Доступность ссылки

Кризис мигрантов. «Европейская осень» после «крымской весны»


Венгрия

Cпециально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

До весны прошлого года ЕС находился в сладкой полудреме. Сытую, размеренную жизнь европейцев не смог толком взбудоражить даже мировой финансовый кризис. ЕС потихоньку вбирал в себя все новых и новых членов, даже не замечая, как союз ценностей планомерно становится клубом по интересам. Как только интересы рядя членов клуба были затронуты, начались проблемы.

Настоящими носителями европейскости в отношении к украинско-российскому конфликту стали немцы и французы. Прибалтийские страны, скандинавы и Польша тоже активно поддержали Украину, однако в их случае присутствовал еще и страх стать следующими при наступлении «русского мира». Германия и Франция были главными странами, кому агрессия России напрямую не угрожала, при этом санкции серьезно задевали интересы их корпораций. Принципиальные решения приходилось буквально продавливать. С большим трудом, но в этом испытании Европе все же удалось сохранить единство. Украинцы в адрес европейцев направили много жесткой критики, причем порой выпады были на грани. Чего стоит только злобный троллинг Меркель украинской аудиторией Facebook. Однако пример Британии, которая являлась гарантом украинской безопасности, в соответствии с Будапештским меморандумом, но по факту просто самоустранилась от проблемы, показывает, кто в ЕС является истинным носителем принципов. И на кого Украине нужно равняться.

Время показало, что испытания Евросоюза на прочность только начинались с наступлением «крымской весны». Кризис с наплывом мигрантов становится настоящей «европейской осенью». Страны вновь разделены на тех, кто за европейский подход, и тех, кто за собственные интересы. Принципы говорят, что проблему беженцев нужно решать на основании собственных европейских правил предоставления убежища и базовых прав человека. Собственные интересы диктуют желание отгородиться от беженцев заборами, армией, чем угодно, лишь бы не решать проблему по существу.

Великобритания уже традиционно сделала вид, что общевропейские проблемы ее не касаются

Во время прослеживания европейских медиа-сводок контраст между «старой Европой» и странами Центральной и Восточной Европы просто режет глаза. Сначала читаешь про усилия Германии и Швеции по адаптации и расселению мигрантов, про меры по противодействию агрессии и шовинизма в быту и социальных сетях. Вот он, казалось бы, европейские подход. Однако идущие следом новости про восточных европейцев сразу заставляют усомниться, а не случайно ли эти страны оказались в ЕС? Агрессивный настрой в медиа, отряды по вылову нелегалов и упорное нежелание этих стран присоединяться к решению общей проблемы. Великобритания уже традиционно сделала вид, что общевропейские проблемы ее не касаются. Пожалуй, этой стране действительно лучше принять волевое решение и покинуть Союз, который по всем признакам ей стал слишком обременителен.

В Украину мигранты по понятным причинам не едут, во всяком случае массово. Однако, если допустить такую гипотетическую возможность, мало сомнений, что страна пошла бы по примеру Венгрии, Польши и других восточных европейцев. Украинские города столкнулись с проблемой переселенцев, своих же сограждан, людей, воспитанных на том же языке и в той же культурной среде. И нельзя сказать, что власть и народ выдержали это испытание с честью. Пока власть делает вид, что она что-то делает для решения проблем переселенцев, пока главной политической целью (пока только негласной) является строительство непреодолимой стены вдоль границы с оккупированными территориями, а арендодатели в крупных городах страны интересуются пропиской при сдаче квартиры, Украина ментально, а не только географически, по восточную сторону Европы.

И это при том, что мы имеем дело с собственными же гражданами, которые страдают из-за проблем, выращенных нашими общими усилиями. Все вместе мы дружно голосовали за коррупционеров и популистов, давали взятки гаишникам, растаскивали армию.

Раскол Европы носит не столько политический характер, сколько ценностный, ментальный

Раскол Европы носит не столько политический характер, сколько ценностный, ментальный. Конфликты и противоречия за пределами ЕС и внутри его только начинают набирать обороты. «Крымская весна», которая стала первым серьезным испытанием единой Европы на прочность, постепенно становится «европейской осенью». Восстановить базовые принципы для ЕС означает сохраниться в принципе.

Украине же, которая декларирует свою полную поддержку европейских принципов, нужно сделать из кризиса мигрантов правильные выводы. Европейские принципы – это не только многомиллиардные субсидии, ровные дороги и строгие экологические стандарты. Европа – это, прежде всего, ценности. И главной европейской ценностью является человек, его достоинство, свобода, безопасность, его взгляды. Пока мы спрашиваем друг у друга прописку, дискутируем о строительстве оградительных стен, а наши сограждане жестоко избивают людей с нетрадиционной ориентацией и другим цветом кожи, мы бесконечно далеки от Европы.

Иван Сергеенко, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG