Доступность ссылки

Крымское «неохолопство»


©Shutterstock

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Сторонники жестких мер в отношении оккупированного Крыма полагают, что продовольственная блокада может дестабилизировать ситуацию в захваченном регионе и понудить жителей к социальным протестам. Неспособность Москвы обеспечить полуостров доступными продуктами, заоблачные цены на товары в купе с нищенскими крымскими зарплатами могут быть стимулом к бунту, но это только в теории. «Лишь бы не было войны» и «Нужно потерпеть» – пока еще остаются главными лозунгами «Крымнаша».

С другой стороны, это не значит, что блокировать оккупированную территорию бессмысленно. Во-первых, такие действия имеют практическое значение, содержание оккупированной территории должно стать непосильной ношей для агрессора. Во-вторых, украинцы демонстрируют цивилизованному миру, что они никогда не смирятся с захватом своей территории. Блокада жестко бьет по российскому имперскому самолюбию: «ядерная держава», но накормить население, вернувшееся в «родную гавань», не в состоянии.

Большая часть нынешних «крымнашистов» оказались лишь пассивными созерцателями оккупации, а явку на «референдум» нарисовали подчиненные «иллюзиониста» Чурова

Большая часть нынешних «крымнашистов» оказались лишь пассивными созерцателями оккупации, а явку на «референдум» нарисовали подчиненные «иллюзиониста» Чурова. Завезенные из России «политические туристы», так называемые казаки, криминалитет, изображали перед камерами российского ТВ ликующих «уже-россиян». Мнения самих крымчан, на самом деле, никто и не спрашивал. На истории аннексии украинского Крыма лежит тень молчаливого большинства.

Мы не намерены упрекать абсолютно всех крымчан в рабском самосознании, но нужно признавать факты такими, какие они есть. СССР потратил 70 лет на создание «новой общности» – советского народа. Распад страны не дал довести дело до конца, но именно в Крыму коммунисты добились самых больших успехов, создав из деморализованного и денационализированного контингента армию «совков» и моральных холопов. Шаблоны «совкового» мышления, как показала практика, способны передаваться даже тем, кто родился уже в конце 80-х годов, когда коммунистическая система доживала последние дни. Разделение властей, независимые суды, свобода слова, институты гражданского общества и прочие атрибуты современной демократии вызывают у них в лучшем случае тихое отторжение.

Они ментально не смогли принять украинский Майдан. И дело не в «правосеках» и «фашистах». Крымские «совки» морально не понимали, как свободные граждане смогли силой отстранить от власти зажравшегося «хозяина». Ведь без «сильной руки», «царя-батюшки» никак нельзя. Аннексия стала для них переходом от «нерадивого хозяина» к более «солидному», чем крымские «совки» на первых порах чрезвычайно гордились. Но эйфория длилась недолго.

Около года «крымнашисты» находятся в состоянии мощнейшей фрустрации

Около года «крымнашисты» находятся в состоянии мощнейшей фрустрации. С одной стороны, считают себя гражданами «великой страны», но при этом совершенно не готовы терпеть лишения ради «вставания с колен». Ведь в Россию они шли не ради русского языка, восстановления империи или защиты от мифических «укрофашистов». Расчет был утилитарным: пресловутые российские пенсии и зарплаты, которые при проверке казались не такими «вкусными». Крымские (особенно это заметно в Севастополе) форумы переполнены жалобными стенаниями обывателей, недовольных зарплатами, бюрократией, коррупцией, бездарностью и хамством местечкового начальства. Простите за грубость, но крымские «шариковы» напоминают проститутку из анекдота, с которой расплатились фальшивыми долларами.

Продовольственная блокада со стороны Украины только усилила фрустрацию. Эмоциональное состояние «ватников» поразительным образом напоминает поведение обреченного пациента, мастерски описанное известным клиническим психологом Элизабет Кюблер-Росс. Первая стадия – отрицание: «Блокады не будет!». Вторая – гнев: «Нас хотят заморить голодом!». Третья – торг: «Кому еще нужны ваши товары, кроме нас?». Четвертая – депрессия: «Все равно Россия – великая страна!». Пятая стадия – принятие, но до нее дело пока не дошло.

Протестный потенциал крымских люмпенов крайне низок. «Крымнашисты» провели «русскую весну», сидя на диване, обсуждая «бандеровцев» и «майданщиков» в социальных сетях. Теперь они втихаря радуются, что сохранили украинский паспорт, и посмеиваются над теми, кто прошлой весной в патриотическом экстазе сжег украинские документы. Даже самый наивный «ватник» понимает, что российский «аусвайс» нельзя назвать полноценным документом.

Оставаясь бытовыми украинофобами, они продолжают ездить на территорию материковой Украины для оформления документов, покупки недвижимости и товаров

Оставаясь бытовыми украинофобами, они продолжают ездить на территорию материковой Украины для оформления документов, покупки недвижимости и товаров. Родители пристраивают детей в украинские вузы, понимая, что на оккупированной территории их ребенок не сможет получить нормальное высшее образование и легальный диплом.

«Ватники», не вставая с дивана, оказались в России, но полноценными россиянами так и не стали. И не станут. Между «крымскими россиянами» и остальными жителями России уже пролегла тень разочарования и непонимания. Севастопольские журналисты, побывавшие на прошлогодней большой пресс-конференции Владимира Путина, вернулись обратно в скверном настроении. В социальных сетях и блогах они рассказывали, как московские коллеги в личном общении ставили под сомнение истинность крымского «патриотизма». «Уж не за длинным ли рублем вы, крымчане, к нам приперлись?», – такой вопрос висел в воздухе.

Нынешние крымские «верхи» – зеркальное отображение деморализованных низов, живущих сегодняшним днем. В оккупированном Крыму нет полноценного политического класса. Нынешняя «элита» полуострова – криминалитет и приспособленцы, которые еще вчера бегали за наградами от украинского государства. Когда они почувствуют, что кремлевский «хозяин» теряет авторитет, а российский бюджет уже не в состоянии удовлетворить их аппетиты, начнут судорожно искать возможности для торга с украинскими властями.

В Москве почти все, кроме «хозяина», давно поняли, что США и ЕС от России не отстанут, даже если она официально капитулирует на Донбассе

Они в полной растерянности, ведь весной прошлого года российские эмиссары увещевали их радужными перспективами: «Украина развалится», «санкций не будет», «Запад нас боится», «Крым нам спишут». Не испугались и ничего не списали. Напротив, цена предательства растет с каждым днем. В Москве почти все, кроме «хозяина», давно поняли, что США и ЕС от России не отстанут, даже если она официально капитулирует на Донбассе. Требования вернуть Крым раздаются из Вашингтона и Брюсселя почти каждый день. Даже китайские «партнеры» России чутко уловили тенденцию. Лже-премьера Крыма Сергея Аксенова демонстративно не пустили на экономический форум в Пекине, так как он находится в санкционных списках. Крупные торговые площадки Поднебесной отказываются работать с оккупированной территорией, несмотря на то, что Пекин официально не вводил ограничений по Крыму.

Какое значение это имеет для украинского государства? В стратегической перспективе пассивность и деморализованность «Крымнаша» выгодна Украине. Путинский режим сам себя загоняет в могилу. И когда система начнет сыпаться полностью, никто из «Крымнашей» не выйдет спасать свое «отечество». Повторится ситуация 1991 года, когда десятки тысяч крымских членов КПСС молча наблюдали за крахом государства и партии.

Андрей Заремба, крымский политической обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG