Доступность ссылки

Крым-2015 как практическое воплощение антиутопии «Москва-2042»


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Возможность развития стран по пути общественного маразма давно волновала человечество. Люди, кажется, понимали, что, если «город Солнца» Томаззо Кампанеллы создать невозможно, то есть реальная опасность воплощения полной его противоположности. Об этом предупреждали Евгений Замятин в «Мы» в 1920 году, Олдос Хаксли в «О дивный новый мир» в 1932-ом, Рэй Бредбери в «451 градус по Фаренгейту» в 1953-м, Джордж Оруэлл в «1984» в 1949-ом, и, наконец, в 1986-ом году Владимир Войнович в наиболее реалистичной антиутопии «Москва-2042». В ней писатель показал, до какого маразма может дойти неограниченная законами и совестью тоталитарная власть. Долгое время «Москва-2042» считался романом-фантазией, казалось, что ТАКОЕ сбыться не может. Сегодня этого уже сказать нельзя. Антиутопия Владимира Войновича сбылась в Крыму в последние полтора года. И параллели «Москва-2042» и Крым-2015 настолько прозрачны и реалистичны, что поражает, насколько тонко писатель еще в 1986 году смог предвосхитить будущее России, а оказалось, что и Крыма также.

Именно в Крыму сейчас говорят на новоязе, на полуострове наиболее полно воплотились лозунги антиутопий «Война – это мир», «Свобода – это рабство», «Незнание – сила» и «Вторичное – первично, первичное – вторично!». Здесь своя извращенная логика, своя до предела натуралистическая философия, свое, временами совершенно дикое, мировосприятие, свое измерение человека, присущее еще обществу каменного века.

Владимира Войновича можно считать крымчанином. Писатель родился он в 1932 году в Сталинабаде (ныне – Душанбе, Таджикистан). Его отец, Николай Войнович, был журналистом, ответственным секретарем республиканской газеты «Коммунист Таджикистана». Летом 1936 года он был арестован по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. В мае 1941 года освободился. После войны семья Войновича часто меняла местожительство: жили в Крыму, в Ставропольском крае, в Куйбышевской области, в Вологодской области, в Запорожье. Во время проживания в Керчи Владимир Войнович закончил вечернюю школу. Работал пастухом, столяром, плотником, слесарем, авиамехаником, инструктором сельского райисполкома. Потом уже семья переехала в Москву.

Творчество Войновича нет нужды представлять, особенно роман-антиутопия «Москва-2042» – он широко известен. Он, как и первые части романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» (1969-1975, 1979), «Путем взаимной переписки» (1973), «Иванькиада» (1976), «Шапка» (1987), «Антисоветский Советский Союз» (1991), написан в Германии и впервые опубликован за границей. В отличие от самого романа, на его параллели с Крымом-2015 еще мало кто обратил внимание, и об этом стоит говорить и писать.

Крым переселили «на другую планету»

Человеку, который приезжает в Крым из свободного мира, практически все в диковинку. Здесь свой язык

Человеку, который приезжает в Крым из свободного мира, практически все в диковинку. Здесь свой язык. Например, если раньше это был город Симферополь, то сегодня в газетах и докладах его не называют иначе как «муниципальное образование городской округ Симферополь Республики Крым». Села в Крыму теперь называются «муниципальные образования сельского типа». Если раньше это были школа, театр, библиотека, то сегодня это «государственное бюджетное учреждение Республики Крым «Крымская республиканская универсальная библиотека имени И. Я. Франко», и чтобы не писать полностью пишут – ГБУ РК «КРУБ им. И. Я. Франко», и в текстах такие же сокращения – «КРО ВТОО «СХР», ГБУ РК «ЦИСТРМК в РК», а городские библиотеки теперь пишутся «библиотека-филиал № 4 ЦБСДВ МОГО Симферополь», что надо понимать как Центральная библиотечная система муниципального образования городской округ Симферополь». А вокруг не школы, театры, а сплошные ГБУ и МОГО. Разве они не вычитали эти абракадабры у «Москва-2042», где не школа, а «предкомоб» – то есть «предприятие коммунистического образования», не столовая, а «прекомпит» – «предприятие коммунистического питания», где не «туалет», а «кабесот», то есть «кабинет естественных отправлений», где комуняне, то есть москвичи, сдают «вторичный продукт», где есть даже ГЭОЛДОПИК – то есть государственный экспериментальный образцовый публичный дом, где «кто сдает продукт вторичный, тот сексуется отлично».

Как бы в отместку за пренебрежение удобством языка, крымский новояз пришел даже в виноделие: теперь в Крыму не «вино» – а всего лишь «винный напиток».

Как в «Москва-2042» на каждом шагу прославляется «августовская революция», так в Крыму уже полтора года говорят о «крымской весне» с таким пиететом, с каким в СССР раньше говорили о «главном событии ХХ века» – октябрьской революции.

В Крыму, как и в «Москве-2042», царит культ Гениалиссимуса

В Крыму, как и в «Москве-2042», царит культ Гениалиссимуса. Один человек, побывавший недавно в кабинетах крымского «совмина», рассказывал мне, что в каждом из них висит потрет Владимира Путина необычно большого размера, но этого мало – на других стенах огромные фотографии, где изображены хозяева кабинетов так или иначе рядом с Гениалиссимусом или на его фоне.

В «Москве-2042» везде царствует БЕЗО, так и в Крыму всем, даже ценами, средствами массовой информации, дорогами, сельским хозяйством, управляет прокуратура, следком и спецслужба.

Коммунизм крымского образца

В «Москве-2042», где, якобы, построен коммунизм, но особого образца, потребности комунян определяет не сам человек, а пятиугольники. Так и в Крыму потребности крычман, например, в медицинском обслуживании определены властью – они отпускаются только в пределах мизерной страховки. Общество разделено на «круг обычных потребностей» – пенсионеров и рабочих, врачей и учителей, интеллигентов, которым выплачивается зарплата, на которую и можно купить только «вторичный продукт», и круги «повышенных», «высших» и «внекатегорийных» потребностей – военных, сотрудников силовых органов и власти, как например, депутаты Севастопольского горсовета, положившие себе зарплату в 200 тысяч рублей.

В Крыму церковь, как и в «Москве-2042», максимально приближена к власти, такое впечатление, что митрополиту Лазарю и муфтию Аблаеву, как и отцу Звездонию у Войновича, уже присвоено звание «генералов религиозной службы».

Вслед за адаптацией к новоязу названий следует и полное изменение сущности общественных заведений. Как и в «Москве-2042» в школах ограничиваются изучением биографии «гениалиссимуса», так в крымских школах во главу угла поставлена задача не гражданского, а патриотического воспитания: в результате львиная доля учебного времени отдана русскому языку и фальсифицированной российской истории. Из учебного процесса изгнаны языки коренных народов Крыма, крымская школа игнорирует потребности ХХІ века в овладении интернетом и цифровыми технологиями, целые пласты интернет-источников закрыты не только для школьников, но и для крымчан вообще.

Вы можете фотографировать все, записывать любую музыку, и всем разрешается пользование фотоаппаратами, но запрещается, чтобы в них была фотопленка, а на магнитофонах нельзя пользоваться батарейками и кассетами

Как и в «Москве-2042» в Крыму царит полная свобода. Вы можете фотографировать все, записывать любую музыку, и всем разрешается пользование фотоаппаратами, но запрещается, чтобы в них была фотопленка, а на магнитофонах нельзя пользоваться батарейками и кассетами.

В Крыму царит полная свобода слова, но она явно списана с «Москва-2042» – все СМИ были поделены на свои и «вражеские», а местное телевидение, когда ни включи, – либо одно прославление «крымской весны», «героев крымской весны», грандиозных планов переустройства Крыма и рассказы о выделении баснословных денег, которых Крым не в состоянии освоить, либо «информационная война», где Крым «в кольце врагов». Приметно так, как у Войновича комуняне собираются смотреть видеопередачи на облаках, а власть устраивает им облавы, в Крыму запрещаются украинские издания, блокируются украинские сайты, изгоняются украинские журналисты.

В политике, в экономике, в эфире, в общественных отношениях – весь мир для Крыма, как и в «Москва-2042», разделен на «кольца враждебности». Первое – это внутренняя крымская оппозиция, Меджлис, политические украинцы, агенты Киева. Второе «кольцо враждебности» – Украина, Порошенко, «Правый сектор», «отщепенцы крымско-татарского народа», «бесчинствующие формирования», «безумцы», «сплошная вакханалия» – так о них говорится в недавно опубликованном официальном «заявлении» «президиума «госсовета республики Крым» (см. «Крымские известия», № 188, 7 октября 2015).

«Крымские известия», видимо, как и газета «Правда» в «Москве-2042» скоро должны печататься на рулонах туалетной бумаги

«Крымские известия», видимо, как и газета «Правда» в «Москве-2042» скоро должны печататься на рулонах туалетной бумаги, поскольку содержание ее материалов соответствует описанному Войновичем. По словам крымских журналистов-пропагандистов, на полуострове «стабильная мирная жизнь», «устойчивое развитие российского Крыма», все проблемы прозорливо предусмотрены «героями крымской весны» и героически ими же преодолеваются, все крымчане счастливы и смеются. Поистине, «Разруха – это развитие», «Война – это мир», «Ложь – это правда».

Третье «кольцо враждебности» – США, НАТО, ООН, Обама, Евросоюз, Меркель, и другие политики, не признавшие незаконной аннексии Крыма.

Как и «пятиугольник» у Войновича, так и «экспертный совет», «общественная палата», филиалы РИСИ в Крыму предоставляют анализы общественно-политических процессов, в которых причина и следствие теряют свои сущности и меняются местами. Поистине, «вторичное – первично!» Так, аннексия полуострова представляется как результат якобы планировавшегося захвата военной базы в Севастополе флотом США, как реакция на несуществующую угрозу войны со стороны Украины, интервенция батальона Гиркина в Славянск и на Донбасс, как реакция на необходимость «защиты соотечественников».

Такое впечатление, что в Кремле и в Симферополе в каждом кабинете власти в качестве настольной книги или даже вместо конституции используется «Москва-2042» Владимира Войновича. Чиновники читают ее, копируют ее институты, приемы управления, отношения, и принимают это за образец. Не удивительно, ведь «вторичное – первично!».

Дмитрий Колос, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG