Доступность ссылки

Субъекты и объекты крымской блокады


Палаточный городок на "крымском майдане" во время гражданской блокады Крыма

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

«Послушайте! Ведь, если звезды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно?» писал более ста лет назад Владимир Маяковский. Перенося строчки поэта на политическую плоскость, понимаем, что, если происходит какое-либо действие, значит, в нем кто-то заинтересован. Так и с блокадой Крыма, в которой есть заинтересованные лица – субъекты процесса, и, собственно, объект – Крым, а точнее его жители, которым дали возможность поверить в их судьбоносность только на «референдуме», четко объяснив после, кто же все-таки в доме хозяин.

Товарная или продуктовая блокада Крыма, а точнее акция крымских татар по блокированию поставок украинских товаров на оккупированный полуостров оказалась выгодна многим. Но наибольшие дивиденды, на мой взгляд, получит украинская власть, которая, «загребая жар чужими руками», сможет решить сразу несколько задач. Ведь не случайно Мустафа Джемилев намекнул, что президент и премьер Украины поддерживают блокаду.

Время для блокады как для политической акции выбрано довольно удачно. Во-первых, она началась фактически накануне сессии Генассамблеи, на которой собирается выступить сам Путин, предложив мировым лидерам ориентиры нового мироустройства. А тут ему напоминают о Крыме, который, как ни крути, но часть Украины. И о крымских татарах как о коренном народе, имеющем право на национальное самоопределение, которого Путин, в отличие от Украины, им дать не может – «русский мир» не поймет.

На фоне разочарований украинского социума в политике президента Петру Порошенко необходимо подтянуть рейтинг

Во-вторых, через месяц в Украине пройдут местные выборы, и на фоне разочарований украинского социума в политике президента Петру Порошенко необходимо подтянуть рейтинг, да и лишний пиар никому не помешает. Ну и, наконец, не будем забывать дедушку Маркса, который во всем искал экономические корни. В нашем случае, думаю, тоже есть экономическая составляющая – свободная экономическая зона, созданная для урегулирования проблем для бизнеса на переходном этапе оккупации, сегодня превзошла все ожидания – торговля с Крымом (а точнее с Россией через оккупированный полуостров) возросла в несколько раз. Теневые схемы и баснословные прибыли вызывают праведный гнев не только общественности, но уже и раздражают власть имущих, особенно на фоне борьбы с коррупцией, которая для западных доноров является лакмусовой бумажкой украинских реформ. Договориться полюбовно с бизнесом, видимо, не всегда получается, поэтому приходится использовать другие методы.

Таким образом, блокада стала своеобразным инструментом для решения внутриполитических задач. При этом перенос субъектности на общество, а точнее на крымских татар как организаторов блокады, позволяет украинской власти «убить двух зайцев».

Во-первых, государство дистанцировалось от блокады, а вся ответственность вместе с негативом ложится на инициаторов и исполнителей – крымскотатарских активистов и «Правый сектор». И если последним вряд ли стоит чего-то опасаться – «зеленые человечки» спасли Крым от них еще полтора года назад, то крымским татарам на полуострове можно ожидать если не репрессий со стороны оккупационной власти, то, по крайней мере, усиления ненависти со стороны «русского мира». Конечно, акцию в любой момент можно прекратить, сославшись на эти самые репрессии и обеспокоенность судьбой соотечественников на оккупированной территории.

Украинской власти необходимо продемонстрировать обществу результаты этой блокады

Во-вторых, украинской власти необходимо продемонстрировать обществу результаты этой блокады. Никто не сомневается, что достичь целей в виде освобождения политзаключенных или лояльной политики оккупационной власти на полуострове по отношению к крымским татарам вряд ли удастся. Но отменить закон о СЭЗ, продемонстрировав силу гражданского общества и верность нынешней власти идеалам Майдана, вполне возможно.

Иными словами, блокада Крыма – политическая акция, в большей степени рассчитанная на внутреннего украинского потребителя, а точнее избирателя. Это отчетливо видно по реакции крымской «власти», которая успела подготовиться к анонсированной заранее блокаде, загрузив склады магазинов и рынков украинской продукцией – за неделю до начала акции в Крым только картофеля завезли в два с половиной раза больше обычного. Поэтому продуктовая блокада будет иметь свой первоначальный смысл как экономического давления только в том случае, если она продлится несколько месяцев и будет подкреплена иными шагами – например, отключением полуострова от электричества, на что уже намекает Рефат Чубаров. Но здесь уже общественная инициатива не поможет – «рубильник» может выключить только государство, а у него договор и обязательства.

Скорее всего, акция продлится недолго и станет лишь предметом определенного торга между властью и бизнесом, между Украиной и Россией, а крымчане, как обычно, будут играть роль статистов в этой политической игре. Но это вполне закономерно – получить субъектность сверху от доброго барина нельзя, а большинство жителей Крыма иных способов не знает.

Елена Сергеева, крымский историк и политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG