Доступность ссылки

Без Украины Россия будет авторитарной, более азиатской – российский эксперт


Европа должна предложить России общую повестку дня, если хочет иметь безопасного и демократического соседа. Об этом в интервью заявил руководитель российского Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. По его мнению, Европа всегда придумывала для России непонятную форму взаимодействия, которая изначально была обречена на провал.

Выступая на конференции YES в Киеве, Владислав Иноземцев посоветовал западным политикам подумать о «постпутинской стратегии» в отношении России. Радіо Свобода решило расспросить исследователя подробнее о том, какой бы она должна была быть.

Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев

– У Европы действительно нет единой стратегии в отношении России. Потому что, когда европейцы говорят, что Путин сделал что-то не так или что-то не то, что-то им не нравится, хочется спросить: уважаемые европейцы, а чего бы вы хотели? Какой вы хотите видеть Россию? Когда я слышу, что мы хотим видеть ее демократической, мирной, рыночной и т.д. – это, извините, ни о чем. Россия все-таки – огромный сосед Европейского союза, страна с очень сложной историей и настоящим, которое сложно прогнозировать, и такими же политиками. Если вы хотите быть в безопасности, то надо понимать, что у вас для России должна быть какая-то повестка дня.

Я могу ошибаться, но мои друзья в Польше, в странах Балтии говорят одно и то же – что эти страны стали нормальными, только когда вступили в ЕС. К тому моменту борьба с коррупцией, нормальная управляемость – об этом можно было говорить и пытаться делать, но достичь было невозможно. Только инкорпорирование дало нормальный результат.

С Россией происходит то же самое. Вы, не имея никакой стратегии, не имея никакого понимания того, как Россию можно привлечь, надеетесь, что она будет нормальной европейской страной. Не будет. Моя точка зрения: Европа должна сформулировать, чего она ждет от России и что ей предлагает.

Европа постоянно придумывала для России какие-то форматы взаимодействия, которые сразу дают России понять, что из этого ничего не получится

И это не должно быть что-то абстрактное. В чем была главная ошибка европейской стратегии в отношении России в последние годы? Всегда для России придумывали какой-то странный, непонятный формат. В свое время восточноевропейские страны получили приглашение вступать в ЕС – России этого не предлагали, никакой повестки дня не было. Затем было соглашение о партнерстве и сотрудничестве, подписанное в 1996 году, – первые такие договоренности, до того ничего такого не было, то есть опять что-то придумали специально для России. Затем была политика соседства, в которую Россия также не попала, потому что она там не хотела быть на уровне с какой-то Македонией и другими. Затем – «партнерство ради модернизации», тоже совсем непонятная формула. То есть Европа постоянно придумывала для России какие-то форматы взаимодействия, которые сразу дают России понять, что из этого ничего не получится.

– И каков оптимальный формат? Такой, при котором конечной целью будет интеграция в Евросоюз?

– Вспомним политику Советского Союза на международной арене времен Андрея Громыко (министра иностранных дел СССР в 1957-1985 годах – КР). Это была так называемая идеология борьбы за мир. Советский союз предлагал много различных инициатив, на которые Запад никогда не согласился бы. В итоге, «оплеванным» выходил Запад, в Англии проводили демонстрации против американских ракет, а Советский Союз был неким главным гарантом мира в мире. Это была четко просчитанная стратегия.

Мне кажется, было бы нормально, если бы Европа предложила России членство в ЕС. Это предложение изначально надо было обставить таким образом, чтобы Россия его наверняка отвергла. А это было бы сделано, потому что Путин ни с кем не хочет делить свою власть. Но таким образом, вся ответственность была бы на России. То есть вы говорите: уважаемый президент Путин, дорогие россияне, осознавая важность России, то да се, мы приглашаем вас вступить в Европейский союз. Путин отвечает: нет. И европейцы теперь могут говорить: мы же их приглашали, почему они говорят, что мы их не приглашали – это они не хотят. Лавров тогда не смог бы рассказывать, что Европа, мол, нас не ждет. Надо перебросить мяч на ту сторону.

Турция ведет переговоры с 60-х годов, она не член ЕС, но она более европейская, чем была в 60-е годы. Господа, делайте то же с Россией

Представим, что Россия говорит «Окей». Отлично, тогда – acquis communautaire (правовая система ЕС, совокупность общих прав и обязательств, обязательных для исполнения всеми странами-членами – КР), вот вам – 80 тысяч страниц, принимайте, воплощайте. Турция ведет переговоры с 60-х годов, она не член ЕС, но она более европейская, чем была в 60-е годы. Господа, делайте то же с Россией.

– «Власть – от Бога, Бог – от власти» – ваша статья, написана еще в 2011 году (в России внесена в перечень «экстремистских материалов» – КР). В то же время в ней вы еще тогда обозначили опасность, грозящую российскому обществу в случае, если власть и Русская православная церковь будут все больше взаимодействовать. Сейчас мы видим ситуацию, когда в России власть и церковь связаны очень сильно. В чем вред, прежде всего, для общества от такого взаимодействия?

– Я бы не переоценивал масштаб угрозы. Церковь сейчас – просто еще один отдел пропагандистского аппарата. Не думаю, что это грозит чем-то большим, чем просто поддержкой путинского «месседжа» о России как «третьем Риме», новой империи.

– То есть это чисто пропагандистская поддержка режима?

– Абсолютно, в том смысле, что есть люди, на которых может действовать пропаганда об «украинском фашизме», с которым мы якобы боремся, на кого будет действовать пропаганда о том, что против нас, мол, вооружился Запад и мы сопротивляемся, на третьего будет влиять тезис о том, что мы – «хранители православных ценностей». Это будут различные социальные группы, которые в итоге через различные «месседжи» будут приходить к тому, что Путин – выдающийся, а Россия озарена святым лучом.

– «Без Украины Россия растворится в Азии» – название еще одной из ваших публикаций, совсем недавней. Что вы имеете в виду под этим заголовком?

Россия формировалась как три центра: Киев, Новгород и Владимир. Поэтому когда Путин говорит, что в Херсонесе, мол, крестился князь Владимир – это сильная реминисценция того, что он понимает

– Эта статья такая несколько философская, я не настаиваю на всех изложенных тезисах, может, некоторые из них не до конца обоснованы. Мне кажется, Украина (или же то, что было на месте так называемой киевской ветви русской цивилизации, хоть это и звучит несколько неполиткорректно здесь, в Украине), безусловно, была самостоятельной, автономной, полноценной в соотношении с московской ветвью. Возможно, она даже была предшественницей московской цивилизации. Россия формировалась как три центра: Киев, Новгород и Владимир. Поэтому когда Путин говорит, что в Херсонесе, мол, крестился князь Владимир – это сильная реминисценция того, что он понимает: именно отсюда началось это развитие. Терять Украину для него очень болезненно, потому что он понимает, что в определенной степени здесь эти истоки русскости.

Москва была второй производной от Киева, в домонгольские времена. Затем ее захватили монголы, было мощное азиатское влияние. Сейчас Украина могла бы уменьшить азийскость России, если бы они были вместе. Без Украины, без этого прагматического европейского подхода, который вы (а он сформировался в украинцах за века, потому что украинцы всегда думали, с кем они – с Россией или с Польшей или с Литвой или с Европой в целом)... Вы всегда были гибкими в своем мышлении, а в России слишком доминирует имперскость. Украина бы постоянно провоцировала сомнения в этой имперскости. Без этого Россия будет авторитарной, более азиатской – не по этническому составу, а по культуре, в том числе и политической.

– Разве азийскость – это плохо?

– Я считаю, что да. Плохо, когда та или иная культурная общность начинает искать себе искусственные, вымышленные политические пути. Понятно, что я не хочу указывать нашим братьям-узбекам, как им управлять своей страной. Но история Узбекистана очень отличается от истории России. В последние 200-300 лет Россия была вполне европейской страной. Почему мы сейчас должны терять это наследие и искать приключений в Китае? Я не совсем понимаю. Тем более, нам там никогда ничего успешно не удавалось.

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG