Доступность ссылки

По дороге на блокаду Крыма


Центром продовольственной блокады Крыма стал поселок Новоалексеевка, в котором традиционно расположен рынок, где фермеры разгружали бахчевые, овощи и фрукты. За день до этого региональный Меджлис организовал автобус для всех желающих поехать на Чонгар.

– Вы, крымские татары, не хотите воевать, только акции собираете, – возмущенно произнесла жительница поселка в беседе с женщиной, которая ждала отъезда на «границу». – Я вас не поддерживаю.

Среди тех, кто выехал, были не только крымские татары, но и украинцы. «Украинцы» в данном контексте не совсем уместно, ведь сами крымские татары ехали «возвращать наш Крым в нашу Украину».

Всех прибывших Чонгар встречал разнообразием флагов: национальных украинских и крымскотатарских, Самообороны Майдана и Правого Сектора. Сам ПС занял старое помещение недалеко от КПП. Облетевшая штукатурка стен и отсутствие окон у дома не стали препятствие для его «оккупации».

– Нельзя – ответил один из бойцов ПС, – кто сюда пропустил? – соблюдая давно сложившиеся правила событий Майдана – дисциплины и самоизоляции – дежурный сосредоточенно определяет «своих».

Вдали от базы на пропускном пункте Мелитопольский «Правый Сектор» контролирует въезд и выезд транспорта. Максим Оришин, заместитель руководителя региональной ячейки ПС, говорит, что целью присутствия его побратимов является желание помочь инициативе крымскотатарского населения, которое хочет блокировать полуостров. Весь ПС здесь в качестве поддержки братскому народу и пробудет на каждом из постов столько, сколько будет нужно.

Ближе к полудню на самоорганизовавшийся митинг собираются гражданские и военные. Имам произносит молитву перед началом блокады. После тишина разрывается популистскими лозунгами главы Генической районной государственной адмиминистрации Александра Воробьева, который за день до блокады интересовался, не будут ли активисты Правого Сектора повторять сценарий Мукачево, ведь для него рабочее место очень важно. Слова Воробьева митингующими воспринимаются скептически и с легкой улыбкой.

Мирная акция хорошо подкреплена технически:

– Более 100 правоохранителей обеспечивают периметр. Готовы ко всему, и к провокациям, и к прямому наступлению противника, поэтому батальон МВС «Херсон» в полной боевой готовности выдвинулся на позиции и сейчас окапываемся для того, чтобы у нас была возможность реагировать на любую сложившуюся ситуацию, – комментирует Илья Кива, замначальника УМВД в Херсонской области.

После объявления блокады добровольцы, активисты и ресурсы равномерно распределяются на все три контрольно-пропускных пункта: Каланчак, Чонгар и Чаплинка. Каланчак встречает самой большой выстроившейся в два ряда очередью загруженных машин. Водители, привыкшие к многочасовому простою (ведь подобные пробки были и до блокады), занимают импровизированные столики придорожных кафе и заказывают сочные овощные салаты и кебабы.

– Давай, проходите, 3 фуры.

– Они пустые?

– Зачем пустой фуре ждать под солнцем своей очереди? Конечно заполнены.

Пока трое первых водителей заводят моторы, остальные, свесив руку через окно, всматриваются куда-то в степь, которая приносит прохладный ветер залива.

Приехав в Чаплинку, можно встретить знакомые лица украинского парламентаризма – Игорь Луценко и Владимир Парасюк активно вступают в диалоги и разворачивают фуры, направленные в Крым. Но среди желающих проехать есть не только те, кто молча разворачивается и уезжает, но и те, кто пытается разобраться в сути происходящего, обвиняя Порошенко с одной стороны и Путина – с другой, забывая о тех, кто находится на аннексированном полуострове.

Но и ночью жизнь «на посту» не останавливается: в Каланчаке готовят плов и вспоминают Майдан, который так же запомнился запахами крымскотатарского плова из огромного казана в самом центре Киева; в Чонгаре среди потухшего в ночной мгле рынка виднеются длинные вязки сушенной рыбы и банки красной икры (которую шутя называют «икра лососевая из глубоких Джанкойских рек»); а в Чаплинке все так же спорят, куда увозить привезенные грузы, ведь через несколько дней все километровые очереди продуктов будут испорчены и кто-то не получит свой гонорар за привезенные товары. Бизнес и патриотизм в этом случае несовместимы, но и необходимый диалог, который бы мог выработать совместную стратегию достижения целей блокады, не состоялся.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG