Доступность ссылки

Обама может предложить Путину только сдаться – соавтор «ФСБ взрывает Россию»


Барак Обама и Владимир Путин, Великобритания, 17 июня 2013 года

Асад не является разменной монетой Путина, а Бараку Обаме не о чем разговаривать с российским президентом. Так считает бывший советник Бориса Березовского Юрий Фельштинский, который вместе с умершим от отравления полонием Александром Литвиненко написал книгу «ФСБ взрывает Россию».

В наплыве беженцев из Сирии в Европу он видит естественные последствия гражданской войны в Сирии, которая продолжается уже пятый год. И ответственность за нее несет, в первую очередь, президент этой страны Башар аль-Асад. Предположение, что Кремль может быть причастен к организации кризиса с беженцами, Фельштинский отвергает, как и возможность того, что Россия разменяет поддержку Асаду на какие-то политические дивиденды.

«Российская политика в отношении Сирии без изменений. Россия всегда продавала оружие всем, кто его покупает, в том числе Сирии. Традиционно Россия всегда поддерживала Асада. Я считаю, что она не изменится, так как в России нет причин ее менять. Никаких выигрышей, с точки зрения Путина, от изменения политики в Сирии, я думаю, он не видит. Россия будет продолжать поддерживать существующий режим в Сирии, продавать ему оружие. То, что сейчас там снова появляются российские военные, тоже является продолжением старой советской политики. В советские годы на Ближнем Востоке было очень много советских военных», – утверждает Фельштинский.

Скорее всего, именно ситуации в Сирии будет посвящена речь Владимира Путина на Генеральной ассамблее ООН, считает эксперт. Путину выгодно педалировать именно эту тему, потому что в Сирии ответственность за то, что кризис приобрел такой масштаб – люди погибают сотнями тысяч, а бегут миллионами – несет много стран. А в Украине конфликт развязала Россия самостоятельно.

На сегодня неизвестно, состоится ли встреча между Бараком Обамой и Владимиром Путиным в Нью-Йорке. Но даже если она состоится, сторонам вряд ли удастся о чем-то договориться в вопросе Украины, считает Фельштинский.

«Мне не очень понятно, о чем собственно Обама должен разговаривать с Путиным. Требования России, выдвинутые администрации президента США, невыполнимы. Америка и Европа никогда не признают оккупацию Крыма. Америка и Европа никогда не признают право России вторгаться в соседние государства. Америка и Европа никогда не признают права России вмешиваться в дела тех стран, где живут компактные группы русского населения, потому что сегодня компактные группы русского населения живут везде, в том числе и в Нью-Йорке. Это бессмысленный разговор. Обаме, в принципе, не о чем говорить с Путиным, потому что единственное, что можно, по сути, ему предложить, – это полную капитуляцию в его украинской политике, а именно – прекращение военной операции, начатой в Восточной Украине, и отказ от аннексии Крыма. Мы знаем с вами, что ни то, ни другое невозможно для Путина. Пока не изменится режим в России, пока не уйдет не только Путин, но и люди, которых он привел к власти, ничего в российско-американских отношениях не изменится», – убежден историк.

Политику Белого дома в отношении Кремля Фельштинский, тем не менее, считает слишком мягкой. Он утверждает, что именно расчет Москвы на неспособность и нежелание хозяина Белого дома применять жесткие меры лежал в основе принятия решения о начале войны в Украине.

«Это следствие того, что в Кремле очень хорошо понимали, что президент Обама никогда не начнет военные действия против России в ответ на российскую оккупацию части Украины. То, что делает Путин, с его точки зрения, – правильное и логичное. Он выбрал лучший для себя момент, когда цены на нефть были высокими, им казалось, они будут оставаться такими вечно, у них, как они понимали, был финансовый инструмент для давления на Европу и мир, деньги для ведения войн, и считали, что президент Обама в Белом доме не начнет военных действий против России. Путин выбрал тот исторический отрезок, когда можно было попытаться возродить Советский Союз, ликвидировать величайшую трагедию, как он назвал распад СССР», – пояснил Юрий Фельштинский.

Юрий Фельштинский
Юрий Фельштинский

Санкции против России, говорит он, по сути, еще и не вводили, а имеющиеся в распоряжении Вашингтона инструменты давления на Москву не использовали.

«Мы живем в реальном мире, и требовать от лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы, чтобы он вместо того, чтобы прекращать старые войны, на что он, конечно же, сильно рассчитывал, когда приходил к власти, начинал новые – нереально. Именно поэтому мы видим такую противоречивую политику Америки и относительно иранской ядерной программы, достаточно мягкую политику в отношении России, которая вторглась в Украину. Санкций же никаких реально нет. Все что мы видим – падение рубля, экономики, повышение цен – все это является результатом снижения цен на нефть гораздо больше, чем результатом введения санкций.

Есть ли у Америки инструменты для давления на Путина? Да, безусловно. Использует ли Америка эти инструменты? Абсолютно нет. Изменится ли эта политика после прихода в Белый дом нового президента? Да, однозначно изменится, потому что и Конгресс, и Сенат Соединенных Штатов настроены по отношению к России гораздо жестче, чем президент Обама. Новый президент придет в Белый дом 20 января 2017 года. Путин эту дату очень хорошо знает. Все, что Путин делает, вся нынешняя политика Путина, имеет определенный срок годности», – считает историк.

А пока Фельштинский не берется предсказать дальнейшие действия Владимира Путина. Скорее всего, говорит он, мы услышим о его планах в Украине во время Генассамблеи ООН в Нью-Йорке.

«Сентябрь, как мне кажется, очень опасный месяц, так как традиционно именно в августе-сентябре Россия начинает активные военные действия. Россия обычно нападет на кого-нибудь в летний, теплый период. Поэтому может оказаться, что до конца сентября мы станем свидетелями каких-то глобальных изменений в российской политике. Не думаю, что эти изменения будут лучшими для мира. Но во всех случаях Путин будет или подводить итог своей украинской политике, начатой в марте 2014 года, или он объявит о новом этапе в этой политике. Пока, я считаю, Россия взяла курс на общее нагнетание ситуации в мире по всем возможным направлениям – в сирийском вопросе, где Россия имеет возможность нагнетать, в иранском и в украинском вопросе», – говорит Юрий Фельштинский.

Пока Путин, по его мнению, не готов отказаться от идеи возрождения некоего подобия Советского Союза.

Время работает против Путина и, безусловно, в пользу Украины
Юрий Фельштинский

«Реальность оказалась более жесткой, чем он рассчитывал. В марте 2014 года он надеялся, что до октября 2014 года он сможет взять контроль над Украиной. А дальше уже будут смотреть, есть ли условия для дальнейшего наступления, в первую очередь, в страны Балтии. Этого не произошло. Он уже полтора года вязнет в Донецке, Луганске и не может никуда продвинуться, потому единственная альтернатива для этого наступления – это большая война, то есть наступление по нескольким направлениям, удары по нескольким украинским городам, в том числе и по Киеву. Но на эту большую войну с Украиной он пока не может решиться. В таком случае время работает против Путина и, безусловно, в пользу Украины», – утверждает историк.

По словам Фельштинского, Европа тоже не ввела серьезных санкций против России. Там надеются, что российско-украинская война «рассосется сама собой, а потом все сделают вид, что и войны, собственно, не было, а так – какое-то внешнеполитическое недоразумение». Однако, утверждает он, в ЕС, в том числе во Франции и Германии, не пойдут на любые уступки Путину, чтобы избежать войны.

«Есть предел уступкам в Европе? Есть, и эта граница была обозначена давно, в том числе Германией и Францией. Никто не позволит России захватить Украину и войти в Прибалтику. Это понятно. Неясно, где границы между войной и миром. Такое положение, как сейчас, может длиться вечно. Устраивает это Европу? В какой-то мере устраивает. Войны нет. Есть медленное кровопускание в Восточной Украине. Готов ли Путин согласиться? Готов. Это для него лучше, чем открытая капитуляция. Такая ситуация на Востоке Украины, как сейчас, продлится еще какое-то количество лет», – прогнозирует Юрий Фельштинский.

Война в Украине, которая унесла тысячи жизней, а более миллиона человек сделала беженцами, стала платой Европы за нежелание видеть российский режим таким, каким он является на самом деле

Война в Украине, которая унесла тысячи жизней, а более миллиона человек сделала беженцами, стала платой Европы за нежелание видеть российский режим таким, каким он является на самом деле. А для Украины это оказалось ценой за свой цивилизационный выбор, считает историк.

«Такой ценой Украина стала национальным европейским государством, чего до марта 2014 года не было. Каждый раз, когда в Украине были выборы, всегда была раскладка 50 на 50. Украина не могла понять, кто она и с кем – с Европой или с Россией. И вот такая опасная раскладка 50 на 50 теперь уже была ликвидирована Путиным. Выбор, который сделала Украина, – не в сторону России. Этот выбор, конечно, в сторону Евросоюза. И в этом плане Путин помог Украине осознать себя как национальное государство», – верит Юрий Фельштинский.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG