Доступность ссылки

​Измениться или умереть. Кризис дает украинцам и россиянам урок реальной экономики


©Shutterstock

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Прошла уже почти четверть века после распада СССР. За эти годы мир изменился кардинальным образом. Стал реальностью еще один этап технологической революции, уверенно стучится в дверь следующий ее этап. На мировую политико-экономическую арену уверенно вышел некогда отсталый Китай, экономики США, Германии и Великобритании идут по траектории устойчивого роста. А в Украине и России наблюдается глубокий системный кризис, который отбрасывает страны на обочину всех мировых трендов. Формальные причины спада экономики в двух странах разные. Однако суть этих явлений одна – мы до недавнего времени все еще верили в утопии, мы строили каждый свой коммунизм, не замечая, что на самом деле роем платоновский котлован.

Украина стала печальным мировым лидером среди стран, чья экономика за четверть века не только не смогла показать никакого роста, но и значительно сократилась

Можно, конечно, все объяснить, сказать, что Украина расплачивается за агрессию против себя, за утрату экономического потенциала Донбасса. Однако и перед войной страна не отличалась особыми успехами. От кризиса к кризису мы не делали для себя правильных выводов. Условный прорыв первой половины нулевых мы восприняли, как данность, хотя в действительности он было обеспечен не эффективной экономической моделью, а коротким периодом благоприятной мировой конъектуры на железно-рудное сырье. Как только цены на металлы поползли вниз под давлением кризиса, украинская экономика потерпела крах. В этом году спад ВВП страны может достичь невероятных по мировым критериям масштабов – 12%, это при росте глобального ВВП на 3%. Украина стала печальным мировым лидером среди стран, чья экономика за четверть века не только не смогла показать никакого роста, но и значительно сократилась. Янукович и война – это жестокая расплата за веру в «покращення життя» лишь за счет доброй воли правителя, «дешевый» газ и гривну по 8.

Любые перемены, прежде всего, зреют в обществе. Общественный запрос рождает реформы. Бывает и наоборот, но далеко не все странам везет с искренними реформаторами.

Можно, конечно, все удобно объяснить, сказать, что Россия стала жертвой масонского заговора, вследствие которого произошел обвал цен на нефть и появились санкции. Можно убедить себя в экономическом гении Путина и ждать, что экономику он тоже переиграет. Однако если наложить на график цен на нефть динамику ВВП России, можно заметить поразительное сходство. Коррумпированная страна, две трети экспорта которой приходится на один вид сырья, может быть успешной, но недолго. Ровно до тех пор, пока очередной умник из Силиконовой долины не изобретет новый способ добычи нефти, или не сконструирует такой аккумулятор, который сделает нефть второстепенным сырьем. В итоге Россию ожидает вероятно самый затяжной кризис за 20 лет.

Кризис – это всегда урок экономики. Кризис 2008 года напомнил миру, что нельзя слишком сильно полагаться на экспансию кредита, что кредитные циклы, простите, цикличны. И придет пора платить по счетам. Что греческая модель богатства дееспособна до тех пор, пока вам готовы давать в долг. Украинцев и россиян до недавних пор он ничему не научил. В итоге страны терпят полный крах.

Если бы кризиса 2015 года не было, и страна все еще чертыхалась в болоте с долларом по 8, его стоило бы придумать

Вспоминая 2005 год, первый после оранжевого майдана, приходит горькое осознание – если бы кризиса 2015 года не было, и страна все еще чертыхалась в болоте с долларом по 8, его стоило бы придумать. Только под сокрушительным напором нищеты и безысходности, которую создает кризис, мы наконец-то начинаем делать правильные выводы. Большинство из тех, кого принято называть третьим сектором и средним классом, уже давно усвоили урок. К сожалению, далеко не все во власти делают правильные выводы и сейчас, однако общество все сильнее пинает власть по пятой точке, требуя реальных реформ. Это путь к выздоровлению. Не быстрому, но верному выздоровлению.

У России больший запас прочности, а потому вера в нефтяной коммунизм все еще сильна. Диагноз России осложнен еще и беспрецедентной имперской истерией. Однако реальность настойчиво стучится в дверь россиян. Вот уже министр финансов заявляет, что в следующем году из резервного фонда России придется вынуть 2 триллиона рублей. С такими темпами растрат через 2 года кризиса от них не останется и следа. Силуанов – реалист и в скачок цен на нефть не верит, однако за констатацией факта, что все плохо, министр не продолжает мысль. Хотя наверняка ему известны рецепты выздоровления российской экономики, которые можно кратко сформулировать как три Р: реформы, реформы, реформы. Но его кремлевский босс явно не настроен заняться действительно полезным для страны делом. Мертворожденный проект «Новороссия» сменила новая игра с вводом ограниченного контингента в Сирию. Да и какие реформы в путинской России? Дело это сулит одни политические риски, потому как любые либеральные изменения грозят самим основам выстроенной в России политико-экономической модели.

Как не корми народ телевизионными победами, а он начинает нервничать из-за экономического поражения

Тем временем кризис коснулся уже 70% населения крупных городов. Как не корми народ телевизионными победами, а он начинает нервничать из-за экономического поражения. И Путину, конечно, очень не хочется думать, что будет после того, как резервный фонд иссякнет, а цены на нефть так и не вырастут.

Что будет, когда россияне начнут делать правильные выводы из кризиса, а власть не сможет ответить на запрос? Возможно ли пробуждение российского общества? Ответить на эти вопросы крайне сложно, потому как никто действительно не понимает его потенциал. Ясно одно – дальнейшее промедление с реальными переменами и самоизоляция ведут Россию по крайне опасной дорожке.

Иван Сергеенко, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG