом это был наступательный процесс российской экспансии, который полностью игнорировал местные национально-культурные особенности, во-первых, в силу того, что он их не знал и не интересовался даже ими, во-вторых, в силу сознательного не признания, активного противодействия всему, как они говорили, чужеродному. В принципе, в том, как Россия внедряла, а не просто укрепляла свою государственность после 1783 года, и как делает тоже самое после аннексии 2014 года – различий не много, они не значительные, и есть совпадения даже в деталях. Так что аннексия 2014 года реально откинула Крым в социально-политическом развитии на два с лишним столетия назад.

Русское православие – опиум для крымского народа

Когда мы говорим о совпадении в деталях процессов после 1783-го и после 2014 года, то наиболее яркой из них является внедрение Москвой в Крыму православия тогда и идеологии Московского патриархата теперь

Когда мы говорим о совпадении в деталях процессов после 1783-го и после 2014 года, то наиболее яркой из них является внедрение Москвой в Крыму православия тогда и идеологии Московского патриархата теперь. Газета пишет: «После вхождения Крыма в состав Российской империи в конце XVIII века на полуострове, кроме строительства новых зданий, учреждения необходимых административных институтов, нужно было создать и новую прочную основу для духовного воспитания населения». Павел Сумароков в 1803 году писал, что обнаружил «одну русскую церковь в беднейшем татарском домике, устроенную для квартировавшего здесь Владимирского бомбардирского полка». В 1787 году симферопольскую церквушку посетила Екатерина II, которая «изволила выразить князю Потемкину свою волю о построении первого в Крыму соборного храма, для которого «пожертвовала утварь, впоследствии доставленную в Симферополь». Церковь с разными перипетиями, состоящими в растратах денег и чисто строительных ошибках, возводили без малого 50 лет. Третьего июня 1829 года храм во имя благоверного князя Александра Невского был освящен преосвященным Гавриилом. Территорию вокруг собора обнесли оградой с четырьмя архитектурно украшенными выходами во внутренний дворик.

Сейчас, выйдя в центр Симферополя, вы можете через каждые 15 минут услышать перезвон колоколов собора Александра Невского, который после подрыва и полной ликвидации коммунистами в 30-х годах, воссоздается, как там написано на плакатах со всех сторон, под патронатом Владимира Путина. Кресты собора перед воздвижением на купола крестил сам патриарх Кирилл.

Воссоздание собора, который сегодня уже служит активным пропагандистом «наступательного православия», как это ни парадоксально, начинала сама Украина. Первым идею, хотя и довольно неумело, подал Леонид Грач, но потом строительство финансировали и из бюджета Крыма, и лично Сергей Куницын, при котором строительство продвинулось наиболее заметно, и Василий Джарты, и Владимир Константинов. Владимир Путин возле храма еще и не был вовсе, хотя была такая мысль подгадать освящение и открытие храма под визит российского президента. Наверное, все впереди. Сегодня прессинг «политического православия» усилился многократно. При том, что крымские мусульмане смогли восстановить сотню храмов, но так и не могут приступить к созданию соборной мечети, строительству которой выдвигаются десятки препятствий, при том, что прихожане УПЦ Киевского патриархата молятся Богу в единственном приспособленном помещении, Московский патриархат располагает больше, чем двумя сотнями всевозможных соборов, монастырей, церквей и других храмов.

Кафедральный собор Александра Невского
Кафедральный собор Александра Невского

Нюанс в том, что собор Александра Невского хотя и стал первым российским, а потому «политическим собором», но он не был первым христианским храмом в Крыму, и россияне к развитию раннего христианства в «сакральном месте», не имели никакого отношения. Свято-Георгиевский монастырь на Фиоленте в Балаклаве основан в 891 году таврическими греками-мореплавателями. Монастырь процветал и в средневековье, оставался действующим как при генуэзцах, так и во времена Крымского ханства, правители которых толерантно относились к разным религиям. И когда в 1794 году Георгиевский монастырь присоединили к РПЦ, греческие монахи покинули его, не пожелав перейти в подчинение Русской православной церкви вместо Константинопольского патриархата. В 1891 году монастырь отметил свое 1000-летие и российская часть его истории – всего лишь небольшая страница.

Бахчисарайский Свято-Успенский мужской монастырь, который некоторые историки называют «русским Афоном», основан византийскими монахами иконопочитателями в эпоху иконоборства не позднее IX века в ущелье Мариам-Дере. Монастырь пользовался благосклонностью как Крымского хана, так и правителей караимского гнезда Джуфт-Кале. И только российские правители Крыма после аннексии в1783 году не могли стерпеть свободной веры христиан-монахов, и в 1778 году под командованием фельдмаршала Суворова депортируют их на север Азовского моря, где они основывают город Марьямполь (нынешний Мариуполь). Деятельность уже новой монашеской общины, с русской православной верой, возобновляется только в 1850 году.

Таким образом, внедрение русского православия в Крыму было сопряжено с многочисленными жертвами и распространялось только силой оружия.

Кто же был «грамоты не умеющим»?

Особенно мухлюют нынешние историки, представляя крымских татар темной, забитой, неграмотной, но враждебной массой

Особенно мухлюют нынешние историки, представляя крымских татар темной, забитой, неграмотной, но враждебной массой. Поэтому даже созданное в 1793 году в Симферополе «народное училище», преподносится как «первое в Крыму» и «высшее», хотя его выпускники шли дальше учиться всего лишь в гимназию. Оно создано также по указу Екатерины ІІ. И только в 1806 году, когда школы Таврической губернии перешли в ведение Харьковского учебного округа, оно преобразовывается в уездное, и в нем появилось особое отделение для обучения крымских татар. Вместе с ними восточным языкам (татарскому, турецкому и персидскому) могли обучаться все изъявившие подобное желание.

Этот факт преподносится как величайшая заслуга в просвещении крымских татар. На то время Таврический губернатор Д. Мертваго в письме попечителю Харьковского учебного округа писал «даже мурзы не имеют никаких знаний и многие из богатейших, грамоты не умеющие и даже языка русского не понимающие, не могут споспешествовать установлению порядка».

Так ли? Что-то не вяжутся эти утверждения о первородстве российского просвещения в Крыму с известным всем фактом существования в Крымском ханстве Зынджырлы медресе – одного из самых крупных учебных центров, средневекового университета, который был основан Менгли I Гераем еще в 1500 году, то есть за 293 года до «первого» российского училища, и является значительно страшим за сам первый российский МГУ.

Известный российский историк Валерий Возгрин в «Истории крымских татар» цитирует книгу «Крым и крымские татаре» А. Андриевского, изданную в 1892 году: «Почти все они грамотны, и с давних времен у них много школ» (В. Возгрин. «История крымских татар», т. 2, стр. 246). Аналогично он приводит слова известного путешественника Эвлия Челеби о том, что даже в заперекопской, еще тогда кочевой части Крымского ханства, «находится столь много сот… знающих улемов, что и не расскажешь. Все эти ученые основали свои медресе среди племен в степи и кочуют вместе с ними». В одном Бахчисарае на то время насчитывалось 14 мектебе и 3 медресе.

По свидетельству Кондараки, в жизни крымского общества огромную роль играли мудеррисы (то есть народные учителя), слова, мнения и учение которых были непререкаемыми, а народ настолько уважал и считал их полезными и нужными, что все они содержались исключительно за счет вакуфов, то есть общественных средств при мечетях, которые создавали специальные народные фонды для содержания школ и храмов. В коллекции музея «Ларишес» сегодня есть множество экспонатов, свидетельствующих о высоком образовании крымских татар, в том числе много аутентичных рисунков и гравюр тех времен, на которых изображены занятия в мектебе совместного обучения для мальчиков и девочек. В них преподавались арабский язык, законоведение, риторика, логика, философия, арифметика, астрономия. Крымский историк В. Ю. Ганкевич в 1998 году в Крыму издал книгу «Очерки истории крымскотатарского народного образования», а в 2001 году курс лекций о крымскотатарских медресе. Крым был покрыт целой сетью из сотен учебных заведений – в каждом селе работала либо медресе, либо мектеб.

Более того, ни в медресе, ни в мектебе физическое воздействие на учеников не могло иметь места, так как оно было запрещено специальным законом. С переходом под Российскую империю как в светских школах, так и в духовных семинариях стал широко применяться метод наказания розгами. То есть, даже для XVIII века присоединение Крыма к России в области просвещения представляло собой значительный откат назад к варварству (В. Возгрин, т. ІІ, стр. 246-251). К слову сказать, известный крымскотатарский просветитель Исмаил Гаспринский вводил в мектебе так называемый «усуль джадид», метод преподавания, основанный на равноправии учителя и ученика, о чем в российской педагогике на то время и не слышали.

Естественно, в крымскотатарских школах не преподавали русский язык, поэтому российские чиновники, ничего, кроме русского не знавшие, и решили, что даже крымскотатарские мурзы «не имеют никаких знаний»

Естественно, в крымскотатарских школах не преподавали русский язык, поэтому российские чиновники, ничего, кроме русского не знавшие, и решили, что даже крымскотатарские мурзы «не имеют никаких знаний и многие из богатейших, грамоты не умеющие и даже языка русского не понимающие», поэтому, сами темные в тюркских науках, они обозвали темными крымских татар.

Архивная ложь

Нынешние историки пишут, что «первый в Крыму государственный архив – архив Таврической губернии – был основан в конце 80-х годов XVIII века». Уже эта фраза вызывает недоумение. До прихода россиян более 400 лет существовало всемирно известное государство Крымское ханство, и оно не имело ни одного архива?

Опять обратимся к свидетельствам очевидцев. Валерий Возгрин в своей книге (т. 1, стр. 803-329) приводит слова многочисленных местных и иностранных свидетелей, как во время походов на Крым Б. Миниха и П. Ласси, российские солдаты совершенно без военной необходимости сожгли ничем не защищенный Бахчисарай, а также Гезлев, Карасу-базар, Ак-мечеть и другие города. Сын фельдмаршала Э. Миних писал: «Все строения выжжены. Дворец хана равномерно в целости не оставлен. Все сие столь великолепное здание в несколько часов разграблено и в пепел обращено».

Валерий Возгрин пишет, что походы Миниха и Ласси «нанесли невосполнимый урон всей мусульманской цивилизации. Именно тогда была сожжена основная часть ханского архива. От него уцелело лишь 119 кадиаскерских книг», которые много позже были обнаружены в Симферопольском губернском архиве. Эта утрата стала катастрофой для историков.

«Дымом ушли в раскаленное крымское небо оригиналы старинных и современных ханских шертнаме (государственных договоров), мохаббатнаме (официальных посланий), фирманов (жалованных грамот), – пишет Возгрин (т. 1, стр. 813).

Вместе с архивами была сожжена и ханская библиотека, в которой хранились уникальные раритеты в виде рукописей и печатных книг

Вместе с архивами была сожжена и ханская библиотека, в которой хранились уникальные раритеты в виде рукописей и печатных книг. Вместе с ней были сожжены много частных библиотек крымских ученых, были сожжены и многочисленные библиотеки школ и мечетей, а также и христианские книгохранилища. Современная историческая наука расценивает эту катастрофу первой половины XVIII века, как потерю для всей европейской цивилизации.

Как известно, в 2014 году новые российские власти Крыма также устроили пересмотр всех школьных и публичных библиотек Крыма и убрали из них книги и учебники на украинском языке. Только и того, что сожгли не публично, а втихаря.

Так что в чем и были россияне первыми в Крыму, так это в садизме и варварстве, отбросившим Крым на многие десятилетия назад. Как в XVIII-ом, так и в XXI-ом веке. Поэтому тщетно доказывать, что принесли они в Крым цивилизацию и мир. На самом деле все ровно наоборот.

Сергей Кононенко, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции​

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG