Доступность ссылки

Иван Ленский: Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!


Очередь в Пенсионный фонд в Керчи, 30 января 2015 года

В аннексированном Россией Крыму у меня остались родственники. Уезжать они не собираются – возраст не тот, да и, проживши всю жизнь на полуострове, перебираться куда-либо проблематично по множеству причин. Тем более, что мой род живет там вот уже пять поколений, мой прапрадед перебрался туда еще до рождения основателя советского государства. Поэтому приходится помогать – пенсии для того, чтобы прожить на полуострове, явно недостаточно.

Помогал я и при Украине. В среднем 100-150 долларов в месяц. Проблем с пересылкой никаких не было – либо банковский перевод, либо Вестерн Юнион. После оккупации Крыма родственники заявили, что больше помогать им не надо, так как «пенсию теперь платят достойную». Правда, продлился их экстаз недолго: уже через несколько месяцев прозвучала просьба о помощи. Я бросился искать пути отправки денег, но не все оказалось просто: Вестерн Юнион закрыл свои представительства в Крыму, а банки отказались переводить туда деньги. Пришлось искать обходные пути: сперва отправлять деньги тетке, которая живет в Санкт-Петербурге, и просить ее переслать наличность в Крым. Этот путь пока работает, а вот что будет, если России перекроют СВИФТ, я не знаю.

Последнее время просьб о помощи стало больше. Говорят, что цены выросли настолько, что даже на украинскую пенсию продуктов купить можно было больше. Если раньше 100-150 долларов помощи в месяц было, как говорится, «выше крыши», то теперь уже приходится посылать 200-300.

Я на своем кошельке начинаю чувствовать, как «увеличились» пенсии в Крыму

Мне не жалко. Родственники есть родственники. Родную кровь не бросишь, от себя последнее оторвешь, но поддержишь. Просто я на своем кошельке начинаю чувствовать, как «увеличились» пенсии в Крыму. Если в пересчете на мясо украинская пенсия, грубо говоря, равнялась 23-28 килограммам мяса, то российская «тянет» только на 17-20.

В последнем телефонном разговоре я услышал очень тревожное, с моей точки зрения, слово. Родственница вдруг сказала мне: «Мы тут сыром себя побаловали». Вот это «побаловали» меня крайне насторожило. С какого это перепугу сыр вдруг стал роскошью? Я не удержался и спросил, что там у них происходит.

«Дорого все стало. Очень. Дешевые продукты покупать просто не имеет смысла – качество ужасное. Цены на все растут, в магазин заходишь – и страх берет».

Если раньше он снимал за 800-1000 гривен в месяц, то теперь приходится платить 12 тысяч рублей, то бишь 4 тысячи гривен

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день – пенсию подняли так, что кушать теперь меньше приходится.

Другому родственнику тоже пришлось увеличить помощь. У него непростая ситуация, из-за развода лишился жилья, и теперь приходится снимать. Если раньше он снимал за 800-1000 гривен в месяц, то теперь приходится платить 12 тысяч рублей, то бишь 4 тысячи гривен. Если раньше он снимал без моей помощи, то теперь мне ему надо помогать. Выхода из сложившейся ситуации он не видит – купить жилье на его заработки нереально, в России ведь люди никому не нужны: нет ни социального жилья, ни программ помощи малоимущим. В Украине, надо отметить, тоже с этим не очень просто, но при ней хоть снять жилье недорого было, а теперь приходится платить по полной.

Увеличение пенсий оказалось сыром в мышеловке – поднять-то их подняли, только купить на них меньше чего можно стало.

Приехать в Крым и помочь родственникам я тоже не могу: добраться можно только через Москву, а это значит незаконный переход границы. Можно, конечно, через Киев, но это связано со сложностями, и по моему украинскому паспорту я могу там находиться только 90 дней, а чувствовать себя иностранцем у себя на родине не особо хочется. У китайцев, кстати, есть специальная виза, по которой бывший житель Поднебесной может приезжать в Китай и жить сколько ему вздумается, но российские власти ведь об этом не задумались. Знаю множество крымчан, которые оказались в сходном со мной положении: если раньше они могли возвращаться на родину, когда им вздумается, и жить там сколько угодно, то теперь – только 90 дней. Крымчане, проживающие в Израиле, даже обратились к «пересиденту» Путину с просьбой выдать им российские паспорта, но их просьбу «пересидент» всея Руси просто проигнорировал. Это неудивительно: реальной заботой о соотечественниках Россия ведь никогда не отличалась.

Сейчас началась продуктовая блокада Крыма, дело нужное, но акция запоздалая. Ее надо было в марте 2014 года начинать

С нетерпением жду, когда закончится оккупация полуострова. В том, что это рано или поздно произойдет, не сомневаюсь: исторически от России Крым ведь всегда ускользал. На своем опыте могу сказать: даже ватники начинают прозревать. Сейчас началась продуктовая блокада Крыма, дело нужное, но акция запоздалая. Ее надо было в марте 2014 года начинать. О поставках электроэнергии из Украины просто промолчу: это ни в какие ворота не лезет. Бояться того, что крымчане возненавидят Украину, не стоит: в 1941-1944 годах все прекрасно понимали, почему не поставляют продовольствие. Поймут и сейчас. А ватникам нехватку продовольствия вполне заменит телевизор: будут смотреть, как божество через экран их кормит тремя хлебами. Камней с неба должно быть предостаточно, а новая родина их предоставит в изобилии, вот в этом можно совершенно не сомневаться.

Иван Ленский, американский блогер, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG