Доступность ссылки

Эскендер Бариев: Без российского паспорта медицинскую помощь в Крыму не получить


Эскендер Бариев

Убийства, пытки, похищения людей, преследование журналистов, репрессии против крымских татар и украинских активистов. Кроме того, сфабрикованные уголовные дела, неправомерные обыски, ограничение религиозных свобод, принуждение к гражданству. Нарушения прав человека в Крыму фиксирует ряд международных и украинских организаций. В опубликованном в сентябре отчете ОБСЕ представлены факты системных и масштабных нарушений прав человека в Крыму. За более чем год фактического контроля России над Крымом ситуация с соблюдением прав человека на полуострове ухудшилась настолько, что Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская назвала Крым «полуостровом страха». О правах человека в Крыму, Александр Янковский говорил с членом Меджлиса крымскотатарского народа, одним из организаторов и первым координатором комитета по защите прав крымскотатарского народа Эскендером Бариевым.

Радио Крым.Реалии/ Нарушения прав человека в Крыму. Дело Ильченко
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


– Эскендер, что происходит в Крыму?

Эскендер Бариев: На самом деле происходят там постоянные репрессии, идет постоянное запугивание людей. Я как координатор комитета по защите крымскотатарского народа участвовал в заседании комиссии по пропавшим людям и предоставлял информацию по ним. Мы видим репрессии, мы видим аресты. Возьмем последние дни: военные люди в масках и камуфляже, с автоматами, оцепляют целые районы, где компактно проживают крымские татары, – и появляется страх у людей. Таким образом они пытаются запугать людей, чтобы те боялись проявить свою гражданскую позицию.

– Но многие приезжают из Крыма и говорят, что ничего такого не видят. Да, мол, там танки стоят, люди пропадают, их хватают, за руки куда-то волокут, но все равно все нормально и вроде бы жить можно.

Эскендер Бариев: Об этом пытаются говорить и российские средства массовой информации. Кроме того, официальные российские представители, когда приезжают, говорят: «А что нужно еще по защите прав человека в Крыму?». Люди там якобы могут обращаться в соответствующие структуры, но на самом деле не все так. Именно поэтому мы предоставили и в прокуратуру, и в суды информацию обо всех тех правонарушениях, которые там происходят.

То есть на самом деле в Крыму присутствует лишь формальная видимость соблюдения прав граждан?

Эскендер Бариев: Ну, конечно. Россия пытается показать, что действительно контролирует оккупированную территорию, и пытается предоставить все институты, обеспечивающие права человека. Но по факту мы видим другое, когда происходит давление на социально и политически активных людей, не согласных с оккупацией и аннексией. Поэтому здесь продолжаются репрессии и по отношению к активистам. На первый взгляд, этого пока не видно, но мы знаем много случаев.

Для многих людей понятие «права человека» – нечто абстрактное…

Эскендер Бариев: Да, когда мы видим, как увольняют с работы по национальному признаку, как человеку без российского паспорта или полиса, в нарушении 41 статьи Конституции Российской Федерации, не оказывается медицинская помощь. Есть много примеров, когда приезжает скорая помощь и отказывает в медицинских услугах. Один из них: моего ребенка, который родился 5 марта 2014 года, ни разу за год не пришла осмотреть патронажная медсестра. А когда моя супруга вызвала врача к ребенку с температурой, врач отказался оказывать помощь только потому, что у моей супруги нет российского паспорта. Это живой пример.

Это такой пример, когда права человека это не что-то эфемерное, да?

Эскендер Бариев: Да, это не просто арест или побои. Или, например, меры за какое-либо неугодное высказывание. То же самое, когда не дают человеку развивать свой бизнес, когда он не может получить медицинскую или другую социальную услугу, когда его могут оскорбить на улице – это все права человека.

У нас на связи – Заир Смедляев, глава Курултая крымскотатарского народа. Вот скажите, Заир, ваш брат, Таир Смедляев, был арестован, а затем выпущен. Он обвиняется по делу «3 мая», какая ситуация сейчас в отношении вашего брата?

Заир Смедляев: Он находится под следствием, идет судебный процесс, на последнем заседании представитель прокуратуры хотел, чтобы его заключили под стражу, так как он якобы консультирует Мустафу Джемилева и Рефата Чубарова.

Заир, скажите, какие обвинения были ему выдвинуты?

Заир Смедляев: Заир Смедляев проходит по делу «3 мая», когда крымские татары встречали Мустафу Джемилева на пункте пропуска в Армянске. Он был арестован в октябре и выпущен в декабре. В принципе, все крымские татары, которых арестовали по этому делу, после двухмесячной отсидки были освобождены. Есть еще второе дело – «26 февраля». По этому делу у нас под арестом находятся Ахтем Чийгоз и Али Асанов, и еще четыре крымских татарина были посажены по подозрению в участии в террористических организациях. Всего семь наших соотечественников находятся в местах лишения свободы, порядка десяти – под следствием или ожидают суда.

Заир Смедляев
Заир Смедляев

– Заир, скажите пожалуйста, а что говорят адвокаты? Есть ли надежда на оправдательные приговоры?

Заир Смедляев: Я скажу так: доказательная база в любом из этих дел не имеет под собой ничего существенного. Это голословные обвинения, причем по делу «3 мая» это применение насилия в отношении представителя власти. Хотя никакой власти никто никогда не представлял, даже в рамках российского законодательства, поэтому эти действия могли бы трактоваться как мелкое хулиганство. После тех сроков, которые они отсидели, должно было все закончиться.

– А что касается так называемого дела «26 февраля»?

Заир Смедляев: 26 февраля Ахтем Чийгоз как представитель межрегионального Меджлиса, а также многие другие с ним призывали собравшихся участников митинга не поддаваться на провокации, которые посыпались со стороны «Русского единства». Не поддаваться на провокации, когда оттуда полетели маты, бутылки, взрывпакеты. То есть призывали не идти на конфликт, вставали живой цепью, чтобы избежать столкновения. На всех видео четко видно, как Ахтем Чийгоз призывает успокоиться и не поддаваться на провокации. А его обвиняют. Один называет кого-то преступником, второй срочно подводит под это какие-то статьи и обвинения, а третьи пытаются придать этому безобразию и преступлению как раз-таки вид законности.

– Мы продолжаем беседу с Эскендером Бариевым. Вы должны знать, Эскендер, поданы ли по этим делам иски в Европейский суд по правам человека? Насколько нам известно, юристы говорят, что не надо дожидаться решения местных крымских судов.

Эскендер Бариев: При Министерстве юстиции Украины создано управление или департамент, который как раз-таки собирает материалы, чтобы напрямую подать иски в Европейский суд. Его возглавляет наш земляк Борис Бабин. И это важно, чтобы все случаи, о которых известно, были зафиксированы. Мы знаем, когда сровняли кафе с землей у человека в Феодосии и еще ряд случаев. Существует специальная анкета, которую нужно заполнить, и уже эта структура будет подавать иски в Европейский суд на государственном уровне. Поэтому здесь очень важно, чтоб люди сами были активными и реально заполняли анкеты. С ними будут работать профессионалы, и, насколько я знаю, уже есть определенный пакет, и этот пакет уже туда подается.

– Насколько, на ваш взгляд, ОБСЕ может эффективно влиять на ситуацию в Крыму?

Мы сможем помочь правильно заполнить анкету, связать потерпевшего с адвокатами и юристами, которые на профессиональной основе смогут обеспечить сбор информации для того, чтобы подать иск. Все делается абсолютно бесплатно

Эскендер Бариев: Во-первых, допуска ОБСЕ в Крым нет. Они там не учувствуют. Я совсем недавно видел их на Чонгаре. На приграничной территории они пытаются активно мониторить и поддерживать акцию, которая сейчас проходит. С другой стороны, как они могут повлиять на ситуацию в Крыму? Мы же знаем, какое влияние пытается оказывать Российская Федерация на ОБСЕ.

– Я задал вам этот вопрос не просто так, а с определенным подтекстом, потому что 30 сентября в Варшаве, на ежегодной конференции «Бюро демократических исследований по правам человека ОБСЕ» присутствовал господин Полонский – министр информации Республики Крым правительства Сергея Аксенова. Там выступали также украинские правозащитники, которые представляли свой доклад о нарушении прав человека. Полонский, выступив на конференции, сказал, что представляет Русскую общину Крыма, одну из старейших и влиятельных организаций Крыма, как он выразился. Полонский доказывал всем, что все, что говорилось в докладе украинских правозащитников, ложь, клевета. И вообще, на самом деле, в Крыму полное межнациональное согласие и абсолютно правовое государство. В общем, никаких претензий к Российской Федерации не должно быть.

Эскендер Бариев: Насколько мне известно, польская сторона сейчас ставит вопрос: каким же образом Полонский оказался там? Он, как раз-таки то лицо, в отношении которого должны быть применены санкции. Полонский занимает должность министра информации в оккупационной власти Крыма, как раз-таки он и способствовал тому, что нарушались права организаций и редакций – в частности, АТР и других СМИ. Поэтому этот инцидент будет рассмотрен, чтобы понять, что позволило этому представителю приехать на данное заседание.

А что касается самого отчета, то я знаком с этим документом. И этот отчет рассматривали представители ОБСЕ, они приезжали и опрашивали многие правозащитные организации, в том числе и комитет по защите прав крымскотатарского народа. Здесь была презентация этого отчета в Киеве, и они готовы дальше к сотрудничеству, чтобы мы могли дополнить и дать свои рекомендации. Мы с ними сотрудничаем. ОБСЕ – международная организация, которая должна заниматься мониторингом и обеспечивать безопасность на территории Европы, частью которой является и Украина. Мы прекрасно понимаем различные политические процессы, когда Россия пытается влиять со своей стороны и на Украину, и на ОБСЕ, и на ООН, и на ряд других международных организаций, используя свой потенциал. Тем не менее, мы все же надеемся на то, что деятельность этих международных организаций принесет результат. И мы уже видим, например, участие Путина на юбилейном заседании Генеральной Ассамблеи и отношение к нему лидеров практически всех стран. Так же будет и в ОБСЕ.

– В завершении нашего разговора: что делать людям на территории оккупированного полуострова, если их права нарушаются?

Эскендер Бариев: В первую очередь, им нужно сообщать об этом нам на Фейсбук, сообщать во все правозащитные организации или хотя бы тем людям, которые имеют контакт с правозащитными организациями. Далее мы уже сможем помочь, как правильно заполнить анкету и связать потерпевшего с адвокатами и юристами, которые на профессиональной основе смогут обеспечить сбор информации для того, чтобы подать иск. Все делается абсолютно бесплатно.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG