Доступность ссылки

Сергей Субботин: Блокадная сказка


Пресс-конференция на тему блокады Крыма. Ленур Ислямов, Рефат Чубаров, Мустафа Джемилев. 8 сентября, 2015 год, Киев

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Жил-был один мужественный человек. Воин от рождения, он не мог спокойно смотреть, как его народ терпит притеснения от завоевателей. А на битву с завоевателями выйти не мог. Потому как не хотели враги биться с ним – боялись, наверное. Но что-то же делать надо? Ждать, пока экономика завоевателей рухнет по причине того, что и не экономика это вовсе, воину было некогда – время-то летит! И потому он призвал соратников, дабы взвалили они на свой угнетенный народ еще больше трудностей, а заодно чтоб эти трудности почувствовали и другие народы, населяющие страну. И придумал этот мужественный человек не пускать в страну, где живет его народ, караваны с едой. Тактикой такой собрался он завоевателей победить.

Как, спросите вы?

Очень просто! На голодный бунт своего миролюбивого народа мужественный человек не рассчитывал, да и утопили бы враги такой бунт в крови, не впервой им с народом бороться. А замысел хитрый в том был, что завоеватели, как любые ответственные и порядочные по своей завоевательской природе люди, тут же добровольно взвалят на себя всю заботу о порабощенном народе (а для чего еще, собственно, эту историю с захватом страны затевали?) и, увидев грозящий чужеродному племени голод, без разговоров начнут его кормить, забирая у своих воинов последнее. И в итоге надорвутся, день и ночь доставляя кораблями через пролив продукты (караваны-то посуху мужественный человек не пропускает, помните?), чтобы щедрой рукой раздать их голодающим. Ну, и как результат, не справившись с прокормом завоеванного народа, под голодный детский плач с позором уйдут восвояси. Или, в крайнем случае, сильно устыдятся. Глаза будут прятать при встрече с мужественным человеком.

Они, сформировавшиеся в борьбе с советским Левиафаном, до сих пор используют советскую же мифологию, в которой переплелись хрестоматийные образы злобных врагов, подлых предателей, народных героев

Странная сказка, не правда ли? И нестыковки к тому же всякие мешают четкую аллегорию провести. Но вот что интересно, если сказочку чуть подправить, то сразу и Америка-завоевательница на свое место становится, и с духовным порабощением России-матушки, на колени поставленной, все понятно. И даже продовольствие, что в войну по Ленд-лизу через Берингов пролив поставляли, узреть в сказке можно.

А ведь это и не сказка вовсе, а программа действий, предложенная лидерами крымских татар Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым, а также создателем крупнейшего крымскотатарского медиахолдинга Ленуром Ислямовым. Только изложенная донельзя упрощенным языком.

Опровергать ошибочные, на мой взгляд, утверждения уважаемых мной (здесь я не иронизирую, люди действительно неординарные, каждый – живая легенда) лидеров крымскотатарского движения сложно. Сложно потому, что они, сформировавшиеся в борьбе с советским Левиафаном, до сих пор используют советскую же мифологию, в которой переплелись хрестоматийные образы злобных врагов, подлых предателей, народных героев и так далее.

Итак, предлагаю для начала четко сформулировать некоторые слишком заполитизированные положения. Это как раз то, чего, как черт ладана, избегает российская пропаганда. Стоит вещи назвать своими именами – и можно предотвратить половину войн на свете.

Постулат первый. Украина кормит Крым.

Это не так.

Во-первых, не Украина, а фермеры и производители продовольствия. Во-вторых, не кормят на дармовщинку, а продают свой продукт, то есть получают выгоду, не меньшую, чем покупатели-крымчане. Целью торговли всегда является прибыль – не стоит этого забывать. И Украина по-прежнему торгует с Россией, причем куда в больших объемах, чем со своим несчастным Крымом. Но на эту торговлю почему-то никто не покушается. И даже если часть продовольствия уходит в Россию – в Украину идут деньги, которые сейчас значительно нужнее стране, чем сгнившие на полях овощи. Ведь на продовольствие, поставляемое фермерами в Крым, других покупателей в Украине и вообще где бы то ни было, нет, иначе не ночевали бы на Чонгаре караваны фур с мясом, сыром, овощами и крупами, пытаясь прорваться к потребителю. Так что еще вопрос, кто кого кормит.

Хотел бы я посмотреть на протест херсонского фермера, которому в принципе больше некуда девать свои текущие помидоры, кроме как попытаться продать их в Крыму

Особенно умилили в этой связи слова главы Генической райгосадминистрации Александра Воробьева: «Крым оккупирован войсками Российской Федерации… а мы еще и поставляем им продукты… а (они – авт.)… на самом деле кормятся за наш счет. Сейчас люди пытаются выразить свой протест против поставки продовольствия в Крым».

Хотел бы я посмотреть на протест херсонского фермера, которому в принципе больше некуда девать свои текущие помидоры, кроме как попытаться продать их в Крыму. И что значит «…кормятся за наш счет»?! За счет зарплаты Воробьева? Или бюджета Генического района? Ну, как-то подумать надо бы главе администрации, прежде чем такое говорить на камеру, что ли…

А насчет свободной экономической зоны – так решать это нужно голосованием в Верховной Раде, а не митингами на границе с оккупированным Крымом!

Постулат второй. В Крыму остались либо предатели (оккупанты), либо патриоты, готовые терпеть лишения до победы над врагом.

И это не так.

В Крыму живет больше двух миллионов человек. Что, все они предатели и оккупанты? Абсурд. Значит поголовно патриоты и герои? Еще больший абсурд. Большая часть населения – простые обыватели, именно те самые женщины и дети, которыми собирался прикрываться президент России, отправляя войска в атаку.

Ни разу слово «блокада» не вызвало одобрения у крымчан – что у крымских татар, что у русских, – имеющих детей

Мустафа Джемилев: «…жители Крыма говорят, что мы готовы терпеть… до обеспечения территориальной целостности нашей страны»

Я всю жизнь в Крыму, общаюсь со многими жителями, в том числе и с крымскими татарами, но только несколько раз встречал сторонников идеи блокады. Как правило, это были молодые парни и девушки с горящими глазами. И почти ни разу слово «блокада» не вызвало одобрения у крымчан – что у крымских татар, что у русских, – имеющих детей.

Я не хочу дезавуировать отчаянных последователей Мустафы Джемилева. Возможно, они замечательные ребята, но они не спросили моих детей, готовы ли мои дети голодать ради «территориальной целостности». «Целостность», за которую мне предлагают заплатить жизнью и здоровьем моего ребенка, меня, как, впрочем, и любого человека на Земле, будь он хоть трижды патриот своей поруганной Родины, интересовать не может.

Есть известное русское выражение «лес рубят – щепки летят». И уж кому-кому, а крымским татарам известно не понаслышке, что значит оказаться такой «щепкой».

Печально, что лидеры народа, больше какого-либо другого пострадавшего от диктатуры, используют обороты речи, более подходящие генералиссимусу

К слову, поделил всех людей на оккупированных территориях на героев и предателей лично товарищ Сталин. Печально, что лидеры народа, больше какого-либо другого пострадавшего от диктатуры, используют обороты речи, более подходящие генералиссимусу.

Постулат третий. «…ответственность за правовое, материальное, социальное положение оккупированных территорий несет оккупант…» (Мустафа Джемилев).

Простите, Мустафа-ага, но и это неверно.

Основной, если не единственный, закон, действующий на сегодняшний день в России, – никто ни за что не отвечает. «Курск», Беслан, Крымск – только первые строки огромного списка. Главное для российского чиновника сегодня – не попасть под «раздачу». А продовольственная блокада, проводимая внешним врагом, сейчас для него просто манна небесная! На такую блокаду можно списать все – и разгильдяйство, и бездействие, и воровство. И вы хотите, чтобы хоть кто-то в России ответил за страдания простых крымчан, особенно если эти страдания вызваны действиями «укропов»?! Не смешите мои «Искандеры»!

В чем принципиальная разница продовольственной блокады Крыма со стороны Украины и продовольственных санкций России, направленных против собственного населения?

«Оккупант» – понятие общее, а инициаторы блокады – вот они, голубчики, известны поименно, с них и спрос за все, хором скажут российские власти. А то, что инициаторы эти недосягаемы для российских властей, потому что находятся с украинской стороны границы, так это и к лучшему: пусть сами оттуда, из Украины, и отвечают перед мировым сообществом за голод в Крыму! А мы тут, в России, не при делах, что могли – сделали, из страны смутьянов выслали, вот они и колобродят.

И тогда возникает еще один вопрос. В чем принципиальная разница продовольственной блокады Крыма со стороны Украины и продовольственных санкций России, направленных против собственного населения?

Разница в том, что у России есть Russia Today, я уж не говорю об РБК, РИА «Новости», «Россия 24», «НТВ», «Первом канале» и еще целой армии профессионалов, которые круглосуточно на всех языках доходчиво объясняют миру, что происходит в Крыму и на Донбассе и, главное, кто в этом виноват. И если Чуркину и Лаврову могут не поверить, то уж «независимым» журналистам ничего не стоит любого политика смешать с грязью, а любую акцию представить как угрозу мировому сообществу. Украине, на которую за нерешительность в реформах уже и так косятся в Евросоюзе, не хватает только обвинения в организации собственного Голодомора. Потом, конечно, с помощью ОБСЕ разберутся и кредитование возобновят, но осадочек в отношениях останется. Сможет ли Ленур Ислямов всей мощью АТР противодействовать в европейском медиапространстве потоку грязи, которую на головы организаторов блокады выльют жалкие писаки Russia Today?

Намного большее значение в благородном деле освобождения территорий имеет состояние экономики государства-агрессора

Территориальную целостность восстанавливают не только продовольственной блокадой. Намного большее значение в благородном деле освобождения территорий имеет состояние экономики государства-агрессора, его ЗВР, курс его валюты опять же, биржевый индекс и т.д. Известия о голоде в какой-либо стране почти никогда не влияют на цену барреля. И наоборот, достаточно примеров, когда грамотно (или безграмотно) сказанное с высокой трибуны слово через пять минут отзывается изменением индекса Доу-Джонса.

И когда крымскотатарский народ устами Мустафы Джемилева в Совете Европы или Рефата Чубарова на Ассамблее ООН заявляет о своем стремлении к свободе и общечеловеческим ценностям, то он приближает миг воссоздания этой самой территориальной целостности намного сильнее, чем проводя акции отчаяния.

Сергей Субботин, крымчанин

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG