Доступность ссылки

Леонид Кравчук: Идея определить Крым как национально-этническую автономию – правильная


Первый президент Украины Леонид Кравчук и в свои 80 лет сохраняет острый ум и политическую активность. К его советам прислушиваются действующие политики, его активно приглашают масс-медиа. В интервью Крым.Реалии Леонид Кравчук одобрительно отозвался о «гражданской блокаде» Крыма, рассказал о том, как передавался полуостров Украинской ССР, и поддержал создание в Крыму национальной автономии крымскотатарского народа.

– Уже неделю продолжается гражданская блокада Крыма, блокируется доступ продовольствия на полуостров. Как вы относитесь к этой инициативе крымских татар?

– Я думаю, что крымские татары, поступили так, исходя из объективной ситуации, которая сложилась в Крыму. Ну, во-первых, Крым оккупирован? Оккупирован. Но он не только оккупирован, он еще и аннексирован. То есть фактически против норм международного права Россия присоединила к себе Крым. Эти действия не признаны мировым сообществом. В Крыму находятся оккупанты, войска, государственные структуры. Формально за Крым отвечает Россия. И вот при всей этой ситуации Украина кормит Крым. Я не могу сказать, на сколько процентов, но кормит оккупантов. Мне говорят: «Нет, это же люди!» Я понимаю. Но заигрывать с людьми нельзя. Люди голосовали за это. Да, на штыках, но голосовали. Я знаю некоторых людей, не всех, но есть, которые счастливы от того, что Крым «присоединен» к России. Поэтому я поддерживаю (гражданскую блокаду – КР). Заигрывать ни с кем не надо, надо быть честными и объективными. Людям надо говорить правду. В мире нет пока прецедента, чтобы страна, часть которой оккупировали, кормила ту часть, которую аннексировали. Поэтому мы должны действовать в соответствии с международной практикой. Построить на границе специальные объекты, оптовые рынки – пожалуйста, приезжайте из любого района. Покупайте, оставляйте деньги в Украине – они поступают в бюджет. Нас оскорбили, у нас забрали территорию, нас поставили на колени, а теперь еще и говорят: кормите нас. Крымские татары терпят там особые унижения – их сажают за решетку, их подвергают силовым методам воздействия, моральным, психологическим. А это коренной народ Крыма. И без мнения крымских татар, повторяю, коренного народа Крыма, нельзя ничего решать. И я считаю, что это правильная позиция крымских татар.

Леонид Кравчук о проблемах Крыма (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:14:20 0:00

– Как вы думаете, насколько эффективной будет эта блокада? Ведь основное требование крымских татар прекратить нарушение прав человека на полуострове российскими властями. Как думаете, поможет блокада?

– Я не думаю, что Россия прекратит нарушать права человека. И не только в Крыму. Это, по сути дела, агрессивная диктаторская власть. Они ведут агрессию против Украины: в Донецке и Луганске около 10 тыс. российских войск, оружие, диверсанты, наемники. Это не просто уже нарушения прав, это убийства людей. Исповедуя политическую философию, состоящую из двух частей – «русского мира» и единой конфессионной территории, – они (российское руководство – КР) ведут фактически войну против всех, кто против этой философии. Это больше, чем нарушение прав человека, это война. Поэтому я никогда не поверю, что Россия и российские войска, российская власть, находящаяся в Крыму, может поменять политический курс с диктаторского на демократический.

– Как вы думаете, что должна делать Украина как государство, чтобы вернуть полуостров?

– Украина, во-первых, должна себя вести достойно и взвешено. Не надо бояться, что нам скажут, что мы лишаем людей продуктов. Те главные вопросы: электричество, вода и другие, которые идут из Украины, – никто это прекращать не будет, потому что мы понимаем, что это жизнь людей. Мы должны строить свою украинскую жизнь демократически. И предложить, соответственно, Крыму как форму поведения центральной власти схему, которая дала бы Крымской автономии жить более независимо от центра, решать свои вопросы так, как позволяет законодатель, как позволяет возможность самого Крыма и их власть, построенная на украинских законах.

Второе и третье – постараться сделать Украину лучше, демократичнее, богаче и красивее, чем Орловский, Курский, в данном случае и Крымский регионы (России – КР). Это будет очень убедительный пример: если дать человеку свободу, дать демократию и дать ему возможность использовать свои таланты, свои ресурсы, свою землю, – он всегда будет жить и свободнее, и красивее, и богаче.

Но есть вопрос, который не зависит в данном случае от нас, который зависит от России. Есть санкции, и они будут ужесточаться. В России вскоре возникнет очень много вопросов, которые ей нужно будет решать. Причем если в вопросы включается социальная масса людей, то они приобретают вид накатывающейся волны. И может случится такое – во что я тоже верю, – что Россия будет заниматься своими внутренними проблемами и ей будет не до Крыма.

Я видел, как жили люди, которые переехали в Крым из Курской, Орловской и других областей. Они ходили, извините за выражение, опухшие

Я один из тех, кто знает, как решался вопрос передачи Крыма. Это, знаете, такая иллюзия, что Украина просила, а ей не давали, и вот пьяный Хрущев что-то кому-то отдал. Я был в Крыму до этого решения и был после, в 1953-м и в 1955-м. Я видел, как жили те люди, которые переехали в Крым из Курской, Орловской и других областей. Они ходили, извините за выражение, опухшие. Потому что москиты, которых они там в России не видели, их заедали просто. Они ходили и плакали: «Заберите нас отсюда. Бульба не растет, того нет, сего нет». А там еще и особая структура сельского хозяйства. И Хрущеву писали постоянно письма: «Заберите нас отсюда». Тогда Хрущев берет Аджубея (Алексей Аджубей, советский журналист, зять Никиты Хрущева – РК) и едет в Крым. Его там встречают массы людей, слезы, плач, «заберите нас от сюда». Он, не останавливаясь в Крыму, приезжает в Киев (есть протокол). Тогда секретарем компартии Украины был Алексей Кириченко. Он заходит к нему в кабинет и говорит: «Мы тут посоветовались, – это у него фраза была такая «мы тут посоветовались», – и мы считаем, что Украина должна забрать Крым себе». Кириченко говорит: «Я не могу». Потому что он понимал, что такое забрать Крым. Это колоссальные деньги. Тогда он садит с собой на поезд Кириченко и везет его в Москву. И политбюро Центрального комитета КПСС принимает решение о передаче Крыма Украине. Это решал Верховный Совет РСФСР, это решал Верховный Совет Украины, президиум и Верховный Совет СССР. То есть по тем временам, это были совершенно законные нормальные решения. И никто не передавал Крым по просьбе Украины. Крым передали Украине против воли украинской власти. И за эти годы Украина вложила в Крым более 100 миллиардов долларов. Построили дороги, каналы и так далее. Чего Россия никогда не могла сделать. И сейчас не сможет сделать. Хотя, скажу честно, я хотел бы, чтобы Крым жил лучше, но, как говорится, «не по Ваньке шапка».

А как вы относитесь к инициативе создать в Крыму крымскотатарскую национальную автономию, и была ли возможность создать ее в первые годы украинской независимости?

Я считаю, что идея определить Крым как национально-этническую автономию, а не территориальную заслуживает внимания

– Была, была такая идея, я, помню, ездил туда, встречался. Ну, во-первых, тогда (в начале 1990-х годов – КР) там не было еще такого количества крымских татар. Они еще не определились тогда с условиями жизни и быта в Крыму. Земля, распределение людей по регионам… Не было тогда еще такой возможности. И во-вторых, люди еще не были готовы к этому. Я думаю, что и сами крымские татары не были готовы. Сейчас, они увидели, в каком положении находятся и какую негативную роль вновь играет против них Россия, как тогда Советский Союз, чье руководство выселило их из Крыма, погубив тысячи людей. Сейчас я считаю, что идея определить Крым как национально-этническую автономию, а не территориальную заслуживает внимания. Это надо изучить, как это сделать, как к этому отнесется международное сообщество, и предложить такую схему. Я считаю, что это будет правильно.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG